Michael Jackson: 2 года спустя... • Просмотр темы - Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"

Майкл Джексон не только в Вашем сердце оставил след. Его помнят и любят миллионы на Земле. Наш форум лишь крошечное звено в бесконечной цепи информации о нем. Мы приглашаем Вас принять участие в обсуждениях. Добро пожаловать!

Текущее время: 17 июл 2019 00:39

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:57 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 30

"Я счастлив, что у меня большая семья, это так здорово. Очень многие выросли
единственным ребенком в семье. Я думаю, что брат и сестра - это дар божий.
Действительно так считаю. Я их всех очень люблю", - говорил Майкл о своих близких.
Наконец турне Bad было почти окончено; 4,5 миллиона человек в последние полтора
года заплатили за то, чтобы увидеть выступление Джексона. Его последним пунктом за
границей в декабре была Япония, где он дал девять концертов, билеты на них были
полностью распроданы. У него был месяц отдыха до последнего концерта в Лос-
Анджелесе.
"Мы сейчас даем Майклу свободу, - сказал Джермен, пока брат был в пути. - Но когда
он закончит гастроли, нападем на него все вместе - с любовью". Однако после
возвращения Джексона в Соединенные Штаты никто из семьи не мог найти его. Он был
измучен и не разговаривал ни с кем. "Они думают, он осторожничает, ускользает и все
такое, - делится наблюдениями его гитарист Дэвид Уильяме. - Нет. Он просто жутко
испуган и устал от людей, которые докучают ему".
Семья прослышала, что Марлон Брандо, близкий друг Майкла, приехал к нему в гости.
Ему принадлежал остров Те-тиароа на Таити, и он пытался убедить Джексона, у которого
его сын Мико работал охранником, приобрести такой же. "Я был на всех обедах с Брандо,
ничего сотрясающего землю не обсуждалось, - утверждал Фрэнк Дилео. - Они
говорили о жизни, о том, как делают кино. Брандо приглашал нас три или четыре раза к
себе на остров. Мы намеревались поехать со Скорсезе и Де Ниро, но так и не собрались".
Сейчас Майкл прятался. Он устал и переживал, что два его последних сингла, Another
Part of Me и Smooth Criminal не стали хитами номер один. У него было уже пять хитов из
альбома Bad, но этого было мало. Джексон хотел, чтобы каждая запись становилась
хитом. Было продано 17 миллионов экземпляров Bad, неплохая цифра, но ей было далеко
до Thriller: 40 миллионов. Было очевидно, Майкл не побьет свой собственный рекорд
продаж, и это угнетало его.
Выйдя первый раз на улицу, он замаскировался - отправился в аптеку в Вествуде в
большом африканском парике и темных очках. Менеджер на вопрос, узнал ли он Майкла
в таком виде, ответил: "Когда увидел его нос и подбородок". Писателям Джону Николсу
и Лэнсу, известным как "дети Голливуда", владелец магазина сказал, что тот купил
"ручной электровибратор".
Что же значили эти переодевания Майкла? Часто он выходил без грима, и
столпотворения не было. Похоже, гримировался, когда хотел привлечь внимание. Все его
наряды такие нелепые, что он добивался требуемого результата. Иногда, однако, все шло
не так, как задумывалось. Однажды Джексон отправился в ювелирный магазин в Сими-
вэллей, Калифорния, в парике под бейсболкой, с поддельными усами и фальшивыми
зубами. Он поправлял усы, смотрясь в зеркало. Охранник попросил подозрительную
личность выйти из магазина и потребовал объяснений о фальшивых усах. "Мне
приходится... Я в гриме... Я Майкл Джексон", - был ответ. Когда охранник настоял,
чтобы грим был снят, он послушался. К этому времени прибыли три патрульных
машины, собралась толпа. Все хотели получить автограф, и никто из них не догадывался,
что цель достигнута - внимание привлечено.
Однажды такой интерес привел его в тюрьму. Майкл вел свой "Роллс-Ройс", будучи в
гриме. Его остановила полиция, которая заподозрила угон машины. Даже сейчас
некоторые полицейские офицеры особенно пристрастны, когда за рулем чорогих машин
черный. У Джексона с собой не было прав. Хуже того, у него с собой была неоплаченная
квитанция за штраф. Полицейский не поверил, что это действительно он, лаже когда тот
снял грим. Артист оказался в тюрьме Ван Пайс. Билл Брэй освободил его под залог.
Заставила Майкла перестать прятаться в январе 1989 г. его сестра ЛаТойя. Ему было 30,
последние 20 лет он был озабочен тем, как публика воспринимала его и его семью. В тот
самый день, когда Берри Горди и Дайана Росс научили его лгать, называя свой возраст,
Майкл понял значение паблик рилэйшнз. Он всегда помогал поддерживать образ единой
дружной семьи Джексонов и даже участвовал в турне Victory вместе с братьями, хотя на
самом деле не хотел этого. Теперь ЛаТойя грозила разрушить заботливо выстроенный
образ дружной семьи своим участием в "Плейбое" (Playboy).
Съемки для этого журнала были кульминацией в цепи событий, которые разорвали ее
отношения с семьей. ЛаТойя была травмирована, ее альбомы плохо продавались. "Я хочу
платиновый альбом", - жаловалась она. Отец понимал, что у нее ограниченные
вокальные данные и с этим многого не достигнуть. Он попытался убедить ее стать
моделью, но такая работа ей не нравилась, хотя она была красивой девушкой, особенно
после пластических операций. Как и у Майкла, у нее было несколько пластических
операций - ей тоже не давал покоя собственный нос, хотя она всячески отрицала это.
"Не знаю, кого она хочет одурачить", - смеялся Марлон.
Когда ЛаТойя решила, что Джозеф больше не будет ее менеджером, она последовала
примеру Майкла и других братьев. Забросала его письмами от своего поверенного, хотя
жила с ним в одном доме. Отец игнорировал их, и тогда она решила вступить с ним в
открытую конфронтацию.
Когда ЛаТойя попросила Кэтрин о помощи, мать сказала: "Послушай, я не хочу
вмешиваться в это. Это ваше с отцом дело", - повернулась и пошла наверх в спальню.
Надеясь успокоить ЛаТойю и уговорить ее остаться дома, родители наняли человека со
стороны, Джека Гордона, чтобы он стал ее менеджером под началом Джозефа. Они
надеялись, что так она не будет чувствовать себя как в капкане у отца. Гордон сидел в
тюрьме за попытку взяточничества, имел отношение к сделкам в преступном мире и, как
утверждают, четыре года держал бордель в Неваде. Он стал для дочери Джексонов чем-то
большим, чем помощник по бизнесу. Никто в семье не знал, что происходит, а они
вдвоем обдумывали способ, как освободить ЛаТойю от старших Джексонов.
"Гордон угрожал моей жизни, - утверждал Джером Говард, - когда я спросил его о
крупных расходах, которые парочка делала за счет Джозефа. Этот человек опасен. Но
ЛаТойя считала, ей следует бояться отца. "Ты знаешь его? - спросила она меня однажды.
- Нет, ты его не знаешь. Ты не знаешь, какой он, Джером. Ты не знаешь, через что мне
пришлось пройти".
В марте 1988 года - через три дня после того, как Майкл выехал из дома в Энсино, -
32-летняя ЛаТойя улетела с Гордоном, которому в это время было около 45. Она взяла
только 2 чемодана, оставила свой "Мерседес" на дороге и с тех пор не возвращалась
домой.
Семья обвинила Гордона. Джозеф не скрывал, насколько семья презирала его. Чувства
были взаимными. "Я люблю его, как яд", - признавался Джек.
Кэтрин, услышав, что дочь планирует сняться обнаженной для журнала Хью Хефнера, не
могла в это поверить. Как и все, кто знал ее. "Она всегда была пуританкой, - отмечал
давний друг Джойс Маккрей. - Всегда носила длинные платья и свитера с высоким
горлом. Никто и никогда не видел ее тела. Она была очень скромной".
"Я обычно всегда скрывала свое тело с головы до пят, - заявила ЛаТойя Playboy. - Я
думаю, моя застенчивость возникла от того, в каких условиях я росла - в изоляции, при
строгом отце".
Кэтрин позвонила дочери и спросила, правда ли это. "Ты действительно позируешь для
разворота журнала? Пожалуиста скажи мне, что это неправда", - умоляла она. "Мама, -
сказала дочь - где ты такое услышала? Конечно, это неправда". Позднее она объяснит,
почему солгала. "Мать спросила меня позировала ли я для Playboy, но очень конкретно:
"Позировала ли я для разворота?" Я ответила "нет", потому что это и было правдой. Я
действительно позировала, но не для разворота".
Кэтрин позвонила Майклу и со вздохом облегчения сказала, что слухи о ЛаТойе и
журнале - ложь. Но он уже слышал обратное и решил взять дело в свои руки. Сделав
несколько звонков и узнав о встрече в особняке Хью Хефнера, посвященной публикации
снимков, брат поехал и под предлогом, что хочет увидеть животных хозяина, решил все
выведать В доме он сразу обратил внимание на группу мужчин, сидящих вокруг стола и
нервно запихивающих фотографии в свои портфели. Майкл встретился с Хефнером,
который пообещал прислать ему снимки с курьером на неделе, "после того как они будут
окончательно готовы".
Когда Майкл получил фотографии, он испытал сильнейший в своей жизни шок. "Я не
могу поверить, что это моя сестра - сказал он человеку, который до сих пор работает с
ним - Это рушит имидж семьи. Все. Ничего не осталось". Сотрудник Майкла вспоминает:
"Увидев эти фотографии он беспокоился только о матери и ее гипертонии. "Боюсь, когда
она увидит их, у нее будет инфаркт, - сказал он мне - Я не собираюсь даже говорить ей,
что у меня они есть. Я надеюсь, они, по крайней мере, заретушируют кое-что".
Майкл позвонил ЛаТойе, надеясь получить от нее копии окончательного варианта
журнала. По ее словам, он сказал, будто фотографии восхитительны, что непохоже на
правду. Потом попросил выслать ему окончательный вариант однодневной почтой
"Федекс". Она отказалась. Через месяц вышел журнал.
Когда в семье впервые увидели 11 снимков, все были изумлены. Неужели это
действительно ЛаТойя, позирующая обнаженной с 60-фунтовым удавом боа-
констриктором между ног? "Боа не опасны, если они не голодны", - говорилось в
сопроводительном тексте.
После шока - стыд и смущение. Кэтрин и Морин заявили, что они унижены; сестра
сказала, что страшится выходить из дома, боясь, что кто-нибудь спросит ее об
обнаженной сестре. "Все были задеты, даже внуки", - сказала она. Для родителей видеть
свою дочь обнаженной в Playboy было сущим мучением. Один из их друзей уверял, что
они не покидали дом целый месяц не потому, что боялись расспросов, а из-за сердечных
приступов, причиной которых было сделанное дочерью. Они были уверены, что Джек
Гордон убедил ее позировать для журнала, уверяя, что это хороший толчок для карьеры.
Майкл был зол на сестру, но не по тем причинам, которые предполагало большинство
окружающих. Конечно, ему не понравились фотографии - он признался одному из
друзей, что это смахивало на порнографию, но он достаточно широко мыслил, чтобы
порицать право сестры выразить себя, если она считает это нужным для своего будущего.
Он-то уж выразил себя достаточно, чтобы знать, что такое шоу-бизнес.
Джина Спраг, бывшая сотрудница Джозефа, как-то сказала: "Майкл знал, что ЛаТойе
ничего другого не остается, она не на многое способна. Она не певица, и все члены семьи
это знают, но красивая девушка и должна использовать это преимущество. Это была моя
идея, которую я ей подала, когда работала с ее отцом".
Причиной ярости Майкла было утверждение сестры, что он одобрил фотографии и был
рад, что она их сделала. Это было неправдой. "Услышав, что ЛаТойя заявила по
телевидению, что он был единственным из семьи, кто поддержал ее, брат'взорвался, -
говорит Стивен Харрис, бывший сотрудник. - Майкл позвонил матери, они долго и
мучительно обсуждали это. "Как я могу говорить с ней о чем-то, если она переворачивает
мои слова в собственных целях?" - спрашивал он. Было решено, что лучше всего, если
Майкл больше не будет разговаривать с ЛаТойей вообще. Так и было. Он сменил номер
телефона и не дал ей новый. Не сообщил ей его никто из семьи. Майкл всем объявил, что
не хочет разговаривать со своей сестрой".
Стало известно, что ЛаТойя получила больше одного миллиона долларов за работу для
Playboy. Но она сказала одному журналисту, что делала это не для денег, а "как
возможность показать миру, что женщины не должны стыдиться своего тела".
С журналистом Фрэнком Свертлоу, ведущим раздел о Голливуде, она была более
честной: "Это способ дать моей семье понять, что я личность и хочу быть независимой.
Очень трулно жить в большой семье, когда тебя контролируют всю жизнь."
Неожиданно, к досаде семьи Джексонов, большая грудь ЛаТойи привлекла внимание.
Было много рассуждении о том, делала ли она имплантацию. На шоу "Арсенио-Холл"
Мадонна заявила, что та делала хирургическую операцию. "Я знаю, мне говорили", -
сказала она, добавив, что это совершенно очевидно, потому что ее бюст вырос "за
неделю".
ЛаТойя вела себя так, будто ее оскорбили. Однако она и Джек Гордон были достаточно
осведомлены в делах прессы, чтобы понимать, что трудно было добиться лучшей
рекламы, чем "вражда" с Мадонной.
"Мадонна - одна из тех, кому действительно пришлось челать пластическую операцию, -
сказала ЛаТойя. - Это был ее единственный шанс хоть немного напоминать женщину. Я
видела ее фото, где она показывает свою новую грудь. Должна вам сказать, что она все
равно хуже моей".
Джек Гордон предложил "Арсенио-Холлу" вечер с Ла-Тойей чтобы ведущий ток-шоу мог
сам убедиться что ее грудь настоящая. Похоже было, что ЛаТойя и Джек Гордон ни перед
чем не остановятся, чтобы их имена продолжали оставаться на слуху.
Майкл проинструктировал своих служащих никогда не упоминать фото ЛаТойи в Playboy
в его присутствии. "Я не хочу слышать больше ни одного слова о бюсте моей сестры -
сказал он. - Я просто хочу все это забыть".
Заключительные концерты его турне Bad прошли в январе 1989 года в Лос-Анджелесе на
Спортивной арене. Дайана Росс Элизабет Тэйлор, Дион Уорвик и многие другие
знаменитости посетили концерты, были там Кэтрин и Джанет. Майкл посвятил попурри
из его хитов времен Motown Берри Горди сидевшему с Диан Кэрролл и Сюзанн де Пасс.
Майкл дал 123 концерта в пятнадцати странах на четырех континентах во время турне,
начавшегося в сентябре 1987 года Еженедельные затраты на шоу составляли от пятисот до
шестисот пятидесяти тысяч долларов. К концу турне чистая прибыль в кассе составляла
125 миллионов долларов.
Майкл сказал одному из служащих, что хотел бы быть более эмоциональным во время
выступления на Спортивной арене, но так устал, что уже не мог.
"Я не говорю, что он не собирается больше выступать вживую, - говорил Фрэнк Дилео
писателю Полу Грейну перед шоу, разъясняя свое предыдущее заявление, что Майкл
хочет оставить сцену. - Он может давать концерты тут и там, но я не думаю, что он еще
когда-нибудь предпримет турне, подобное этому, с двенадцатью грузовиками и ста
тридцатью семью сотрудниками. Это был очень трудный тур. Два часа шоу после восьми
часов непрерывной работы. Это очень изматывает. Майкл получил самую большую
прибыль и выступал для самого большого количества людей в истории. Что мы можем
сделать в следующий раз? Играть два года? Это убьет меня!"
Дилео сказал, что у Майкла "горы и горы сценариев и предложений", которые нужно
начинать рассматривать, сейчас основное внимание будет уделяться рассмотрению
кинопроектов.
"Сейчас, когда Майкл закончил турне, Кеннет Чой хотел начать тратить деньги на то,
чтобы получить его подпись на контракте с Муном. Я получал отовсюду факсы: "Нам
нужен Майкл, мы должны получить Майкла, как мы получим Майкла?" - говорил
Джером Говард. - Наконец, в отчаянии, корейцы подали идею вознаграждения".
В феврале 1989 года "за голову" Майкла была объявлена премия в миллион долларов.
"Любой - член семьи, сотрудник, - кто поможет получить подпись Майкла Джексона
на контракте, получит миллион баксов, - добавил Джером Говард. - Эти деньги
прямиком шли от муновцев. Так что теперь каждый хотел убедить Майкла".
Хотя Майкл не привлекал к себе внимания, он вызывал недовольство Джозефа вещами,
не относящимися к сделке с корейцами. Джером Говард вспоминает: "Отец был
оскорблен тем, что Майкл послал своих охранников в дом забрать вещи и разные
сувениры. Сын выяснил, что его отец собирается создать в Лас-Вегасе музей семьи
Джексонов, и не хотел, чтобы хоть одна его вещь эксплуатировалась им. Вместо этого он
хотел устроить собственный музей в Лас-Вегасе со Стивом Винном (владельцем "Мираж-
отеля"). Он забирал вещи из дома для этого. Джозеф бесился".
По словам Говарда, Кэтрин сказала ему, что застала Майкла дома и позвонила сыну.
Когда она пыталась мягко объяснить планы семьи насчет Кореи, муж потерял терпение и
вырвал трубку у нее из рук. "Майкл, а теперь послушай, - заявил он. - Ты говорил, что
хочешь, чтобы мы опять стали семьей. Сейчас я договорился с этими корейскими
богачами, им нужна эта большая сделка, и я хочу, чтобы ты принял в этом участие,
Майкл, потому что мы получим много денег, и нам нужны эти деньги, и ты знаешь, что
нужны, и..."
"Джозеф, верни трубку маме", - ответил Майкл. Он повторил Кэтрин, что они могут
забыть эту идею, потому что он и думать не хочет еще об одной семейной затее, особенно
если командует отец. Он напомнил о 1985 годе, когда тот подключил голливудского
продюсера, чтобы создать фильм на основе песни Beat It с Майклом в главной роли, а тот
ничего об этом не знал. Позже ему пришлось отмежевываться от всего связанного с этим
предприятием, что было очень неудобно. "Он всегда старается вовлечь меня в
совместные проекты, а я не собираюсь в них участвовать, -сказал Майкл. Он больше не
хотел путешествовать с братьями. - Все кончено".
"И я действительно имею это в виду, - заключил он. - Забудь об этом, Кэт (Майкл
часто называл мать Кэт). Я не буду этого делать и прошу тебя просто бросить это.
Понимаешь?"
"Самое распространенное заблуждение - будто Майкл - тряпка, мягкий и можно
заставить его делать, что угодно. Но это не так, - считает давний друг семьи Джойс
Маккрей. - Он делает то, что хочет, и он не слабак. Может быть так настойчив, как это
нужно. Некоторые относятся к работе с ним, словно они встретятся с травинкой, на самом
деле они сталкиваются с кирпичной стеной".
Мнение Джанет схоже с этим: "То, что ты не ведешь себя громогласно, не означает, что
ты не контролируешь свою жизнь. Майк самый стеснительный из нас всех, но не думаю,
что когда-либо видела кого-то, кто жестче отвечал за свою жизнь".
В феврале 1989 года Джозеф и Кэтрин объявили Говарду, что не могут позволить себе
платить ему жалованье - он получал от трех до четырех с половиной тысяч долларов в
месяц, хотя договаривались на десять. Его заинтересованность в выполнении условий
сделки с корейцами, чтобы принести доход семье - и себе, возросла, и он решил
обратиться к Фрэнку Дилео, который, по его мнению, мог содействовать сотрудничеству
с Майклом. К сожалению, никто в семье не знал, как найти Дилео. Родители никогда не
стремились встретиться с ним, они боялись, что, вернувшись к Майклу, он исказит
сказанное на встрече. Поскольку они предпочитали делать вид, что Фрэнка не существует
в жизни их сына, то и не знали, где его можно найти.
Джерому Говарду пришлось заплатить служащему Фрэнка две тысячи долларов, чтобы
тот познакомил их. Дилео, как выяснилось, был в Центре для похудания при
университете Дьюк в Северной Каролине. Была назначена его встреча с Кеннетом Чоем в
номере отеля неподалеку. Он пообещал, учитывая, что любимая мама Майкла была
вовлечена в этот план, еще раз поговорить с ним на эту тему. В этот момент Чой открыл
кейс, достал два чека на полмиллиона долларов каждый и подал Дилео: "Они ваши -
миллион долларов".
Фрэнк рассмеялся: "Я не могу взять миллион баксов от вас. Вы что, сумасшедший? Я не
могу гарантировать, что Майкл будет что-нибудь делать для вас. Он умный человек, сам
все решает. Никто не говорит ему, делать что-то или не делать. Понимаете?"
Кеннет Чой подтверждает это: "Да, я предложил Фрэнку деньги, но он не взял их. Это
мне понравилось. Он сказал, что если Майкл поедет в Корею, тогда, может быть, возьмет
немного денег как награду".
"Фрэнк Дилео мог иметь миллион баксов в тот день, но не принял их, - говорит Джером
Говард. - Он мог хорошо заработать - не получить подпись Майкла, и потом всю жизнь
в суде можно было доказывать, что он должен вернуть деньги, если вообще должен. Но
он человек чести. Позже Фрэнк сказал мне, что ненавязчиво поговорил с Майклом о
Корее. Он сказал: "Никогда нельзя прямо просить его о чем-то, как сделал Джозеф по
телефону. Нужно убедить, что он сам это решил".
Фрэнк Дилео, очевидно, обсуждал ситуацию с Майклом но телефону. Это был просто
бизнес, сказал он, и "все было превосходно".
Через три дня его уволили.
Ли Солтерс опубликовал краткое сообщение, что "Майкл Джексон и Фрэнк Дилео
объявили, что расстаются дружески". Джексон сказал: "Я благодарю Фрэнка за его работу
в моих интересах за последние несколько лет". У Дилео комментариев не было. Многие
журналисты были удивлены такой неожиданной отставкой.
На следующий день после увольнения Фрэнк позвонил Кеннету Чою в Сан-Франциско:
"Я просто хотел сказать, что мы с Майклом расстались". - "Как? Что это значит? -
спросил Чой. - Я не понимаю". - "Мальчик уволил меня. Со мной покончено. Капут".
- "А-а, - сказал Кеннет. - Это я понимаю".
Почему был уволен Фрэнк Дилео? Немедленно прошел слух в лагере Майкла, что Фрэнк,
которому был сорок один год, взял вознаграждение в миллион долларов, Джексон узнал
об этом и уволил его. На самом деле он не знал о существовании вознаграждения. Другие
говорят, что поскольку Майкл тогда был заинтересован в кино, то решил, что Фрэнк,
ветеран музыкальной индустрии, не может больше быть ему полезен. Это кажется
вероятным, но на самом деле у Дилео были связи в мире кино, новые он мог легко
завести как его менеджер.
На самом деле Майкл был обижен на Фрэнка по множеству причин. Он чувствовал, что
тот слишком пользуется феноменом Джексона. А сам артист, как Куинси Джонс, устал от
людей, которые пользовались тем, что он считал своей судьбой. Дилео давал интервью
прессе, расписывая то, что сделал для Майкла, которому неприятно было их читать.
"Фрэнк - не творческий человек, - пояснил он одному из сотрудников. - Давай
смотреть правде в лицо. Все идеи подаю я. Его идеи - дурацкие".
Майкл считал также, что Фрэнк стал слишком командовать в последние годы. Например,
когда турне Bad было в Питтсбурге, он, будучи уроженцем этого города, устроил
сборище, где мог бы представить его своим друзьям и родственникам. "Майкл, я
рассчитываю, что ты будешь ровно в восемь, понятно?"
"Кто он такой, чтобы мне так говорить? - удивился Майкл. - Я говорю ему, что
делать".
Майкл появился там, но на час позже.
Потом Фрэнк выговаривал ему: "Мне пришлось извиняться за тебя. Что с тобой? Как ты
мог так поступить со мной?"
Майкл кипел. Наконец Билл Брэй накричал на Фрэнка, чтобы он оставил его в покое. Это
была отвратительная сцена.
Пресса сообщила, что Майкл уволил Фрэнка, потому что тот запорол многомиллионную
сделку по выпуску семейного полуторачасового видео Moon walker, компиляцию из
разных клипов и музыкальной автобиографии. Одним из важнейших в нем был
новаторский видеоклип Майкла "Leave Me Alone", где он пародирует себя, показывая
место поклонения Элизабет Тэйлор, газетный заголовок "Майкл поверяет свои секреты
шимпанзе" и танцуя со скелетом Человека-Слона. В этом клипе он движется в
сюрреалистическом мире плавающих стульев, огромных клацающих зубов и бешено
сменяющих друг друга аттракционов. 6 месяцев 25 человек делали этот клип на 4 минуты
и 45 секунд.
Проект (включавший 8-минутное Smooth Criminal видео, 32-минутные игровые вставки
до и после песни, а также клипы Leave Me Alone и Speed Demon) стоил Джексону
примерно 27 миллионов долларов. "Moon walker" вышел в Японии для показов в
кинотеатрах, а не в США - из-за некоторых разногласий. Поговаривали, что за
решением не выпускать фильм стоял Фрэнк Дилео. Когда было объявлено, что не будет
сделки по показу фильма в стране, международные дистрибьюторы, которые купили
фильм, были возмущены, многие заграничные кинотеатры прекратили показы или
свернули рекламную кампанию. Это стоило Майклу многих миллионов долларов.
В конце концов, по словам Дилео, он вышел с многомиллионным предложением по
распространению фильма в США, кто-то из сотрудников Майкла сказал ему об этом. И
хотя он мог сердиться на то, как осуществлялось распространение картины, он не был
настолько зол на Фрэнка, чтобы уволить его за это.
Большинство помощников Майкла чувствовали, что он должен был возмутиться, что
Фрэнк позволил ему потратить 27 млн долларов на Moon walker. Как хороший менеджер,
Дилео должен был предотвратить трату такой суммы на фильм, бюджет которого не
превышал 5 млн. В конце концов прибыль составила примерно 30 млн долларов
благодаря смекалке Джона Бранка и упорству Уолтера Етникофф ("Си-би-эс Musical
Video Enterprises" распространяли пленку). Ни одно домашнее музыкальное видео даже
близко не принесло столько денег исполнителю. Но Майкл говорил, что чувствует себя
"бедным" и "долго, долго" не захочет больше тратить деньги на крупные проекты.
Что касается других проблем с Фрэнком, то Майкл начал испытывать отвращение к
своему бульварному образу который полагал он, Дилео продолжал пропагандировать.
Конечно истории про барокамеру и кости Человека-Слона были идеями самого
Джексона, а не Фрэнка, но когда они стали широко известны, публика начала
воспринимать его как Wacko-Jacko (так его называли в Европе).
Одна выдумка - "Майкл Джексон выгоняет 4 парней из турне после того, как они не
прошли тест на СПИД", - появившаяся в Star 2 августа 1988 г., особенно обеспокоила его.
В статье говорилось, что он уволил сотрудников, у которых оказалась положительная
ВИЧ-реакция. "Я действительно боюсь СПИДа, - якобы говорил Майкл. - Я думаю о том,
что сидел за ланчем с этими парнями, жал им руки и вообще много времени проводил с
ними".
В публикациях также отмечалось, что он повсюду возит с собой свою замороженную
кровь, и цитировались будто бы его слова: "Вы не знаете, когда вам может понадобиться
кровь, а единственная кровь, в которой я уверен, - это моя собственная".
Майкл расплачивался за идею возвести между собой и публикой плексигласовый щит от
микробов во время турне Victory в 1984 г. Теперь он понимал, что идея была абсурдной, и
отказался от нее, но она стала широко известна. Эта мысль пришла Майклу после
несчастного случая с огнем, когда он увлекся медициной, жадно читал медицинскую
литературу, любил читать и слушать про самые опасные заболевания, какое-то время был
одержим навязчивым интересом к хирургическим операциям. Даже видел их в
Медицинском центре университета Калифорнии. Доктора, друзья друзей, разрешили ему
смотреть из специальной кабины, но пациенты не знали об этом.
"Майклу действительно любопытны хирургические операции, - говорил один из его
бывших помощников. - Он торчит на них, может смотреть часами. Особенно любит
наблюдать за пластическими операциями, точно знаю. Я даже слышал, что он
присутствовал при операциях на головном мозге, но не уверен, правда ли это. Не
удивлюсь, если это так. Звучит вполне в духе Майкла".
Майкл интересовался медициной, но у него не было навязчивого страха перед СПИДом.
"Когда он прочел это сообщение, был очень расстроен, - вспоминал Майкл Такер, друг
семьи Джексонов. - К СПИДу он относился особенно болезненно. "Почему они пишут
обо мне? - сказал он. - Это вообще не я. Что, если люди поверят в это? Что они подумают
обо мне?" Он бушевал и хотел узнать, откуда поступило сообщение. Сейчас его имидж
был таков, что он никак не мог бороться с его бульварной интерпретацией".
Джойс Маккрей говорит: "Сенсационные сообщения о Майкле казались более
реальными. Все это рекламировалось и влияло на восприятие его образа. Стало трудно
отделить правду от лжи, реальное от фантастического, и не только для публики, но и для
него самого".
В бульварной прессе появилась еще одна небылица, якобы Майкл, будучи в Ирландии,
отказался поцеловать известного Блэрни Стоуна, боясь, что у него может быть СПИД.
Это также было неправдой, но Rolling Stone перепечатал сообщение.
"Если я обнаружу, что кто-то из моих сотрудников подбрасывает газетчикам эти обидные
истории, он будет уволен", _ пригрозил Майкл. Конечно, никто бы в этом не признался.
Более того, большинство этих басен были просто сфабрикованы журналистами.
Неизвестно, уволил ли Майкт Дилео потому, что хотел покончить со своим имиджем
"чокнутого" в прессе. (Однако правда, что после увольнения Фрэнка сенсационные
истории стали появляться гораздо реже.)
Помимо того что Майкл не считал его творческим человеком главной причиной отказа
ему от места было разочарование Джексона в том, что альбом Bad не пользовался таким
успехом, как Thriller. К этому времени было продано "только" 20 млн копий по всему
миру, 1/5 того, что он планировал. Копий Thriller в США было продано 25 млн; Bad -
только 6 млн.
"Майкл был подавлен, - сказал друг Фрэнка Дилео. -он всем сердцем желал второго
огромного, гигантского альбома И когда не получил того, что хотел, повел себя, как
капризный ребенок, следовали вспышки раздражительности, слезы. Он может быть очень
драматичным, когда захочет. Фрэнк никому не говорил этого, но я знаю, что этот ребенок
был у него на руках. Ему много приходилось с ним возиться".
"Но мы сделали все возможное, - сказал Фрэнк. - Мы сделали лучший альбом и лучшие
видео, на какие были способны. Нам нечего стыдиться".
Может это и так, но люди нашептывали Майклу, что Дилео должен был лучше выполнять
свою работу. Сомнения закрадывались постепенно. Он ожидал, что Bad станет самым
продаваемым альбомом всех времен, когда этого не случилось, обвинил во всем Фрэнка.
Ему нужно было обвинить кого-нибудь.
Рон Вайснер, менеджер Майкла в начале 80-х, отмечал. "Если что-то шло неправильно,
менеджер был плохим парнем. Если у артистов проблемы с карьерой, они не могут
обвинить публику, они обвиняют вас. Многие исполнители -мечтатели и абсолютно
нереалистичны. Тяжело быть рациональным с иррациональными людьми. Когда артисты
приходят в мой офис, я закрываю дверь и говорю: "Вот реальность. Все что происходит
снаружи, - это шоу-бизнес".
Поскольку Майкл отказался давать интервью, за него в СМИ говорил Фрэнк Дилео.
Многие знаменитости - Майкл не исключение - не любят, когда их представители сами
становятся известными. У Джексона очень уязвимое "эго". "Фрэнк становился слишком
популярным, на взгляд Майкла, - сказал его бывший помощник. - И он решил, что тот
должен уйти Затем стали пропадать деньги, и другие сотрудники начали обвинять Дилео.
Это было смехотворно. Он в жизни не взял ни гроша. Но Майкл начал верить в то, что
слышал, чтобы найти оправдание увольнению Фрэнка".
Возможно, Майкл считал, что у него есть причины для увольнения Фрэнка Дилео, но он
смалодушничал при этом. Он заставил Джона Бранка позвонить ему и сказать: "Джексон
больше не хочет с тобой работать".
- О'кей, отлично, - Фрэнк старался говорить беззаботно, хотя, как он признался позднее,
его сердце разрывалось. - Только заплатите мне, что положено, и я уйду.
- Ну, ты не сердишься? - давил Бранка.
- Какого черта, нет, - сказал Фрэнк. - Если он не хочет со мной работать, я не желаю
быть рядом с ним. Пока. - И повесил трубку. После этого он покинул центр для
похудания, "потому что я должен был найти работу. Я стал безработным".
Примерно через год Фрэнк скажет, что "не было никакого предупреждения. Разозлило ли
это меня? Да. То, как это было сделано, было оскорбительно для моей семьи. Над моими
детьми смеялись в школе. Это привлекло внимание к моей жене. Он подорвал мою веру в
людей. Я долго еще был недоверчив".
Майкл Джексон и Дилео были неразлучны 5 лет. "Я был с этим парнем каждый день, -
вспоминал Фрэнк. - Иногда мы мило беседовали, а порой он был как на другой
планете".
Фрэнку была отведена исключительная роль на обложке альбома Bad, где фото его и
Майкла озаглавили "еще одна великая команда". Майкл посвятил целую страницу в
богато изданном буклете о концертном турне фотографиям, где он снят с Фрэнком,
который часто говорил, что думает о Джексоне как о сыне и "он обращается ко мне, как
ко второму папе".
"Я был с ним близок как никто в его жизни", - сказал Дилео. Он даже давал ему советы
по поводу его пластических операций и говорил, что в молодости хотел иметь
раздвоенный подбородок, как у Кирка Дугласа. "Но хватит, - сказал Фрэнк однажды. -
Больше никаких операций".
Он чувствовал, что самое меньшее, что Джексон мог для него сделать, - это уволить его
лично. Для него Дилео был просто способным бизнесменом, который исчерпал себя.
Действительно, во многих отношениях Майкл стал таким же холодным и расчетливым,
как его отец. Может показаться, что у него не было позитивного примера мужского
поведения в семье, Джозеф долгие годы был проклятием. В своем стремлении
действовать в интересах семьи он никому не позволял ставить под вопрос свой авторитет.
Его дети не учились на собственных ошибках, потому что он не позволял им думать
самостоятельно о своих интересах. Когда они стали взрослыми, то не имели понятия, как
обращаться с деньгами или своей славой.
Хуже всего, что глава семьи был отрицательным примером в вопросах ее единства.
Долгие годы он открыто заводил романы, и большинство сыновей пошли по его стопам.
В бизнесе его интересовала только возможность быстро получить деньги. Он
проповедовал лояльность, но никогда не осуществлял это на практике. Когда хотел чего-
нибудь, мог быть безжалостным. Для него цель всегда оправдывала средства. Был
подозрителен, потому что считал других такими же непорядочными, как сам.
Некоторые его качества унаследовал Майкл.
"Он не доверял никому в мире, - скажет Фрэнк Дилео. - Ни единой душе. Я постоянно
говорил ему: "Однажды тебе придется поверить кому-нибудь". Но может быть, у него
были причины не доверять. Многие люди причинили ему зло".
Фрэнка Дилео уволили так же, как и предыдущего менеджера Майкла, Рона Вайснера (из
Вайснер-ДеМанн) в начале 80-х, без уведомления об увольнении и через других лиц. "Я
был очень огорчен и не стыжусь сказать это, - признавался Вайснер. - Я месяц был в
растерянности, потому что считал наши с Майклом отношения отличными. Я был
удручен". "После того что он сделал с Фрэнком, о Майкле стали плохо говорить в
индустрии развлечений, - сказал один ведущий издатель. - Большинство считает, что,
если вы работаете с Майклом, он в конце концов выжмет вас. Вместе с Джоном Бранка
Фрэнк Дилео дал этому человеку 5 хитов номер один и самое прибыльное в истории шоу-
бизнеса кругосветное турне. Он явно был хорошим менеджером. Теперь у Майкла
репутация человека, который сближается с вами, а потом заставляет кого-то другого
уволить вас. Он большая звезда, поэтому каждый захочет попытать счастья. Но никто из
работающих с ним уже не будет чувствовать себя в безопасности. Никто уже не доверяет
парню".
Фрэнк Дилео, однако, не собирался просто уйти. Он никогда не считал, что ему честно
платят за выполняемые им проекты, и говорил, что каждый раз, когда просил у Майкла
денег, тот "обращался к 7-8 советчикам. Контролеров всегда было полно". После того
как Фрэнк пригрозил подать на Майкла в суд, тот должен был в конце концов решить с
ним вопрос о 5 миллионах долларов. Через три дня после увольнения Дилео был
приглашен Мартином Скорсезе для участия в фильме Good Fellas с Робертом Де Ниро.
"Не правда ли, что за ирония? - сказал Фрэнк. - Сейчас Майкл отчаянно хочет делать
кино, и я побеждаю его здесь, не иначе как с Де Ниро и Скорсезе. Я твердо верю, что все
возвращается на круги своя. Это называется карма. И я надеюсь, Майкл понимает, что это
значит. Если не понимает сейчас, поймет когда-нибудь позднее".
После увольнения Фрэнка Дилео кампания Кэтрин по привлечению Майкла к поездке в
Корею вместе с братьями продолжилась. Она звонила сыну и просила его поехать в
турне, но Майкл не поддавался.
"Наступил момент, когда они решили позаботиться о себе, - сказал Майкл о своей семье.
- В конце концов, кто заботится обо мне? Им пора управлять своей жизнью, тем, что от
этой жизни осталось, а мне управлять моей и заботиться о себе. Не знаю, что еще я могу
для них сделать. Они всячески обижали друг друга и меня столько раз. Это никогда не
кончится".
Теперь, когда Фрэнк Дилео сошел со сцены, Джером Говард позвонил Маршаллу
Гелфанду и попросить помочь привлечь Майкла к участию в корейском предприятии.
"Пожалуйста, - сказал Гелфанд. - Мы все время ищем способы сделать
дополнительные деньги для него. Позвоните Джону Бранка, сошлитесь на меня, и он
убедит его. Джексон любит работать, поэтому точно поедет".
"В это время корейцы сказали: "А что, если он не поедет?" Они паниковали", -
вспоминал Говард. "Отлично, тогда предложи ему 10 миллионов за участие", - сказали
они. Это 10 миллионов сверх 7 с половиной миллионов, которые братья получат и
поделят между собой. Еще собирались выделить ему самолет корейских авиалиний для
путешествия и второй - братьям. Таким образом, он будет видеться с ними только на
сцене. Я послал всю эту информацию факсом Джону Бранка, который сразу ответил мне.
"Нет, Майкл не хочет ехать". Тогда корейцы передали Джексону его золотой бюст,
посылали подарки, но он не передумал, не хотел ехать, однако никто его не слушал.
"Потом корейцы предложили подарок мне - автомобиль, думали, что я пользуюсь
влиянием на Майкла, но это было не так, - продолжал Джером Говард. - У меня уже
было 3 машины; мне была не нужна еще одна. Но они хотели купить мне "Мерседес" за
70 тыс. долларов. Я сказал об этом Джозефу, и тот ответил: "Они не собираются покупать
тебе машину". Но Джексоны мне больше не платили, и я принял "Мерседес". Когда я
приехал на нем в их поместье, Кэтрин порадовалась за меня. Я сказал, что собираюсь
продать машину и на эти деньги жить, пока семья не сможет опять мне платить. "Нет, им
эта машина нужна для бизнеса. Они дали тебе эту машину. Сохрани ее и не вздумай
продавать", - сказала Кэтрин. Но Джозеф был раздосадован, что они дали машине мне, а
не ему. "Это наши дети, Кэти. Почему у Джерома должна быть машина, а у нас нет?" С
этого момента отношение ко мне начало меняться. Я почувствовал, что меня могут
выкинуть из сделки".
Корейцы решили, что если кто и может поговорить с Майклом об этом турне, так это его
мать. Они пообещали ей в подарок миллион долларов, если она сможет получить подпись
сына на контракте в течение двух недель. Джером Говард вручил ей два чека на 500 тыс.
долларов каждый.
- Я не хочу этих денег, Джером, - настаивала Кэтрин. - Не давай их мне.
- Если я не дам их тебе, тогда я должен буду дать их Джозефу, - предупредил ее
Джером.
Кэтрин взяла деньги.
- Ты сможешь убедить Майкла?
- Я могу только попытаться. У Майкла своя голова на плечах, ты ведь знаешь.
- Если у тебя получится, миллион долларов твой, - напомнил Говард.
Кэтрин вздохнула. Она открыла свою сумочку, положила в нее миллион долларов и
прижала ее к себе. "Миллион долларов, - сказала она, еще не веря. - Я думаю, мы
прошли длинный путь".

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:57 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 31

Джозеф никогда не мог себе представить, что у его жены может быть припрятан миллион
долларов. Джером Говард, управляющий делами семейной пары, боялся, что, когда он
узнает об этом, немедленно обналичит чеки, независимо от того, получат они подпись
Майкла или нет. Кэтрин, видимо, тоже так считала, поскольку ничего не сказала мужу о
деньгах. Если ей удастся получить подпись Майкла, сказала она, честно отдаст мужу
половину вознаграждения.
Кэтрин сама, должно быть, удивлялась повороту событий. "Я бы променяла мою
теперешнюю жизнь на ту, прежнюю, в Гэри, - сетовала она. - Когда втягиваешься в
шоу-бизнес, твоя жизнь очень сильно меняется".
Для большинства людей миллион долларов - большие деньги. Но только не для Майкла.
В последний год он заработал больше 65 миллионов. Согласно журналу Forbes, он был
самым высокооплачиваемым артистом планеты. Джексон мог быть щедрым, когда хотел,
но проявлял сдержанность, когда дело касалось семьи. Однако сейчас родные нуждались
в его помощи и верили, что он пойдет им навстречу.
"Некоторые из братьев были в отчаянии, - говорит один из их друзей. - Ведь то, что
они были знамениты, не означало автоматически, что они богаты. Их образ жизни был
непохож на жизнь обычных людей. У них были дома, яхты, дорогие машины, им нужно
было работать, чтобы сохранить этот имидж. Поскольку их брат заработал 65 миллионов
за год, они считали, что ему будет нетрудно дать с ними несколько концертов, которые
могли бы принести им миллионы. Они не просили подачек - только помощи. Они
считали, что если Майкл помогает больным и нуждающимся детям, то почему бы не
помочь собственным братьям? Джанет заработала пять миллионов за этот год, но именно
от него ждали помощи семье".
В самом деле братья считали, что Майкл им обязан. "Сейчас он очень популярен, - не
скрывал Джермен, - я считаю, что внес в это немалый вклад. Не только я, но и мои
братья. Мы все были в "Пятерке Джексонов", которая дала нам шанс".
Был март 1989 года. Джером Говард и Кеннет Чой в поместье Джексонов в Энсино
обсуждали с Кэтрин, Джозефом и Джерменом, "как мы можем заставить Майкла дать эти
концерты". Это стало навязчивой идеей семьи. "Я думаю, лучший способ - вернуть его
в семью, - сказал Джермен. - Когда ты делаешь так много денег, то каждый концерт -
это просто еще один доллар. Тогда начинаешь вспоминать о важных вещах, таких, как
семья, любовь и здоровье".
Пока они говорили, зазвонил телефон. Просили Кэтрин. Она взяла трубку наверху,
Джозеф пошел за ней.
"Через несколько минут она сбежала вниз по ступенькам:
"Майкл звонит! Майкл звонит! Отец сейчас с ним разговаривает!" - вспоминает
Джером Говард. - Она была очень возбуждена".
Джермен подбежал к ней и нервно сказал:
- Мам, пусть Кеннет поговорит с ним. Пусть Кеннет попробует убедить его. В конце
концов, он уже убедил тебя и Джозефа. Он должен говорить с Майклом.
Кэтрин была настроена скептически.
- Не знаю, по-моему, не очень хорошая мысль, - сказалa она. - Возьми трубку и
попробуй. Это не может повредить.
По словам Говарда, Джермен подошел к Кеннету:
- Слушай, ты должен убедить Майкла.
- Как? - беспомощно протянул тот. - Как я это сделаю?
- Я не знаю, - ответил Джермен, нахмурившись и стараясь быстро что-то придумать.
- Но ты должен что-то сделать. Плачь в трубку, если нужно, - добавил он шутливо.
Кеннет Чой поднял трубку:
- Майкл, пожалуйста, моя страна хочет, чтобы ты приехал и выступил у нас.
Пауза.
- Ну, пожалуйста, Майкл, я прошу тебя, - он говорил на ломаном английском.
Пауза.
Внезапно Кен начал всхлипывать. Он действительно расстроился:
- Майкл, если ты не приедешь, мне ничего не останется, как покончить с собой, -
сказал он театрально. - И это правда.
Кен рыдал. Джермен рассмеялся. Ему пришлось зажать себе рот, чтобы не было слышно
на том конце провода. Джером Говард упал на пол, истерически хохоча.
Кеннет не обращал на них внимания.
- Понимаешь, это моя миссия, - продолжал он, слезы текли по его лицу. - Мое
задание - привезти великого Майкла Джексона в Корею выступить перед всем
корейским народом. Я должен увидеть тебя. Пожалуйста, я прошу тебя.
Наконец Майкл согласился встретиться с Кеннетом.
По словам Говарда, когда Чой положил трубку, его поведение резко изменилось. Он
танцевал и распевал: "Боже мой, не могу поверить! Я разговаривал с Майклом
Джексоном по телефону! О боже мой! Я правда разговаривал с ним, с великим Майклом
Джексоном!"
Между тем две недели, которые были у Кэтрин, чтобы убедить Майкла подписать
контракт, прошли, и она вернула чек. Джозеф разозлился, когда обнаружил, что деньги
уже были у них в кармане, а она их отдала обратно.
Вскоре после этого Джером Говард прекратил работать на них. Была договоренность о
миллионе долларов мне и миллионе - родителям, - вспоминает Джером. - Джозеф
решил: "Зачем Джерому миллион? И двухсот тысяч с него хватит". Но я не был согласен
на это, когда все только затевалось. Я сговорился на миллион долларов и подписал
контракт на эту сумму. Но он не хотел, чтобы я получил так много, и наконец я решил
вообще выйти из сделки".
"Я обнаружил, что Кеннет Чой встречался с Джозефом и Кэтрин за моей спиной. Увидев,
что происходит, уволился. Джексоны полагались на поверенных и друзей, чтобы те вели
их дела, а потом сталкивали их друг с другом, плохо от этого было всем".
Прошло двадцать лет с тех пор, как Джексоны переехали из Гэри в Лос-Анджелес в
поисках славы и богатства. За это время все они отведали вкуса красивой жизни. Не было
ничего, о чем они могли бы еще мечтать; у них было все. Но с этой сделкой они утратили
чувство реальности. Никто из них не знал, где надо остановиться: они хотели еще и еще.
И поскольку корейцы знали, как воспользоваться их жадностью, новая волна ухудшения
отношений, как рак, стала разъедать семью.
Муновцы подарили Джозефу "Роллс-Ройс Корниш"; позже он получит больше
пятидесяти тысяч долларов за то, что был отцом Майкла Джексона.
Кэтрин - тридцать пять тысяч долларов за то, что была его матерью.
Потом Джермен каким-то образом получил "Рейндж-Ровер", считалось, что он имеет на
Майкла самое большое влияние из всех братьев (он отдал автомобиль своей бывшей жене
при разводе).
Майкл получил шестьдесят тысяч долларов и дорогие предметы искусства, потому что
был главным действующим лицом в этой истории. Этого было, однако, недостаточно,
корейцы передали ему белый "Роллс-Ройс Корниш", который Майкл с удовольствием
принял.
Другие люди получали тысячи долларов за то, что были знакомы с семьей Майкла
Джексона, с семьей, которая двадцать лет назад каждый день ужинала картошкой. Даже
начальник службы безопасности Майкла, Билл Брэй, получил больше полумиллиона
долларов лично, и никто не помнит, как и почему он их получил.
Деньги и подарки текли рекой, и все принимающие их вставали на сторону корейцев и
были достаточно алчны, чтобы принимать дары до того, как вообще выяснилось, будет ли
Майкл давать эти концерты. Если бы кто-нибудь намекнул на вероятность того, что он
откажется, подарки бы прекратились. Никто этого не хотел, потому что такая жизнь всех
устраивала.
Высшей точкой этого разгула было, когда одна из девушек Билла Брэя пришла к Кеннету
Чою и заявила:
- Слушайте. Мой парень контролирует Майкла Джексона, а я контролирую своего
парня. Так что, если хотите, чтобы концерты в Корее состоялись, дайте мне что-нибудь.
- Ну, и что вы хотите? - спросил Чой. Женщина минуту подумала:
- Как насчет пятьсот шестидесятого "Мерседеса", который припаркован на вашей
стоянке?
Он ваш, - сказал Чой и передал ей ключи.
Девушка уехала на новом "Мерседесе".
"Корейцы покупали подарки всем, кто был вообще знаком с Майклом в надежде, что это
будет тот человек, который сможет убедить его поехать, - говорит Джером Говард. -
Для муновцев эти расходы нужны были, чтобы ближе подобраться к Майклу".
Наконец Кеннету Чою удалось встретиться с ним. Кэтрин взяла его с собой на церемонию
вручения премии Soul Train. Когда она представила его сыну, он упал на колени и
поцеловал Майклу руку. "Мой народ нуждается в тебе, - сказал он. - Ты должен
выступить в Корее. В конце концов, Япония два раза нападала на мою страну, а ты
выступал там два раза. Ты даже держал на руках японского младенца". Майкл был
ошеломлен. "Мой народ должен увидеть тебя", - повторил Чой и, достав видеокамеру,
начал снимать Джексона. Вскоре эта запись была распространена в Корее по
телевидению с обещанием, что он приедет в Корею.
В июне 1989 года, измученный тем, во что его втянула семья, находясь под давлением
всех окружающих и, возможно, испытывая чувство вины из-за принятых подарков,
Майкл подписал контракт на четыре шоу в Корее в августе. Он должен был петь только
четыре песни и попурри с братьями. Остальное шоу - без него.
В автобиографии Майкл написал: "Мне пришлось остерегаться людей, окружающих
меня. Мне напомнили старую песню Кларенса Картера Patches, где старшего сына просят
позаботиться о ферме после смерти отца, и мать говорит, что теперь все зависит от него.
Ну, мы не были испольщиками, и я не был старшим, но на мои хрупкие плечи взвалили
все эти заботы. Мне почему-то всегда было очень трудно отказывать семье и другим
людям, которых я любил. Меня просили сделать что-то или позаботиться о чем-то. и я
соглашался, даже если мне казалось, что я могу не справиться".
Майкл писал не о корейском эпизоде (это было уже после публикации книги), но эти
слова очень подходят.
"Я делаю это ради Кэт", - сказал он о сделке с корейцами.
"Из всех членов семьи Майкл ближе всех к Кэтрин, а она ближе всех к Майклу, - считал
Тим Уайтхед, ее племянник. - Так уж повелось. Все в семье знати, что он все сделает для
матери, а она - для него".
Семья была в приподнятом настроении. Наконец-то Майкл дал согласие на корейские
концерты. Никто, однако, не получил вознаграждения, потому что Майкл сам принял это
решение. "Он должен получить миллион долларов, - полагал один из его друзей, - за
то, что решился на корейские концерты". До сих пор Майкл не знает, что была обещана
награда тому из членов его семьи, кто обеспечит его услуги.
Когда договор был подписан и пришло время передавать обещанные миллионы Майклу,
преподобный Мун, который спонсировал всю эту затею, наконец вмешался и решил, что
заранее оговоренная сумма слишком велика для него. По словам Джерома Говарда, Мун
хотел снизить ее до восьми, потом до семи, пяти, четырех с половиной и, наконец, до
двух с половиной миллионов. Сделка полностью распалась.
"Наконец-то получив Майкла, корейцы не вовремя проявили жадность, - отмечал
Говард. - Они заявили, что он нарушил условия сделки, по его словам, корейская
сторона не выполняет соглашение".
В результате Segye Times Inc., которая финансировалась Муном, подала в суд на Майкла.
Мун хотел вернуть себе все деньги и подарки. В деле также фигурировали Джозеф,
Кэтрин, Джером Говард, Джермен Джексон и Билл Брэй. Майкл и свою очередь подал
иск к Segye Times Inc. на восемь миллионов долларов, говоря, что не вернет подарков и
не потребует этого от всех остальных. "Я даже не знал, что происходит, - сказал Майкл.
- Все, что я знаю, - я продолжал говорить "нет". Но никто в моей семье не принимал
этот ответ. И посмотрите, что произошло".
По словам Майкла, Кеннет Чой сказал ему сначала, что повод для визита Майкла в Корею
- вовсе не концерты, а "посещение детей в больницах и приютах, поездка на
Гуманитарный фестиваль и получение высокой награды от президента страны". После
того как он согласился на это, Чой стал давить на него, упрашивая еще дать несколько
концертов. Майкл также заявил, что не знал о связи Чоя с Объединенной церковью и
подарки, которые он получал, были даны ему, чтобы "создать благоприятные условия для
переговоров о моих услугах". Чой обещал, что переименует Манхэттенский центр на
Пятидесятой улице между Седьмой и Восьмой авеню в Нью-Йорке в "Центр искусств
Майкла Джексона". Но оказалось, что Чой и Segue Times даже не были его владельцами.
"Вы должны понять меня, - объяснил Кеннет Чой в январе 1991 года. -- В моей стране
отцы, сыновья и братья очень близки между собой. Я думал, Майкл близок со своим
отцом и братьями. Я полагал, что веду дело с его отцом и братьями, потому что этого
хотел он. Его служащие говорили мне, что "он не имеет дел со своей семьей", но я не
верил этому, думал, они ревнуют и стараются помешать мне. Наконец, когда я впервые
увиделся с Майклом, он сказал мне: "Да, это правда. Я люблю свою семью, но никогда не
веду с ними дел". Я не мог поверить этому! Я вел дела не с тем человеком, он (Джозеф)
не имел влияния на Майкла. Но было поздно. Вред был нанесен. Я потерял лицо в своей
стране. Я был унижен. Мы все равно любим Майкла Джексона, - заключает Чой. - Он
не сделал ничего плохого. Моей миссией остается привезти Майкла в Корею".
Среди участников корейского турне было много разногласий в том, "кто виноват", но
большинство обозревателей и служащих Майкла соглашаются в одном: этого бы не
случилось, если бы Фрэнк Дилео был его менеджером. Скорее всего он, не будь уволен
через три дня после того, как впервые узнал о сделке, положил бы этому конец сразу.
Раньше Фрэнк пресекал множество планов с участием семьи до того, как они доходили до
Майкла. Он всегда контролировал его сделки, и большинство членов семьи, особенно
родители, не любили его за это.
Даже Джон Бранка не смог защитить Майкла от всего случившегося, потому что к тому
времени, когда тот обратился к нему за советом, он практически решился подписать
договор. Многим обозревателям казалось, что Майкл, еще более подозрительный, чем
обычно, начал терять доверие к Бранка.
Джексоны всегда на публике были сторонниками идеи, что нет ничего важнее семьи.
Однако в 1989 году возникли проблемы с тем, как Джексоны обращались со старшим
поколением близких: отцом Джозефа Сэмюэлем Джексоном и матерью Кэтрин Мартой
Бриджес. Им обоим было по восемьдесят два года.
Первый намек появился, когда Star опубликовала статью о Сэмюэле, который жил в доме
престарелых в захудалом районе и недавно перенес инсульт. Говорилось, что Майкл не
пишет ему и не навещает. Был снимок печального старика в инвалидном кресле,
держащего экземпляр альбома Thriller. Он был сфотографирован на фоне плакатов Майкла
и Джа-нет. Цитировался бывший служащий дома престарелых, который будто бы сказал:
"Каждое воскресенье Сэмюэль наряжался в лучший костюм, потому что надеялся, что
внук приедет навестить его, - но он никогда не приезжал". Томас Дики, управляющий
дома престарелых, говорит: "Я не думаю, что Майкл представляет себе, сколько радости
принес бы дедушке его приезд".
Многие члены семьи - особенно Джозеф и Кэтрин - были оскорблены и возмущены
этим. "Они просто обезумели, - сказала Грейс Эванс, администратор дома престарелых,
- и угрожали всеми видами судебных исков".
В самом деле Сэмюэль Джексон жил в доме престарелых, расположенном всего в четырех
кварталах от района, который полицейские власти называли "самым опасным уголком
города". Поскольку списки его бесплатных пациентов закрыты для публики, нет
возможности выяснить, действительно ли он был на попечении государства, как
утверждает Star. Но отчет 1989 года утверждает, что сорок три из пятидесяти пациентов
были на обеспечении округа. По справочнику домов престарелых штата, его комната
стоила от пятидесяти двух до шестидесяти двух долларов в сутки. После публикации в
Star все сотрудники дома престарелых были предупреждены о запрете говорить о нем с
прессой; ему также запретили визиты посетителей, кроме родственников. Грейс Эванс
уточняет, что до января 1989 года (то есть в течение двух лет с тех пор, как старик
поступил туда) Майкл Джексон не навещал его.
В 1989 году мать Кэтрин Марта Бриджес также находилась в доме престарелых после
череды инсультов. Первый она перенесла в 1975 году, после него потеряла речь,
пострадала память. Год спустя у нее случился второй инсульт, в течение последующих
десяти лет ее состояние ухудшалось. В 1989 году сообщалось, что ее не посещал никто из
родных.
Джек Гордон рассказал журналистке Лидии Энсинас из National Enquirer (он регулярно
сотрудничал с журналом на тему семьи Джексонов, к большой их досаде), что "миссис
Бриджес была оставлена умирать в одиночестве. То, как она жила, разбило сердце
ЛаТойи, и она намеревалась поселить бабушку у себя. Но родители запретили ей. Они
отказываются разрешить помочь ей".
Первые пять месяцев пребывания Марты Бриджес в доме престарелых за нее платило
государство, потом ее содержание стала оплачивать семья Джексонов.
Кэтрин отрицала, что ее мать была оставлена без присмотра. "Мы хорошо о ней
заботимся, - сказала она. - С ней все прекрасно".
Когда Марта Бриджес умерла 29 апреля 1990 года, отмечал Джек Гордон, ЛаТойя была в
ярости, что никто ей об этом не сказал и она не была на похоронах. По ее словам, Майкл
и Джанет уговорили мать не звать ее. Однако Тим Уайтхед утверждает, что его кузина
ЛаТойя не присутствовала потому, что никто из членов семьи не смог ее разыскать. "Я
знаю, что моя тетя хотела, чтобы она пришла, тетя любит ее. Но никто не мог ее найти.
Она сама нарочно сделала так, чтобы ее невозможно было найти в случае семейных
проблем".
Все остальные были на службе и похоронах; говорят, Майкл очень переживал смерть
бабушки. "Мне кажется, он любил ее, - говорит Тим Уайтхед. - Но если честно,
родственники жаловались, что братья навещали ее не так часто, как могли бы. На
похоронах Майкл был, не могу подобрать другого слова, одинок. Он стоял один. Члены
семьи просили его позировать для фото с ними, он согласился, но видно было, что не
хотел этого. Да и понятно. Кому хочется позировать в день похорон?"
Истории, рассказывающие о том, как семья Джексонов бросила двух стариков - а
многие репортажи были жестоки, там цитировались некоторые члены семьи,
обвиняющие других родственников в смерти Марты, - мало повредили тщательно
поддерживаемому имиджу семьи Джексонов как сплоченной и единой.
В июле 1989 года Майкл начал переговоры с Берри Горди о покупке части Motown,
Jobete. Было известно, что Горди заинтересован в продаже этой компании, которой
принадлежали права на все хиты Motown. Берри продал Motown МСА в июле 1988 г. за
61 миллион долларов и чувствовал, что продешевил, и хотел сорвать куш на новой
сделке.
Майкл и Джон Бранка встретились с Берри в его доме, том самом, куда
шестнадцатилетний Джексон пришел когда-то, чтобы узнать, почему Горди не позволяет
братьям самим писать и издавать песни.
Горди просил 200 миллионов за компанию, но хотел продать только фонды, а не активы
(т. е. авторские права и права на публикацию). Берри хотел сохранить собственность, а
покупатель получал бы доход от дивидендов с капитала.
Предложение Берри не казалось Майклу таким уж заманчивым. Бранка понимал, что,
если Джексон купит только фонды, он не получит никаких налоговых льгот с суммы
покупки - только покупка активов приносила скидки с налогов (если бы Берри продал
за 200 миллионов активы, Бранка планировал так обставить сделку, чтобы в течение
десяти лет с Майкла списывалось бы 20 миллионов ежегодно). Больше того, по отчетам
Jobete приносила 10 миллионов в год за авторские права более чем на тридцать тысяч
названий, в том числе лучшие песни Смокки Робинсона, Лайонела Ричи и Холланд-
Дозье-Холланд.
Однако получить Jobete в собственность было бы полезно для душевного состояния
Майкла. Это бы не стоило ему дорого, потому что Джон Бранка устроил замечательную
сделку - объединенное предприятие с издательством ЕМI, где оно вносило почти все
деньги и потом делило права на владение Jobete пополам с Майклом. Он был восхищен
сообразительностью Бранка.
Если бы сделка состоялась, Майкл владел бы всеми песнями, которые записывал с
"Пятеркой Джексонов", чего ему очень хотелось. Он бы также получил права на издание
песен Дайаны Росс, что тоже было бы удачным ходом.
Но Берри хотел продать только фонды. Майкл предложил 135 миллионов за фонды и 175
миллионов за активы.
Берри стоял на своем - 200 миллионов за фонды, и не более того. Он сказал прессе, что
ему предлагают 190 миллионов, но не сказал кто. Майкл и Бранка сочли, что он блефует.
В конце концов они отказались от сделки. Берри Горди гак и не нашел покупателя.
Это был странный месяц. Когда Майкл вел переговоры о многомиллионной покупке,
никто не думал о мелкой наличности. Он дал несколько сотен долларов своему
служащему и велел ему послать работницу в магазин. Когда тот вернулся с кучей пакетов
от "К-Март", Майкл был ошеломлен. "К-Март"? Я послал тебя в магазин с сотнями
долларов, и ты пошел в "К-Март"? - возмущенно спросил он. - Куда ты дел остальные
деньги?"
Выяснилось, что служащий передал женщине, которая делала покупки, не все деньги,
полученные от Майкла, лишь небольшую часть и прикарманил остальное. "Я никому не
могу верить, даже в мелочах", - сетовал Майкл. Эта история напомнила некоторым, как
он спросил у горничной, где фотографии Beatles. Та ответила, что не знает. Потом они
обнаружились у нее в гостиной, и Джексон немедленно уволил ее.
Летом 1989 года семья готовилась к новым неприятностям _ ЛаТойя, которой было уже
тридцать три года, решила написать книгу, которая должна была рассказать "всю правду
о семье", не такую, как у Майкла.
По словам Марджори Уокер, друга семьи, "Кэтрин позвонила дочери и спросила, правда
ли, что планируется такая книга. Та солгала и сказала, что нет. Тем временем она вела
переговоры с издательским домом G.P.Putnam's Sons. Мать была расстроена. ЛаТойя
никогда раньше не врала. Если бы вы знали ее, вы бы поняли, что с тех пор, как она
встретила Джека Гордона, она стала непохожа на себя. Это была девушка, до смерти
боявшаяся выходить из дома, считала, что ее семья не может быть не права. Теперь же
собиралась написать книгу, в которой хотела показать, как они все были не правы".
ЛаТойя подписала договор с издательством, которое обещало ей больше денег, чем
получил Майкл за свою книгу. Ему заплатили 300 тысяч, ЛаТойе - около пятисот тысяч.
"Не так уж все и плохо, - пыталась убедить Кэтрин всех. - Что она может написать?"
Для начала ЛаТойя заявила, что Майкл в детстве подвергался сексуальным
домогательствам. Когда это дошло до него, он пришел в негодование. "Ее нужно
остановить, Бранка", - сказал он. Джон организовал встречу с Гордоном, чтобы
обсудить это и сообщить, что Майкл не хочет, чтобы эта история публиковалась.
"Почему? - поинтересовался Джек. - Это правда". -"Я не знаю, правда это или нет,
- ответил Бранка. - Но я знаю, что он подаст на нее в суд. Это я гарантирую".
До сих пор не известно, было ли правдой утверждение ЛаТойи. Слухи об этом много лет
ходили в музыкальной среде.
В следующих письмах ЛаТойе и Гордону Бранка многократно повторял, что Майкл не
хочет, чтобы его сестра писала о том, что его сексуально использовали, что он всегда
готов встретиться с ней и прочитать то, что она написала, чтобы "проверить точность",
иначе говоря, он хотел быть цензором ее рукописи.
После того как Бранка отправил письмо, Джек Гордон позвонил менеджеру Кэтрин
Джерому Говарду и попросил о встрече. По словам Говарда, он предложил сделку: если
родители дадут ей 5 миллионов, дочь откажется от затеи писать мемуары. Если Говард
убедит их пойти на это, то получит 500 000 долларов.
- Эй, это называется шантаж, - сказал Говард.
- Нет, это называется бизнес, - ответил Гордон.
- Нет, я не хочу иметь с этим ничего общего, - заявил Говард. - Я сделаю вот что. Я
передам это Кэтрин, и пусть она общается с тобой.
- Что? Ты не хочешь получить 500 000 долларов? - удивился Гордон.
Говард покачал головой. "Я позвонил Кэтрин и встретился с ней, - вспоминает он. - Я
рассказал, что происходит. Если она хочет пресечь затею с книгой, она должна заплатить
дочери 5 миллионов долларов. Она была недовольна, мягко говоря. Я также сказал ей, что
не хочу в этом участвовать, что он предложил мне процент, но я не думаю, что это
честные деньги. Я посоветовал, чтобы она передала дело своему адвокату".
Потом кто-то пустил слух в прессе, что Майкл предложил сестре 12 миллионов
отступных. Один из "писателей-невидимок", нанятых ЛаТойей, говорит, что это
неправда. Но чтобы поддержать интерес к своей книге, она заявила, что "предложение"
брата было "ужасным, похожим на взятку. Меня ничто не остановит, сколько бы мне ни
обещали".
Потом Гордон заявил, что Май ют предложил издателям 84 миллиона, чтобы отменить
выпуск книги. Это тоже неправда. Однако выступления Гордона стали причиной
публикации небольшой заметки о книге в News Week, так что они принесли желаемый
результат.
Один из служащих Майкла говорит, что "на самом деле кто-то представляющий ЛаТойю
- не знаю, был ли это Джек Гордон или кто-то другой, - вступили в контакт с его
людьми и сказали, что лучше бы ему заплатить большие деньги - миллионы, - если он
не хочет, чтобы книга была опубликована. Я был в комнате, когда Майкл принял
решение: "Не позволю моей собственной сестре, человеку, которого я любил всю свою
жизнь, шантажировать меня. Так и будет". Потом он сказал забавную вещь: "Передайте
ЛаТойе, пусть прыгнет в озеро".
"Его не волновала книга ЛаТойи, если бы все написанное там было правдой. Его мать
продавала свои воспоминания (в Японии и позже в Америке), но ему было все равно.
Просто он не считал, что она будет честной, и это его больше всего расстраивало".
В самом деле, верность ЛаТойи семье была в прошлом. Джек Гордон заявил, что годы,
проведенные в родительском доме, который бывший муж Джанет назвал "Домом
ужасов", обозлили ее и заставили включить в книгу еще одно страшное обвинение. Он
угрожал, что она напишет о том, как Джозеф изнасиловал ее, когда ей было восемь лет.
Кэтрин была в отчаянии.
- Это неправда, - настаивала она. - Это неправда.
- Это правда, - отвечал Джек Гордон.
- Кто тебе это сказал? - требовала Кэтрин. - Это ЛаТойя сказала, что это с ней
случилось?
- Нет. Морин рассказала мне об этом.
К этому времени мать поссорилась с этой дочерью, которой было уже тридцать девять
лет. Она отрицала обвинение.
Майкл тоже был возмущен угрозой ЛаТойи. Он всегда старался сохранить видимость
Джексонов как большой, дружной семьи, несмотря на все происходившее в
действительности.
Он позвонил сестре. "Мы сражались с ним по поводу многих вещей - но главной была
книга", - вспоминает она. ЛаТойя сказала, что Майкл хотел узнать, было ли что-то
критическое в его адрес, она отказалась отвечать. По ее словам, главная проблема - не в
ее книге, а в том, что Майкл "ревнует, когда я привлекаю к себе внимание. Он всегда
хотел быть самым популярным".
Майкл якобы возмутился: "Я работаю с пяти лет, а ты пришла из ниоткуда. На чем
основывается твоя слава?" ЛаТойя ответила, что больше не хочет с ним разговаривать
никогда в жизни, и бросила трубку. Она утверждает, что после этого он позвонил ее
агенту по рекламе и посоветовал перестать с ней работать (агент отрицает, что именно
это послужило причиной того, что он ушел от ЛаТойи), что каким-то образом вынудил ее
промоутеров RCA не рекламировать ее продукцию. "Майкл хочет уничтожить меня", -
жаловалась она.
На самом деле, если это правда, у нее, единственной в семье, хватило смелости сделать
что-то наперекор брату. "Никто из членов семьи не шел на это, потому что он приносил
деньги, - отмечал Джером Говард. - Это часть семейного кредо: не зли Майкла, потому
что, когда он тебе понадобится, он откажется. ЛаТойя теперь могла забыть о нем. Он бы
больше ничего для нее не делал. Она сожгла все мосты".
"Майкл не мог указывать мне, что писать, а что нет, - сказала ЛаТойя репортеру. - Я
делаю то, что хочу".
Издатели отказались от выпуска мемуаров ЛаТойи, она передала рукопись их в Новую
американскую библиотеку. На момент написания этой книги они еще не опубликованы.
5 сентября 1989 года ЛаТойя, которой было тридцать три года, и Джек Гордон, которому
исполнилось пятьдесят, поженились в Рино, штат Невада. По словам ее нового мужа,
через два дня ЛаТойя позвонила матери и сказала: "У меня больше нет семьи. У меня нет
матери, отца, братьев и сестер".
Чтобы возбудить интерес к своему браку в прессе, пара превратила его в целое событие.
Они утверждали, будто никакой свадьбы не было - несмотря на то что журналисты
видели подписанную лицензию на брак за двадцать семь долларов. "Это подделка", -
заявила ЛаТойя. Говорят, что Гордон попросил прохожего быть свидетелем церемонии и
заплатил ему пачкой стодолларовых банкнот.
Сесилия Кунарс провела церемонию. "Я объявила их мужем и женой. Они не были
взволнованы и были настроены очень по-деловому. Они поставили подписи и ушли", -
сказала Кунарс.
"Лучше бы этого не случилось, - сказал Джермен. - Она не получила моего одобрения.
Я серьезно. Тойя знает, что есть вещи, на которые надо получать одобрение братьев". Он
стал говорить, как его отец.
"Она не та ЛаТойя, которую знали я или Майкл, - говорит Марлон в ответ на вопрос о
свадьбе. - Она изменилась. Я звонил ей вчера, и прежде чем я успел сказать хоть слово,
вмешался Гордон. "Она теперь моя жена, - сказал он. - Я хочу слышать все, что она
говорит".
Джексоны считали, что ЛаТойя не любит Джека Гордона и вышла за него, только чтобы
расстаться с семьей. Гордон сказал, что у них с женой шесть телохранителей, которые
готовы в любое время защитить ее от похищения Джексонами.
"Джек все время говорил мне, что Джозеф пытался выкрасть ЛаТойю, что она напугана
до смерти. Из его слов я понял, что отец бил ее в детстве", - вспоминает Гэри Бер-вин,
который перестал сотрудничать с главой семьи в 1985 году.
"ЛаТойя не была счастливой. У нее были трудные времена в жизни, она нашла человека,
которого полюбила и на которого могла опереться, - Джека Гордона, - продолжил
Бервин. - И в конце концов сбежала из семьи. Я спрашивал Джека, почему он женился
на ней: потому что действительно любишь ее или просто чтобы убедить, что она
защищена от когтей Джозефа? Он ответил: "Нет, я действительно люблю ее". И на мое:
"Да ладно, давай честно", повторил: "Нет, я правда ее очень люблю".
Джером Говард не был так уверен в словах Гордона. ЛаТойя позвонила ему сразу после
того, как он ушел от родителей. "Я предупреждала тебя о моем отце?" - спросила она.
"Потом мы говорили три часа, - сказал Говард. - После этого позвонил Джек. Я знал,
что ЛаТойя записывала наш разговор на пленку и показала ему. Он понял, что я спокоен
- не злился на ЛаТойю, - и хотел увидеться со мной".
Несмотря на то что Говард опасался Гордона с тех пор, как тот предложил ему взятку во
время событий с книгой Ла-Тойи, он согласился на встречу.
По словам Джерома Говарда, Джек Гордон сказал ему: "Ты дурак. Как ты мог уйти от них
без единого Джексона? Ты мог получить Джанет. Я, по крайней мере, отхватил себе
одного".

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:59 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 32

Август 1989-го, Майклу 31. Последние годы, безусловно, не были легкими для него.
Давление и требования со стороны семьи - это относилось и к его карьере, - казачось,
держали Джексона в постоянном напряжении. Несмотря на то что он покинул свой дом,
ему не удалось по-настоящему разорвать связь с близкими. Он пытался отсечь всех членов
семьи, кроме Кэтрин, но не получалось. Каким-то образом ее проблемы все равно
становились его проблемами.
Несмотря на то что ему было уже за 30, многие из его окружения считали, что он так и не
повзрослел. В душе все равно оставался юнцом, играющим со своими сверстниками-
подростками и развлекающим детей-инвалидов в своем огромном особняке. У него было
множество маскирующей одежды, он любил наряжаться в нее. Когда люди на улице все
же узнавали его, огорчался, но больше потому, что считал, что эти костюмы смогут
надежно спрятать его. В свободное время обожал посещать Диснейленд, Disney World и
студии Universal. Фантазии занимали основную часть его жизни.
Было множество дискуссий по поводу того, что должно последовать за альбомом Bad. Так
же, как после успеха Thriller, Майкл как бы соревновался с самим собой. Bad (хотя
продавался огромными тиражами) все же не мог сравниться в этом с Thriller, и он был
разочарован. Поэтому вместе с Джоном Бранка было решено выпустить пластинку с
коллекцией лучших хитов под названием Decade. В ней будет также несколько новых
песен.
Майкл планировал предложить этот альбом Decade bony Corporation, дочерней компанией
которой было Си-би-эс, в августе 1989 г. планировалось, что он выйдет в ноябре, к
Рождеству...
Я хочу получить больше денег, чем кто-либо когда-нибудь - сказал Майкл своему
адвокату Джону Бранка, когда тот начал переговоры о новом альбоме. Он условился об
авансе в 18 миллионов долларов, и это действительно было "больше денег, чем кто-либо
когда-нибудь получал".
Доход от продаж с альбомов Майкла Джексона начисляется по 41 пункту, в зависимости
от того, в каком формате был издан компакт-диск, аудиокассета, пластину В (tm)6(tm) случае
за каждый альбом он получает примерно 25 процентов от розничной цены. У Майкла это
примерно 2,50 доллара за каждый проданный альбом. Если прибавить еще 3 миллиона
долларов, которые он получает по контракту, то процентная цифра поднимается до 29.
Чтобы пояснить ситуацию, скажем'что, например, Мадонна имеет .8% с продажи свои
альбомов, все остальные суперзвезды в среднем - 12-Одним словом, Джону Бранка
удалось так провести переговоры с компанией Си-би-эс, так, что за альбом Джексон
должен был получить 50 миллионов долларов и, кроме того, еще массу дополнительной
прибыли. Бранка договорился также, что Майкл совместно с Си-би-эс открывает свою
компанию звукозаписи, доходы от которой они будут делить пополам. Ему также должна
была принадлежать половина акции этой компании так что в случае ее продажи он бы
получил 50% стоимости' Это были очень выгодные условия для него и, конечно,
показатель высшего мастерства в умении вести переговоры Джона Бранка.
Джанет Джексон постоянно обращалась к брату за советами и руководством. Бранка
решил, что она будет идеальным первым исполнителем, чей альбом выпустит новая
компания Майкла.
Всё было готово для записи альбома Decade. Но к январю 1990 г. стало ясно, что Майкл
не сможет выпустить его. У него возникли сомнения, в частности, по поводу объема,
песен, которые следует включить в него. Сначала в нем планировались четыре песни из
альбома Off the Wall, 7 - из Thriller, 6 - из Bad, 3 или 5 новых песен State of Shock (дуэт
Майкла с Миком Джаггером)(Heart break Hotel), Someone in the Dark и Come Together, а
также 2 старые песни времен Motown в его новом исполнении. Но Майкла постоянно
смущало, на чем же остановиться. В конце концов один из близких его друзей Дэвид
Геффен отговорил выпускать его. Джексон согласился, лучше он займется созданием
нового альбома, из новых песен.
Альбом Decade был не единственной проблемой. Его коммерческий проект с линией
обуви L.A.Gear тоже затормозился.
В 1988 г. Майкл сказал своим советникам, что хотел бы вступить в коммерческую сделку
с каким-нибудь производителем обуви. Он попросил Джона Бранка выяснить, возможно
ли это с фирмами Nike или Reebok. Так как знаменитый артист безусловно запросил бы
несколько миллионов за такую сделку, обе отказались от этого предложения. Однако
L.A.Gear, обувная компания, расположенная в Лос-Анджелесе, проявила интерес и
предложила предварительно 1 миллион долларов.
Эта сумма практически ничего не значила для Майкла, поэтому Бранка попытался
продолжить переговоры - нажать на владельцев и посмотреть, не захотят ли они чем-
нибудь подсластить пилюлю. В результате компания согласилась выплачивать Джексону
определенную сумму с каждой пары обуви, а также предоставить часть своих акций.
Также, если ежегодные доходы компании, которые в то время составляли 800 млн
долларов, возрастут в связи с тем, что он стал ее совладельцем, ему назначат
определенный процент с суммы, превышающей 1 миллиард долларов. Согласие на эти
условия было получено, но миллион долларов, предложенный изначально, не устраивал
по-прежнему. К примеру, за свой последний договор с компанией Pepsi-Cola Майкл
получил более 15 млн долларов. После нескольких месяцев переговоров Бранка удалось
выторговать 10 млн аванса.
"Ребята из L.A.Gear просто мечтали заключить сделку с кем-нибудь из звезд такого ранга,
как Майкл Джексон", - вспоминал Рэнди Филипс.
Тем не менее Бранка, по рассказам его коллег, все же сомневался, подписывать ли
Майклу контракт с этой компанией. Она не была такой престижной, как Nike или Reebok,
и не имела такого опыта в рекламе, как, например, Pepsi-Cola. "Ничего, - решил
Джексон. - Я научу их, как делать рекламу. Я покажу им правильный путь".
Это была замечательная сделка, но она тем не менее полностью зависела от выпуска
альбома Decade. Весной 1990 г. Майкл должен был выпустить рекламный ролик для
LA.Gear. В нем он планировал выступать в роли звезды лос-анджелесской баскетбольной
команды Карима Абдула Джаббара, который на этот раз становился спикером компании.
По договору Джексон должен был разработать линию ботинок и носить их во время
съемок трех видеороликов с новыми песнями из альбома.
13 сентября 1989 г. Майкл давал пресс-конференцию в Голливуд Паладиум (Hollywood
Palladium), на которой объявил о своей сделке с компанией L.A.Gear. Он был в темных
очках, на нем были черные слаксы, черный пиджак и черные кроссовки этой компании за
69 долларов. Он начал нервничать, когда зажглось множество огней, а из какой-то
гигантской установки поплыл туман. L.A.Gear потратила более 50 тыс. долларов на это,
возможно, это была одна из первых пресс-конференций, где использовались
спецэффекты. Зачитав репортерам 10-секундное заявление, Майкл стремглав бросился со
сцены. "Спаси меня... Не дай им задавать мне вопросы", - прошептал он одному из
менеджеров компании. Потом послал воздушный поцелуй журналистам и скрылся в
тумане.
Многие из сотни бывших на пресс-конференции репортеров стали возмущаться, что
Майкл не ответил на их вопросы. Рэнди Филипс отмечал: "Да, конечно, может быть, он
произнес всего две фразы, но, во всяком случае, здесь он сказал все же больше, чем на
той, которую проводила компания Pepsi-Cola, или тогда, когда он был в Белом доме. Во
всяком случае, сюда он пришел в лучших ботинках компании L.A.Gear, а на пресс-
конференции Pepsi-Cola вы не видели, чтобы он пробовал их напитки.
Майкл панически боялся контроля прессы над собой, это было в полной мере
продемонстрировано на этой пресс-конференции. Все корреспонденты и фотографы
были проинструктированы его людьми, как себя вести, какие использовать
фотоаппараты, линзы для них и прочее оборудование.
Результат "обувной" сделки без выпуска альбома Decade был катастрофическим для
L.A.Gear. Линия, которую Майкл разработал, продавалась очень плохо. Чтобы это
коммерческое мероприятие стало успешным, он должен был оказать ему поддержку
своими видеоклипами и музыкой, а не только рекламами, которые шли по телевидению.
В результате пришлось договориться о других условиях с компанией, которая считала,
что он обманул их, не выпустив альбом для поддержки этого проекта. Было решено, что
ему выплатят полностью те 10 миллионов, о которых договорился для него Бранка.
Хотя Джексон является единственным директором всех своих компаний, у него есть
комитет по инвестициям, который неформально встречается примерно раз в год, чтобы
обсудить множество его инвестиций. В начале 90-х комитет состоял из Джона Бранка и
его партнера Кеннета Зиффрена, бухгалтера Маршалла Гелфанда, Джона Джонсона из
издательской компании Johnson Publishing Company и Дэвида Геффена. Комитет не
обладал реальной властью. Майкл мог наложить вето на любое его решение через 5 минут
после того, как оно было принято, и любое голосование, которое было проведено по тому
или другому вопросу, тут же становилось абсолютно бессмысленным.
Никто из членов комитета не получал никаких денег от инвестиций, сделанных от имени
Майкла. Обычно он создавал этот комитет так, чтобы все эти влиятельные люди были
хорошо знакомы друг с другом и могли легко прослеживать деятельность каждого в
течение года. Таким образом Джексон мог узнавать, не использует ли кто из них его
инвестиции в личных целях. Инвестиции Джексона были настолько громадными, а имя
столь популярным, что для него не представляло никакого труда создавать для себя такие
комитеты. Практически любой человек считал честью входить в тот или иной из них.
Хотя не получал от этого никакой личной прибыли.
В последние месяцы усилилось влияние на Майкла Дэвида Геффена, бывшего уже 10 лет
членом инвестиционного комитета. Джексон подписал контракт с ним о выпуске фильма.
Дэвид должен был предоставить сценарий, который понравился бы ему. Однако такого
найти не удалось, все предложенное было отвергнуто.
Легко понять, почему Майкл Джексон, человек, почитающий власть и богатство,
поддался влиянию этого человека: 24 декабря 1990 г. журнал Forbes присвоил 47-летнему
Геффену звание "Богатейший человек Голливуда", скорее всего так и было.
Дэвид родился не в богатстве. Он вырос в 3-комнатной квартире в еврейско-итальянском
районе Бруклина, спал в одной комнате с родителями, пока его старший брат не
освободил гостиную. Отец практически никогда не работал, ответственность за
содержание семьи полностью лежала на его очень организованной и целеустремленной
жене. У матери Геффена был свой бизнес - она продавала женские корсеты. Сначала это
делалось в их квартире ("которая всегда была заполнена пышнотелыми женщинами", -
вспоминает Геф-фен). Потом - в собственном магазине. Дэвид был хитрым,
изворотливым парнем. Сам ставил отметки в дневнике, ходят слухи, что подделал
документы, чтобы избежать службы в армии. В 1960 г. с трудом на троечки закончил
школу, год проучился в колледже. Когда у него ничего не вышло с учебой, приехал в
Лос-Анджелес. К этому времени его брат был обручен с сестрой первой жены
легендарного продюсера рок-н-ролла Фила Спектора. Геффен стал одним из его
почитателей, "он был моим богом". В 1964 г. поступил на службу в агентство Вильяма
Морриса. Позднее признавался, что получил эту должность, соврав, будто закончил
театральную школу, и даже сделал себе диплом театрального института.
Благодаря связям в мире индустрии звукозаписи Геффен в конце концов становится
протеже Ахмета Эртегуна, главы компании Atlantic Records, который одолжил ему 50
тыс. долларов на создание фирмы. Дэвид блестяще проявил свои способности,
распорядившись этими деньгами для невероятно успешного развития своей карьеры в
шоу-бизнесе. Сначала стал менеджером Лауры Ниро. Геффен, который говорит, что у
него был роман с ней, открыл компанию звукозаписи под названием Tuna Fish для
выпуска пластинок с песнями. Себе взял 50% от прибыли этой компании, которая в 1969
г. купила Си-би-эс. Геффен заработал на этой сделке 2 млн долларов. В конце 70-х открыл
собственную компанию "Asylum Records". Через год продал ее Warner Communications,
оставаясь при этом ее президентом. С этой сделки он получил еще 7 млн долларов. Когда
Asylum слилась с Electra Records, Геффен стал президентом этой новой компании, а также
держателем наибольшего количества акций Warner Communications. В 1980 г. открыл еще
одну компанию - Geffen Records, продукция которой сначала распространялась
компанией Warner Bros. Records. В числе других звезд, записывающихся в этой
компании, были Джон Леннон и Йоко Оно. Впоследствии Геффен отошел от Warners. Ею
компания быстро становилась одной из наиболее известных в звукозаписи. Она
выпустила альбом Guns and Roses - неизвестной в 1987 г. группы, за первые два альбома
которой было получено более 14 млн долларов.
С годами Геффен завоевал хорошую репутацию и в мире-кино. Он зарабатывал деньги и
театральными постановками, будучи одним из продюсеров бродвейского хита Dreamgirls,
а также помогая финансировать мюзикл Cats.
У него репутация ловкого, умною, интуитивного бизнесмена, который всегда точно
знает, когда и что купить и, что особенно важно, - продать. Он также известен своим
сложным характером, некоторые коллеги считают его бесцеремонным. В апреле 1990 г.
он продал свою Geffen Records компании МСА за 10 млн ее акций. Не прошло и года, как
японская компания Matsushita Electric Industrial купила акции МСА по 66 долларов за
каждую. Геффен получил с этой сделки 660 млн долларов. Он все еще занимается
фильмами и бродвейскими операциями, а руководит своей компанией Geffen Records для
Matsushita. Он владеет акциями телевизионных компаний на 35 млн долларов. По
мнению журнала Forbes, его общий капитал составляет 9000 млн долларов. Дэвид
признавался, что его цель - стать первым голливудским миллиардером.
Майкл восхищался деловыми способностями Геффена: Конечно, он знал, что МСА будет
продана японцам. Иначе почему, вы думаете, он продал свою компанию МСА? Этот
парень просто гений. По словам журналиста Эрика Пули из журнала New Fork, Джексон
был поражен "до смерти" сделкой, которую Геффен заключил с МСА. "Майкл любит
достижения, достойные Книги рекордов Гиннесса, - говорил один из его друзей. - Эта
компания продает больше всего записей и заключает лучшие сделки".
"Майкл говорил мне, что Геффен самый удивительный человек, которого он когда-либо
встречал, - сказал другой знакомый Джексона. - Ему кажется, что если он будет
прислушиваться к советам Дэвида, станет столь же успешным. Он опирается на каждое
его слово, так, как раньше полагался на мнение Джона Бранка. В отличие от Брапка
Геффен действительно хорошо относится к Майклу, постоянно делает ему что-то
приятное. Он и Дэвид близки во многом. Их связывают не только профессиональные
отношения, но и чисто человеческие. Геффен сказал ему, что проект с Decade был не
очень удачным и Майклу не следует терять на него время. Он убедил его выпустить
альбом с новыми песнями, и тот согласился".
Майкл решил не приглашать Куинси Джонса для сотрудничества в этом проекте. Он
вообще не хотел больше работать с ним потому, что продюсер, по его словам, стал
проявлять слишком много власти над ним и его деятельностью, чересчур использовал
успех в личных целях. Джексон все еще был зол на него из-за трудностей, возникших с
песней Smooth Criminal, Куинси не хотел, чтобы она входила в альбом Bad. Со своей
стороны Джонс, наоборот, считал, что Майкл стал слишком требовательным и
неуступчивым. При таких отношениях партнерство, которое когда-то приносило
миллионы от продажи альбомов, больше не могло существовать. Джонсу не сообщили,
что он не будет продюсером нового альбома. Майкл просто начал работать без него.
В конце 1989 г. Дэвид Геффен звонил Джону Бранка и сказал, что хочет, чтобы Майкл
написал и записал новую песню для фильма Тома Круза Days of Thunder, она должна
была быть записана на Geffen Records. Бранка был уверен, что Майкл не захочет делать
это, потому что практически никогда не участвовал в проектах, в которых не был занят
лично. Тем не менее он решил спросить об этом у него и оказался прав: "Ни в коем
случае".
Бранка просил Майкла подумать, Геффен был другом и советчиком, и, возможно, могло
быть достигнуто согласие.
В конце концов Джону Бранка пришла идея "одолжить Геффену" песню Beatles Come
Together, которую Майкл записал и исполнил на видео Moon walker, но этот клип не был
выпущен на широкий коммерческий экран. Геффену не очень понравилось это, но он
решил согласиться.
Адвокаты Геффена позднее пытались получить от Си-би-эс право на использование этой
песни в альбомах МСА. Дэвид решил вести переговоры не с Уолтером Етникофф,
президентом компании, а с Томми Матола, главой местного отделения компании. Когда
Етникофф узнал об этом, гневу его не было предела. Годами существовало правило, что
ни одна сделка с Майклом Джексоном не может быть заключена, помимо самого
Етникофф. Ему казалось, что Геффен пытался провести сделку за его спиной.
Уолтер Етникофф известен в равной степени своим крутым характером и деловыми
качествами. "Какого черта здесь происходит? - кричал он по телефону Бранка. - Что
вы задумали?"
Бранка попытался растолковать, но Етникофф не интересовали объяснения. Он был
невероятно зол на него, Джексона и Геффена и отказал Геффену в просьбе.
Майкл, узнав о таком решении, был в высшей степени раздражен. Теперь больше, чем
когда либо, он хотел, чтобы Come Together была включена в саундтрек Геффена, но был
бессилен сделать что-либо без согласия Етникофф. Многие журналисты считают, что
Дэвид использовал негативное отношение Майкла к Етникофф, чтобы настроить его
против президента Си-би-эс. Если это действительно так, сделать это было совсем не
трудно, так как Джексон уже был зол на него.
Франк Дилео и Уолтер Етникофф были большими друзьями. В 1988 г. Етникофф захотел,
чтобы CBS Music Video Enterprises стала дистрибьютером Moon walker. Он рассказал об
этом Джону Бранка. Тот отсоветовал, полагая, что в интересах самого Уолтера, если
дистрибьютером будет компания Vestron. Джексон был угнетен тем, сколько денег
потерял на Moon walker. Бранка также считал, что надежды на успех этой картины как
домашнего видео были нереальными. Если бы Етникофф совершил какие-либо ошибки в
ее популяризации, Майкл, без сомнения, был бы очень зол, и, кто знает, эта
неудовлетворенность могла сказаться на его контрактах с Си-би-эс.
Етникофф уверил Бранка, что его компания выполнит свою работу в лучшем виде. Что
они и сделали. Было продано более миллиона экземпляров видео, немыслимое
количество в продаже видеокассет, тираж большинства музыкальных видеокассет - не
более 25 тыс. экземпляров. Мадонна, если повезет, может продать несколько сотен тысяч
экземпляров. Последний домашний видеофильм, который мог соперничать по количеству
продаж с Moon walker, - The Making of Thriller.
Но Майкл не был удовлетворен.
"Да, конечно, продан миллион экземпляров, - говорил он Дилео. - Но представь себе,
сколько бы они могли продать, если бы была нормальная рекламная кампания. Они
вообще ничего не сделали. И не говори мне, что они отлично выполнили свою работу.
Они этого не сделали. Етникофф практически меня кинул".
После разочарования с Moon walker и конфликта с Come Together Майкл никогда больше
не хотел иметь дел с Уолтером Етникофф.
Дэвид Геффен, который каким-то образом имел всю финансовую информацию Майкла
(вполне возможно, что тот сам дал ему эти документы), начал обсуждать с ним его
отношения с Си-би-эс. Он напомнил ему почти о 40 млн долларов, истраченных на
производство видеофильмов для альбома Bad (включая расходы на Moon walker), и это
было невероятно большой суммой для производства видео. Геффен был прав. Однако
Бранка удалось вернуть Джексону огромную сумму с продажи этих видео, чистая потеря
составляла "только" 10 млн. Практически никто в индустрии звукозаписи не получает 30
миллионов от музыкальных видео. Тем не менее Майкл стал подозревать, что Си-би-эс
зарабатывает на нем и его видеофильмах больше, чем он сам. Вскоре он был взвинчен до
такой степени, что решил навсегда расстаться с Си-би-эс.
До сих пор Уолтер Етникофф и Майкл были в отличных отношениях. Когда Майклу в
1984 г. вручали премию Грэм-ми, он вышел на сцену вместе с Етникофф. Уолтер был
благодарен ему и считал, что это принесло ему в дальнейшем миллионы долларов от
продажи продукции. "Никто никогда не выходит на этой церемонии с дирекцией фирм
звукозаписи, они никому не интересны, - говорил Етникофф в интервью Rolling Stone в
1988 г. - Я пошел в Си-би-эс и сказал: "Дайте мне за это еще 2 млн долларов".
Уолтер Етникофф был одним из наиболее влиятельных людей в бизнесе звукозаписи на
протяжении многих лет. К 1990 г. среди звезд, которые записывались в его компании,
были Майкл Джексон, Брюс Спрингстин, Rolling Stone, Боб Дилан. Но его власть
пошатнулась за последний год, когда испортились отношения с компанией Sony, чьей
дочерней компанией была Си-би-эс. Сказались и неприятности, возникшие с Брюсом
Спрингстином и его адвокатом Джоном Ландау. Теперь, потеряв Джексона, его будущее
выглядело весьма сумрачно.
Пока Майкл пытался разобраться в нюансах своей карьеры, наступил 1990 год. Он
начался невесело для семьи Джексонов. Очередной судебный процесс. На этот раз мать
судилась с дочерью. Кэтрин обвиняла ЛаТойю в краже ее акций в их усадьбе в Энсино.
Кэтрин утверждала, что в июле 1987 г., когда Гарри Бер-вин предъявил Джозефу
многомиллионный счет, Джек Гордон убедил ЛаТойю объяснить своей матери, что 25%
стоимости дома, которые принадлежали ей, были под ударом (Майкл имел остальные 75).
Кэтрин поверила и подписала соглашение, в котором передавала ей свою часть дома,
ничего не получая взамен. Но сделала она это только тогда, когда дочь пообещала вернуть
ее имущество, если она об этом попросит. Кэтрин отмечала в документах,
предоставленных в суд, что в то время была в состоянии "сильнейшего стресса". Теперь
она хотела вернуть себе свои акции, но ЛаТойя отказывалась сделать это.
По словам Джерома Говарда, бывшего бизнес-менеджера Кэтрин, она сообщила ему, что
в связи с судебным процессом Бервина против Джозефа первое, что они сделали,
зарегистрировали все машины на имена детей, а также переписали акции Кэтрин на дом
в Энсино на имя ЛаТойи для подстраховки. Вскоре после этого дочь уехала, я сказал
Кэтрин, что ей следует начать думать о доме, мне казалось, что ЛаТойя не собиралась
возвращаться. Но прежде всего мать хотела вернуть ее. Она не думала о доме. А Джозеф
волновался о том, что может случиться с домом. Кэтрин следовало бы забрать у ЛаТойи
документ о передаче ей акций на дом сразу после подписания договора и не пускать его в
ход, пока бы ей это не понадобилось. Если бы ЛаТойя и Джек не намеревались сделать
ничего плохого, они согласились бы на это. Но мать доверяла дочери, и теперь она с ней
судится".
"Этот суд, который начала моя мать, - самая сумасшедшая вещь, которую человек мог
сделать, - говорила ЛаТойя. - Она просто хочет сделать мне больно, и я знаю, что
Майкл и Джанет поддерживают ее в этом".
ЛаТойя утверждает, что получила часть дома, принадлежащую Кэтрин, потому, что в
1987 г. у родителей возникли проблемы по оплате налогов и она дала им деньги, чтобы
расплатиться с долгами. Мать якобы сказала ей: "Я не хочу, чтобы ты просто так дала нам
деньги, а сама осталась ни с чем. Я хочу дать тебе мои 25% от дома как гарантию".
ЛаТойя уверяет, что заплатила за свою часть лома. Теперь она собиралась продать ее за 50
млн долларов японской компании, которая намеревалась создать здесь место
туристического паломничества, которому уже было дано название "Земля Джексонов".
Непонятно, как она собиралась делить дом, поговорила, что он будет "разделен на части".
Первое, что должны были увидеть туристы при выходе из автобуса, говорила ЛаТойя,
фигура Майкла в барокамере.
Кэтрин была очень расстроена. Когда ЛаТ ойя рассказала о задуманном Майклу, это
вызвало у него отвращение. Но сестра сказала, что не откажется от своего проекта, "и
никто из вас, никакие деньги на свете не смогут остановить меня".
"Она просто издевается над ними, - считал один из ее друзей. - Она не собирается
делать ничего из того, что сказала. Ей просто доставляет удовольствие раздражать их.
Они верят во все, что она говорит, особенно Майкл. Он с ужасом думает, "каким будет ее
следующий шаг. Она всю семью сводит с ума". ЛаТойя настаивала, что Джанет послала за
ней огромного, "как горилла", мужика, который должен был выкрасть ее изМанхэттена и
вернуть домой. Это происходило в январе 1990 г. "Я уверена, что семья планировала
держать меня взаперти, пока я не соглашусь с их волей", - говорила она.
Семья продолжала обвинять во всем Джека Гордона. "Моя прекрасная сестра вышла
замуж за таракана, - говорил Джермен с горечью. - Одна из самых ужасных вещей,
которые он сделал, - заставил ее поверить, что она может быть хорошей певицей". Брат,
по его словам, недавно видел выступление ЛаТойи в ночном клубе, и это было "ужасно",
мы знали, как чудовищна она будет в этом амплуа просто потому, что у нее нет тех
качеств, которые для этого требуются".
Гордон в ответ заметил, что Джермен - "завистливое животное. Он завидовал любому
члену семьи, который добивался успеха". По словам Гордона, ЛаТойя рассказала ему, что,
когда вышел альбом Thriller, Джермен, глядя на его обложку, сказал: Майкл "мечтал быть
белым, но успеха он не добьется". Грязь полилась рекой. Гордон распространил в прессе
измышления о том, что Джермен и Майкл якобы приняли мусульманство и стали
последователями Луиса Фарра-кана, которого критиковали за антисемитизм. Гордон,
иудей, заявлял, что ЛаТойя передумала делать музей "Земля Джексонов" и собирается
продать свою часть дома в Энсино хасидам, чтобы они могли открыть там центр
образования. "Он уверен, что вся эта семья антисемиты, - говорил один из его
партнеров по бизнесу. - Он знал, что заявление о хасидах взбесит их, и он оказался
прав".
"Я слышал, что у Кэтрин поднялось давление, - рассказывал знакомый семьи. -
Джозеф готов был убить этого парня. Наконец, по происшествии многих лет, он встретил
достойного соперника, и его имя было Джек Гордон. В нем соединились все
отрицательные качества, которые были присущи ему самому - характер манипулятора,
уличная хитрость и нечистоплотность шоу-бизнеса. Но ЛаТойя теперь самостоятельная
женщина, и они должны отпустить ее. Помоги ей бог".
Майкл не хотел участвовать в этих баталиях. Он старался делать все, чтобы не думать о
проблемах своей семьи, окружал себя детьми, занимался благотворительностью. Когда
мать подала в суд на дочь, устроил праздник для 80 неблагополучных детей на своем
ранчо в Санта-Инес. Их привезли два автобуса. Джексон провел их по своим игровым
комнатам, устроил им барбекю-ланч. После этого проводил детей в Макларен Холл и
фонд "Загадай желание", которые находились в его доме. Он показал детям мультфильм о
черепашке Ниндзя. В этот день, когда его знакомый спросил его о ЛаТойе, Майкл
гадливо потряс головой. "Я больше о ней не думаю, - сказал он с раздражением. -
Теперь она сама по себе".
(В ноябре 1990 г. ЛаТойя и Джек объявили, что она тайно родила Джека-младшего в
Лондоне в июне 1989 г. Однако большинство членов семьи, друзья и знакомые считали,
что у нее не было ребенка, что она просто хотела привлечь к себе внимание.)
Младшая сестра Майкла Джанет, которой было тогда 23 года, всегда признавала
превосходство сестры. "ЛаТойя красивая. Это факт. Она просто красавица, - сказала
однажды Джанет, которая всегда недооценивала себя. - Знаешь, что я вижу, когда
смотрюсь в зеркало? Я вижу слишком много лица. Посмотри на эти скулы. Даже при
крайней степени истощения мое лицо все равно будет выглядеть большим, потому что я
унаследовала эти скулы от бабушки. Кроме того, я никогда не буду такой худой, как
ЛаТойя. Я просто пышка, и это единственное, как можно меня описать. У меня толстые
ноги, я маленького роста, а люди маленького роста всегда должны следить за весом. Но я
очень любл" "~С^тоГе всегда делает мне замечания, когда я полнею. ЛаТойя тоже всегда
говорит мне: "Осторожно, ты немножко поправилась. И отец велит, чтобы я худела".
Майкл прозвал ее осликом. Но это не помогло. "Ты выглядишь как ослик, ты такая же
толстая", - дразнил он ее. К 1990 г. Джанет достигла наибольшего успеха в своей карьере
Вышли альбомы А&М, Janet Jackson's Rhythm Nation 1814, а также ряд хитов Miss You
Much Escapade Rhythm Nat.on. Тогда же У нее было первое большое турне.
Очаровательная, талантливая и подвижная, она стала одной из наиболее знай менитых
членов семьи Майкла. Не поддерживая отношении ни с кем из родственников, кроме
матери, всячески старалась избежать их махинаций и полностью посвятила себя работе
Хотя Джозеф не перестал быть ее менеджером, он все еще по лучает деньги от Rhythm
Nation.
Джанет сначала намеревалась дать родителям 3,5% от до ходов от Rhythm Nation, но
потом сократила до 2,5, чтобы остальную часть получил Марлон, у которого тогда были
финансовые трудности (дом, который ему принадлежал, был заложен и по рассказам
знакомых Джексонов, Кэтрин убедила Джанет выкупить его). Дочь хотела, чтобы мать
лично полупила свою часть денег, и потому она была против того, чтобы Rcto сумму
направили в офис отца.
"Яучилась У лучшего - Майкла Джексона, - заявила Джанет в апреле 1990 г. о своем
брате, с которым в семье у нее были наиболее близкие отношения. - Я это говорю не
потому что он мой брат, а потому, что я действительно ДУмаю (tm) он лучше всех. Я
видела, как тяжело он работает, как добивается своих целей. Мне так странно читать то,
что о нем пишут Люди совсем не понимают его".
Джанет также призналась однажды: "Майкл говорит, что из всей семьи мы больше всех
сходимся в наших мыслях^ Она - единственная из родных, кто записывает на видео его
клипы просто для того, чтобы потом смотреть их. И все же олТдолжна согласиться, что
между ними существует^некоторая конкуренция. "Он очень амбициозен, - сказала она в
но-ябпе 1990 г - Но и я тоже".
Удивительно, однако, что у Майкла нет чувства соперничества по отношению к Джанет,
как многие думают Практически всегда он поддерживает ее начинания, когда она его о
чем-то спрашивает. Он считал Rhythm Nation гениальной работой и, несмотря на большие
тиражи, было огорчался, что продано недостаточно копий. "Почему было продано всего 5
или 6 млн экземпляров? - спрашивал он одного из своих бывших коллег. - И что это
значит для меня и для моего следующего альбома?"
Как и Майкл, Джанет прибегала к услугам пластического хирурга. У нее было, по
крайней мере, две операции (тоже - нос), некоторые предполагали также, что
корректировала форму груди. Но она знает, как использовать пластическую хирургию в
свою пользу. Она выглядит великолепно, особенно после того, как стала придерживаться
диеты, при которой могла употреблять не более 900 калорий в день. Многие считают, что
в технике танца и хореографии Джанет, может быть, даже превосходит Майкла. И хотя
она не обладает сильным голосом, стала прекрасной артисткой. Так же, как брат, Джанет
очень склонна к изнуряющему труду. Однажды после получасовой видеосъемки для
альбома Rhythm Nation она потеряла сознание. Когда пришла в себя, была будто в
лихорадке. В больнице выяснилось, что у нее экстремальное переутомление, организм
полностью обезвожен.
Джанет заплатила 4 миллиона долларов за свой дом с шестью спальнями, который
расположен на 2,5 акрах земли на холме в северной части Сан-Диего. Она собирается
жить там со своим другом и помощником, бывшим хореографом Рене Элизондо.
Остальные Джексоны не имели такого успеха в своей музыкальной карьере без Майкла.
Что касается прибыли, то сольные альбомы, выпущенные Джекки, Джерменом, Мар-
лоном и Рэнди, разочаровали. Не пользовался большой популярностью альбом, который
назывался 2300 Jackson Street, который записали вместе Джекки, Джермен, Тито и Рэнди.
Майкла это расстроило, особенно если учесть, что он просил Уолтера Етникофф обратить
пристальное внимание на рекламу альбома. Но без участия в нем Майкла Си-би-эс не
могла успешно анонсировать его. Нельзя сказать, что у братьев не было таланта, был.
После десятилетий работы большинство из них были первоклассными вокалистами и
прекрасными эстрадными артистами. Но пытаться продолжить личную карьеру в тени
Майкла оказалось нелегким делом. Публика не хотела его братьев, только самого Майкла.
Си-би-эс не возобновила своих отношений с Джексонами после выхода альбома 2300
Jackson Street.
Без Майкла, солирующего в группе, гарантировать успех новых альбомов его братьев
никто не мог. У ЛаТойи тоже не было контрактов на новые альбомы, казалось, что она
больше не заинтересована продолжать карьеру певицы. Скорее она собиралась стать За За
Габор своего времени, то есть быть знаменитой только потому, что ты знаменита. Морин,
которая, очевидно, была наиболее талантливой из трех дочерей, по иронии судьбы
подписала контракт с Motown Records.
Марлон, который больше не работал с компанией Capitol Records, в мае 1990 г. устроил
аукцион памятных вещей и мебели, чтобы заработать денег. Среди выставленного на
продажу были чемпионские кольца, принадлежащие Мухаммеду Али и Шугар Рей
Леонарду, золотые диски, картины, написанные маслом, мраморные статуэтки и
множество других дорогих предметов. Аукцион был очень грустным событием для
Марлона и Кэрол Джексон, у которых в то время были большие финансовые трудности.
До сих пор Майкл владеет своим великолепным ранчо Neverland Valley в Санта-Инес.
Живет там один. У него дюжина слуг, которые работают на него. Многие его знакомые
были удивлены, почему он не хотел, чтобы Билл Брэй жил с ним на ранчо. Это был его
друг, которому можно было доверять, его телохранитель с раннего детства. Но Джексон
был тверд в своем решении. В последние годы у него возникли сомнения по поводу
преданности Брэя.
Этому способствовал, в частности, конфликт во время турне Майкла с песнями из
альбома Bad. Брэй убедил Боба Джонса, одного из вице-президентов MJJ Productions,
чтобы Майкл подписал документ, который давал бы Биллу право занимать место в
компании, превышающее позицию Джексона. На самом деле Брэй просто неправильно
сформулировал свою мысль в этом документе - в конце концов, он охранник, а не
филолог, - но звучало это именно так. Майкл его подписал. Но потом, обдумав
написанное в контракте, по рассказам друга Боба Джонса, позвонил Бранка среди ночи,
чтобы узнать его мнение. Тот был возмущен, что Джексон подписал, не подумав, такое
важное соглашение. По словам Бранка, если он решил до конца своей жизни работать на
Билла Брэя, то, сделав это, безусловно поступил правильно.
Бранка, Брэй и Джонс немедленно встретились, той же ночью проблема была решена.
Билл Брэй получил больше власти в организационных делах, ему повысили зарплату. Но
должность, которая ему предназначалась в компании, стала более скромной. После этого
Брэй совершил несколько сделок, на которых заработал полмиллиона долларов, его
подруга получила новый "Мерседес". Эта череда событий заставила Майкла задуматься.
Он хотел бы верить, что Билл, который по возрасту годился ему в отцы и который провел
вместе с ним так много лет, должен был бы по-настоящему душою болеть за его
интересы. Скорее всего он действительно был привязан к Майклу, что и доказывал в
течение 20 лет. И все же, наверное, ему было очень трудно уйти от соблазна получить
хоть какую-то выгоду от шоу-бизнеса для себя.
Для Боба Джонса эта попытка помочь Биллу Брэю была первой и последней в его жизни,
когда он вмешался в деловую политику Майкла. Он сожалел об этом и объяснял, что
просто пытался помочь старому другу Брэю.
Джонс, который работал с Майклом с 1987 г., знал его еше 10-летним мальчиком. Джонс
был одним из директоров Motown и много лет работал с братьями Джексонами, пока они
не уехали в 1975 г. В следующие 12 лет он практически не имел никакого отношения к
карьере Майкла, т. к. продолжал работать в Motown. В конце 1987 г. ушел оттуда и
восстановил свои отношения с ним, будто они и не расставались. Очень сомнительно,
чтобы Джонс мог намеренно причинить вред ему или кому-то другому из его семьи.
Когда Майкл не жил в Neverland Valley, он проводил много времени в одиночестве в
своем доме в Вэствуде. Он называл это место своим "укрытием". Жильцы дома были
недовольны таким соседством.
"Это просто какой-то кошмар, - говорил один из них. - Постоянные охранники, все
время что-то вынюхивающие, люди, задающие вопросы. Меня допрашивали сто раз,
когда я просто входил в подъезд".
Один из фанов Майкла однажды попытался навестить его, но в долю секунды был
окружен охранниками, как только постучал в дверь.
Майклу также принадлежат 75% их семейного дома в Эн-сино, 50% дома на Линдли-
авеню в Энсино, есть множество других вложений в недвижимость.
По последним данным, ему было сделано шесть пластических операций, чтобы более
четко обрисовать кончик носа, приподнять переносицу и сузить ноздри. "Каждая такая
операция стоит от 3 до 10 тыс. долларов, - говорит доктор Роберт Котлер, автор
руководства по косметической лицевой хирургии. - Теоретически нет ограничений в
количестве операций, если пациент здоров. Все ткани должны нормально заживать и
срастаться. Тем не менее мы наблюдаем, что каждая последующая операция бывает более
трудной - становится больше шрамов, из-за которых технически труднее работать. Но
это не значит, что такие вмешательства не могут или не должны проводиться".
Вопрос о пластических операциях для Майкла - болезненный, он никогда не обсуждает
его, даже с ближайшими знакомыми. Однажды Барбара Уолтере вела программу о
пластической хирургии на канале ABC. Она упомянула, что Джексон сделал несколько
таких операций. Несмотря на то что она не входила в детали, он был взбешен.
"Эта тварь, - кричал он. - Как она посмела, лучше бы рассказала о своих операциях.
Посмотрите на эти глаза, на этот нос, на эту грудь".
Когда Джон Бранка позвонил Уолтере и сказал, что Майкл обиделся, она решила сама
поговорить с ним. Ей удалось наладить их отношения.
Пластические хирурги, которые не имели отношения к операциям Майкла, пытались
предположить, каким образом была сделана та или иная из них, использовались ли кость,
пластик или другие материалы. Процесс выздоровления после подобных вмешательств
может быть очень болезненным. Нужно было иметь огромное желание изменить свою
внешность, зная, что придется пройти через весь этот ужас - после каждой операции нос
опять ломали и переделывали форму.
Были предположения, что Майкл приобрел некую зависимость от пластических
операций. "Это может быть так же, как, например, зависимость от алкоголя, наркотиков
или еды", - считает доктор Альфред Кудли, профессор психиатрии клиники UCLA.
"На самом деле это больше одержимость какой-то идеей, чем зависимость, - возражает
доктор Котлер. - Я думаю, просто нужно знать, когда остановиться. Это самое главное,
что пластический хирург должен объяснить своему пациенту. Хороший хирург всегда
скажет: "Все, стоп, теперь надо остановиться".
Медсестра, которая работала в офисе Стивена Хоффли-на, убеждена, что у Майкла была
настоящая зависимость от пластических операций. "У него такая паранойя по поводу
своего носа, - говорила она, - доктор просто не знает, что с ним делать. Уже нечего
добавить к носу этого пациента". Но почему же тогда он делает все эти операции? "Да
все очень просто. Он очень хочет выглядеть белым".
Поговаривали также, что Майкл отбеливает кожу. "Это очевидно, он что-то сделал, -
отмечал один из его родственников. -Я не могу утверждать, что он отбеливает кожу, но
выглядит он светлее, и я уверен, что это не макияж. Он не посвящает семью в свои
фантазии, и мы не можем его понять". Некоторые считают, что изменения в его
внешности являются якобы отказом от его черных корней. Говорят, он хочет выглядеть
белым, чтобы привлечь к себе больше публики. Но на вопрос, правда это или нет, может
ответить только сам Джексон, но он никогда об этом не говорит.
Возможно ли это в принципе для черного человека, осветлить свою кожу? "Да, -
говорит пластический хирург Роберт Котлер. - Невозможно сделать кожу белой, но
можно осветлить ее. Существуют некоторые отбеливающие элементы, которые,
безусловно, могут сделать черную кожу светлее".
Один из сотрудников Майкла вспоминает: "Утром и вечером он втирал какой-то крем в
лицо и шею. В его косметичке была масса маленьких тюбиков. Я спросил, что это.
"Лекарства", сказал он. Больше я не приставал к нему с этим, А потом заметил, что
Майкл, когда выходил на солнце, всегда прикрывал лицо рукой или надевал большую
шляпу, будто не хотел, чтобы солнце касалось его лица. Он настолько боялся солнца,
словно мог сгореть от единого его луча. Мне все это казалось очень странным, но я
никогда его об этом не спрашивал".
Известно, что при употреблении некоторых осветляющих кремов строго рекомендуется
избегать малейшего пребывания на солнце.
"Существует также набор классических осветляющих компонентов, которые легко можно
приобрести без рецепта; такие, например, как крем Порцелана, - говорит доктор Котлер
(некоторые родственники и коллеги Майкла и ЛаТойи говорили, что те интенсивно
пользовались им). - Можно также использовать сильно концентрированный раствор
кислоты, чтобы смыть пигмент с кожи. Однако нет никакой уверенности в том, что
пигмент не вернется обратно, да еще в более интенсивной форме. Это совершенно
непредсказуемая процедура, поэтому я бы никогда этого не делал".
Майкл никогда не обсуждает вопросов о своих пластических операциях или осветлении
кожи ни с кем, кроме своего доктора. В 1987 г. два близких ему человека были
обеспокоены его внешностью и заговорили с ним об этом. "Майкл, хватит, - сказал
один из них. - Ты уже достаточно светлый, оставь свою кожу в покое, и нос твой тоже
достаточно маленький и такой формы, как ты хотел".
Джексон промолчал, но по его лицу можно было догадаться, что он недоволен. Он
взглянул на другого приятеля, но тот понимал, что сейчас не лучший момент высказывать
свое мнение.
Майкл использует много грима, косметики, что, безусловно, может частично объяснить
цвет его кожи. Он, конечно, не единственный артист, который делает макияж, подводит
глаза и красит ресницы. Художник-визажист Джордж Мастере рассказывал, что когда
Элвис Пресли вернулся в Голливуд после службы в армии, "он использовал больше туши
и другой косметики, чем его девушки".
Майкл признается только в двух операциях по поводу носа и одной на подбородке, но
трудно, почти невозможно поверить, что он ничего не делал со щеками, если сравнить
его фотографии "до и после". По мнению пластического хирурга доктора Витто Кватела
из Нью-Йорка, возможно, у него имплантанты в щеках, недалеко от нижних век. Не
исключает этого и доктора Котлер. Изучив фотографии, Кватела предположил, что
вокруг глаз сделана татуировка, чтобы они всегда выглядели подведенными, а также
уменьшена нижняя губа. "Сказать, что он выглядит хорошо, было бы не совсем верно, -
говорит Кватела. - Он перегнул палку и выглядит неестественно. Это не то, что должна
делать пластическая хирургия. Можно сказать, что он зашел слишком далеко".
Доктор Роберт Котлер не согласен с этим. "Майкл достиг невероятных результатов.
Особенно в том, что касается его носа. Если вы сравните, как он выглядел раньше и
сейчас, я как практикующий пластический хирург просто снимаю шляпу перед доктором
Хоффлином. Знаю, какие трудности он преодолел. Нос пациента был очень плоский и
широкий, аморфный, практически не имел формы. Сделать такой узкий, каким он стал,
великое достижение. И совершенно неважно, сколько операций потребовалось, чтобы
достичь такого результата. В конце концов, важно единственное - что Джексон сам
думает о том, как он выглядит. Если он счастлив, а я думаю, что он должен быть
счастлив, все эти операции имели смысл. Я бы хотел вам напомнить, что порой
удовлетворение, которое получает пациент, превышает ожидания хирурга".
Психиатр Карл Либерман говорил: "В своей основе пластические операции Джексона
являются не чем иным, как недовольством самим собой. Он, вероятно, ощущает, что его
никогда по-настоящему не любили за то, каким он был, а любили лишь за то, во что его
превратили. Он, очевидно, изначально считал себя несчастливцем плюс чувство нелюбви
к самому себе. Возможно, он начал делать все эти операции, чтобы не быть похожим на
своего отца, которого, очевидно, ненавидит. Но теперь, я думаю, он продолжает делать
это, потому что так невероятно несчастен".
Конечно, только Майкл Джексон и его пластический хирург Стивен Хоффлин знают,
сколько операций он перенес, но об этом не говорят. Последнюю точку здесь поставила
Донна Бертон, секретарь доктора Хоффлина. Когда ее спросили, может ли она или доктор
подтвердить некоторые детали операций Джексона, она сказала: "Мой ответ - нет.
Каждый день нам звонит множество людей, которые хотят получить ответ на этот вопрос.
Наш ответ на этот вопрос - "нет", и так будет всегда".
Сейчас Майкл выглядит как хрупкая фарфоровая кукла. Черты лица - что-то среднее
между мужскими и женскими. Когда он выступал по телевидению в конце 1989 г.,
большинство зрителей выразили недоумение по поводу его внешности. Он выглядел
почти больным.
Доктор Пол Габриэл, психиатр из Университетского Медицинского Центра в Нью-Йорке
дал своеобразное объяснение пластическим операциям Майкла и тому факту, что он стал
выглядеть столь женоподобно за последние 10 лет. Его поведение, сказал Габриэл
писательнице Линде Эглезиас, основано на том, что он не хочет выглядеть взрослым
мужчиной, предпочитая оставаться ребенком, или на желании "выглядеть более
нейтральным, чтобы избежать дискуссий и конфликтов по сексуальным вопросам.
Возможно, Джексон не развился сексуально". Инфантильный вид может быть милым в
переходном периоде. Это может казаться интересным, когда 20, но становится странным
после 30 лет. И на самом деле, каким будет Майкл Джексон, когда ему будет 40? Будет ли
он все еще обладать таким мягким шепчущим голосом? И как будет выглядеть его лицо,
когда ему будет 50? Или 60? Мысль об этом и о том, как он будет справляться с
проблемой старения, весьма сложная.
В 90-х годах Майкл серьезно занимался реорганизацией своих деловых отношений.
Возможно, он получал консультации мультимиллионера Дональда Трампа, который его
покорит Первым человеком, который попытался организовать их встречу был Джек
Гордон, но Майкл никогда не стал бы ни с кем встречаться по его рекомендации, даже
если это был Дональд Трамп. Наконец в 1988 г. он был представлен ему одним из общих
друзей. Трамп был польщен этой встречей. Он говорил многим из своего окружения, что
лично знаком с Джексоном и надеется убедить его присутствовать на открытии своего
нового отеля "Тадж-Махал" в Атлантик-Сити в апреле 1990 г. Трампу, человеку,
обладающему и богатством, и властью было лестно знакомство с такой суперзвездой, как
Майкл Джексон. К сожалению, как и большинство людей, он хотел извлечь выгоду для
себя из этого.
"Мы так близки с Майклом, что ради меня он готов на все" - хвастался Трамп, хотя был
едва знаком с Джексоном. Когда он наконец обратился к нему с просьбой быть на
церемонии в "Тадж-Махале" - не как артист, а просто как частное лицо, которое просто
привлечет внимание, - Майкл согласился. Трамп, как и все остальные, был поражен.
"Ну, что я говорил? - хвастался он. - Это самый отличный парень в мире. Майкл готов
пойти на все ради приятеля".
Хотя они, безусловно, не были "приятелями". Трамп предоставил Джексону в своем
отеле номер на 5 этаже, который стоил 10 тыс. долларов в день, и с гордостью
представлял Майкла прессе. На удивление, тот был достаточно мягок с журналистами и
даже сказал некоторым, что сам решил прийти чтобы побыть с Дональдом. Майкла
всегда привлека-ти люди, обладающие большим богатством и властью. Он говорил что
"магия", которая сделала их такими удачливыми, распространится и на него, если он
будет держаться вблизи них Это звучало так, будто сам он не имел огромного успеха.
Трудно представить, однако, о чем могли говорить Джексон и Трамп. Дональд был очень
разговорчивым в отличие от Майкла, достаточно скрытного, особенно в вопросах,
касающихся его деловых отношений, отмечал бывший партнер Майкла
Майкла.
Один из его сотрудников рассказывает, что слышал, как Дональд Трамп, окруженный
толпой фанов и репортеров, выкрикивающих вопросы, сказал Майклу:
- Майк, ты самый великий. Если бы я шел сейчас по этому гостиничному залу с Ми ком
Джапером. никто бы даже не обернулся. Но с тобой, оглянись, нас просто атакуют.
Майкл и Дональд улыбнулись и на мгновение замерли, позируя фотокорреспондентам.
- Дон, это лучший гостиничный зал, который я видел в своей жизни, - сказал Майкл
после того, как были сделаны несколько снимков. - Ты действительно великолепно
разбираешься во всем этом. Этот отель просто потрясающий.
Потом Майкл повернулся к репортеру, который подошел слишком близко, и сказал:
- Без комментариев.
- Да нет же, - произнес в ответ Дональд. - Самый великий - это ты. Ты
действительно лучший. Я думал, что я большая птица, но куда мне до тебя. Посмотри на
всех этих людей, они тебя обожают.
Трамп повернулся к представителям прессы и объявил: "Пожалуйста, никаких вопросов".
- Дон, это ты самый великий. - сказал Майкл Трампу. - Это тебя они фотографируют,
а не меня. Это ты лучше всех.
Так они продолжали бесконечно. Позднее сотни фанатичных женщин пытались
броситься к Майклу, когда он входил из лифт отеля. Увидев, что они приближаются, он
отреагировал мгновенно - схватил шляпу и пригнулся к полу, в то время как его
охранники окружили его плотным кольцом и стали отодвигать толпу назад. Позднее,
когда Майкл и Дональд пошли в ресторан, дирекция отеля была вынуждена запереть все
двери, чтобы предотвратить атаку фанов. Однако несколько человек все же пробрались
внутрь и не давали Майклу покоя. Через 5 минут, голодный и усталый, он был вынужден
покинуть ресторан, скрываясь от преследований публики.
Глава 33
Последние годы были очень утомительны для Майкла. Он испытывал постоянный стресс
и невероятную усталость. К 1990 г. давление со стороны семьи, творческие проблемы -
все было невыносимо для 32-летнего Джексона.
В июне он вел переговоры с Дисней-студиями (Disney Studios) о возможности
использования его имени в их новых работах. Узнав, что Дэвид Геффен, связанный с
МСА, хочет, чтобы Джексон присутствовал на открытии Universal Theme Park во
Флориде, Майкл Эйзнер, глава Disney - предупредил его, что, если он как-то будет
связан с этой компанией, больше никогда не будет работать с ними. Майклу было трудно
решить эту проблему. Давление со стороны Эйзнера удручало его. Он очень уважал и
хотел сотрудничать с этими людьми, но был намерен и продолжать дружбу с Геффеном.
Мучительные размышления об этом, продолжавшиеся несколько недель, привели к тому,
что в его воображении эта проблема стала больше, чем была на самом деле. У Майкла
случился нервный срыв.
3 июня 1990 г. его госпитализировали в медицинский центр в Сайта-Моника. Говорили,
что у него возникла сильная боль в груди во время воскресных занятий танцами. Каждое
воскресенье многие годы он делал это до изнеможения. Такие уроки были частью его
еженедельного ритуала. В этот день он был на диете. Когда Майкла привезли в клинику в
сопровождении его пластического хирурга Стивена Хоффлина, он держался за грудь,
выглядел больным, бледным и очень слабым.
Было немедленно сделано множество диагностических тестов, включая тест на СПИД.
Результат этого анализа крови был. как и ожидалось, негативным. Большинство
журналистов были удивлены, что он вообще согласился на него. Исследования показали,
что он страдал от анемии. Вероятно, из-за того, что был на строгой вегетарианской диете.
По чистой случайности его поместили в палату рядом с его другом Элизабет Тэйдор. С
пневмонией она была в госпитале уже 7 недель. Пребывание Майкла в госпитале на
многие дни стало одной из наиболее обсуждаемых тем в прессе. Президент Буш, Лайза
Миннелли и Элтон Джон звонили ему, чтобы пожелать скорейшего выздоровления.
Кэтрин и другие члены семьи навешали его. ЛаТойя прислала дюжину черных роз.
достаточно странная выходка, но, как она сказала: "Я думаю, они красивые". Фаны ночи
напролет дежурили около клиники. Сообщалось, что Лавон Мухаммад, женщина, которая
называет себя Билли Джин и утверждает, что Майкл отец ее троих детей, приехала в
госпиталь и пыталась увидеть своего "мужа". Полиция немедленно удалила ее.
Было объявлено, что Майклу поставили диагноз - кос-тохондрит, воспаление в
передней части ребер. Чаще всего им болеют юные атлеты, которые перегружают себя на
тренировках. Такое состояние связано с чрезмерной утомленностью и стрессом.
"Какая чушь, - говорил один из бывших близких коллег Майкла. - У парня просто
психологический срыв, плохо с нервами. Он разрывался от того, что не мог решить, с кем
ему остаться - с Disney или Universal, вот причина стресса. Он последнее время очень
уязвим, не может выносить никакого давления. Конечно, поскольку его пребывание в
госпитале привлекло такое огромное внимание во всем мире, как еще им оставалось
объяснить, что у него нервный срыв? Да никогда. Вместо этого они выдумали какую-то
сумасшедшую болезнь, о которой ни один человек на всей планете никогда не слышал, и
публика должна была принять это".
Тот же бывший коллега настаивал, что история о том, что у Майкла появились боли в
груди во время репетиции, была тоже придумана для публики потому, что звучала
правдоподобно.
Безусловно, когда Джексон поступил в клинику, были очевидны некоторые симптомы,
которые часто ассоциируются с классическим "приступом паники" - он потел, дрожал,
задыхался. От психологических проблем иногда страдают люди, подверженные стрессу.
По данным доктора Брайена Миллера из Лос-Анджелеса, "35% жителей страны
переживают "приступ паники" по крайней мере раз в год. Это необязательно требует
лечения. Тем не менее некоторым людям, подверженным таким расстройствам, терапия
может помочь. Они могут научиться, как справляться со своими страхами. Например,
психотерапия помогает остановить так называемый внутренний диалог, который только
раздувает проблему и может привести к паническим приступам. Пациента учат заменять
фразы типа "Я не могу это выносить" на более успокаивающие, такие, как "Успокойся,
ты нервничаешь из-за полной ерунды". Миллер также отмечает, что "люди, страдающие
от панических расстройств, в три раза больше подвержены суицидным состояниям, чем,
например, жертвы других психологических проблем".
По мнению Боба Джонса, пресс-секретаря Майкла, заявления о том, будто он находился в
состоянии небольшого стресса, явно приуменьшены. Джексон был удручен смертью
своего друга, 18-летнего Райяна Байта, который выиграл длинную судебную тяжбу. Он
боролся за свое право, а также за права других жертв СПИДа посещать школу, несмотря
на всеобщее предубеждение против зараженных. (После 5 с половиной лет борьбы со
смертельной болезнью Байт в апреле 1990 г. проиграл. Это произошло всего через
несколько месяцев после того, как он встречал Новый год на ранчо у Майкла. Майкл и
Дональд Трамп полетели в Индианаполис вместе на частном самолете, чтобы почтить его
память.) Джонс сказал, что Джексон все еще горевал из-за кончины бабушки Марты
Бриджес и Сэмми Дэвиса-младшего, оба умерли в мае. Он нервничал из-за того, что
работа над новым альбом шла слишком медленно. Но никто не упомянул настоящей
проблемы - должен ли Майкл оставаться с Universal или с Disney.
В частной беседе Джексон сказал, что, когда вернулся из турне Bad, хотел уволить всех
своих сотрудников. Он не доверял никому.
Как-то один из них встретился с Майклом, чтобы тот подписал документ. Он настаивает,
что лично должен подписывать все документы, даже 50-долларовые чеки.
"В чем дело? - спросил его бухгалтер. - Ты не доверяешь мне?" -"Слушай, я вообще
никому не доверяю, кроме Кэтрин", - сказал Майкл. - Потом замер на мгновение и
добавил: "И даже в случае с ней я задумываюсь".
Выйдя из госпиталя, он решил реорганизовать все свои дела. Фрэнк Дилео был уволен
после окончания турне, и Майкл не сожалел об этом. В случае необходимости он находил
контакты с ним через знакомых.
Джексон требовал, чтобы все его подчиненные подписывали так называемый контракт о
неразглашении. Делалось это, чтобы предотвратить попытки бывших подчиненных
выступать с какими-либо публичными заявлениями, которые могли бы повредить ему.
Однажды он услышал, что Фрэнк Дилео рассказывал о нем прессе, и настоял, чтобы его
бывший менеджер прекратил любые дискуссии о нем.
Узнав о слухах, что он гомосексуалист, Майкл приказал одному из сотрудников
позвонить Фрэнку Дилео и узнать, не он ли их источник. Фрэнк, который никогда не
думал, что Джексон был геем, обиделся. Он не мог понять, как человек, которого он
когда-то считал своим сыном, потерял к нему всякое доверие. Но он должен был знать,
что это очень подозрительный человек. За два месяца до того, как уволить Фрэнка, он
приобрел в охранной фирме в Нью-Йорке портфель с вмонтированным в него
магнитофоном, а также 6 телефонов-глушилок для своего дома. Портфель мог быть
использован на встречах для секретной записи разговоров, а глушилки не позволяли
записать эти дискуссии при помощи телефонных линий.
Маршалл Гелфанд, который 7 лет работал бухгалтером у Майкла, тоже получил отставку.
Он якобы был слишком консервативным в стратегии инвестиций, Бранка было
приказано нанять нового бухгалтера Ричарда Шермана, который также работал на Дэвида
Геффена.
К лету 1990 г. у Майкла появились сомнения относительно Джона Бранка. Несмотря на
многие профессиональные успехи. Неуверенность в нем усиливалась последние годы.
Например, Майкл постоянно беспокоился, с кем еще работает Бранка. Фрэнку Дилео он
запретил работать с другими клиентами. Но Бранка практиковал как адвокат до того, как
в начале 80-х годов стал сотрудничать с Майклом. К 1990 г., помимо него, он вел дела
еще 25 человек.
В 1988 г. Джон Бранка представлял Rolling Stones в их международном турне Steel
Wheels. По рассказу одного из его сотрудников, Майкл позвонил ему однажды, чтобы
обсудить какой-то вопрос, и тот обронил, что собирается поехать на неделю на Барбадос.
Джексон хотел знать цель его поездки, и когда услышал, что деловая поездка, у него
возникли подозрения. Он хотел знать, что за дела могли быть там у него. Бранка
предпочел не врать и ответил, что ехал на Барбадос, чтобы встретиться с Миком. "С
Миком? Ты имеешь в виду Мика Джагтера?" - допытывался Майкл и он был очень
расстроен.
Бранка подтвердил, что собирался быть адвокатом Rolling Stones во время их турне. "Ну и
что, это большое турне? - спросил Майкл. - Надеюсь, оно не будет таким большим, как
мое, или, что еще хуже, больше, чем мое?"
Казалось, не было никакой возможности успокоить его. Он хотел знать, где будут играть
Stones. Когда Бранка неохотно сказал, что они думают выступить в концертном зале
Колизей в Лос-Анджелесе, Майкл забеспокоился еще больше. "В Колизее! - воскликнул
он. - Колизей! Он же больше, чем Спорт-арена (где выступал я). Сколько дней? Я
надеюсь, они не играют больше дней, чем я и мои братья в Доджер Стали-ум, а?" -
Майкл впадал в истерику.
Когда Джон Бранка стал работать на рок-звезду Герренс Трент Д'Арби, Майкл снова
заволновался. Он считал его, как и Принса, своим конкурентом. Когда Майкл попросил
Бранка прекратить сотрудничество с ним. тот ответил, что. если он настаивает, сделает
это. Позже Майкл позвонил Д'Арби, с которым прежде никогда не разговаривал, чтобы
сообщить, что он не имеет никакого контроля над Бранка и, если адвокат решит разорвать
с ним отношения как с клиентом, это будет полностью его решением, "я совершенно не
возражаю против того, чтобы Бранка был твоим адвокатом". Майкл старался установить
дружеские отношения с Д'Арби на случай, если когда-нибудь в будущем они решат
записать совместный дуэт.
Когда Бранка узнал об этом - менеджер Д'Арби немедленно позвонил ему после
разговора двух звезд. - он был одновременно разочарован Майклом и зол на него. В
конце концов Бранка решил не разрывать своих деловых отношений с Д'Арби (он до сих
пор его адвокат). Адвокатская фирма Бранка. к большому огорчению Майкла, в
последние годы также стала официальным представителем Принса. Бранка, однако,
поступил мудро, поставив дело таким образом, что не имел никакого отношения к ею
счетам. Большинство наблюдателей полагали, что работать па Джексона стало, очевидно,
гораздо сложнее, чем во времена Джона Бранка. Весной 1490 г.. когда Бранка решил, что
ею труд, который занимает у него огромное количество времени, Джексон должен лучше
оплачивать. Дэвид Геффен пред дожил, чтобы тот оставил других клиентов и работал
эксклюзивно на Майкла. Причины, почему Геффен сделал это предложение, неизвестны.
Но учитывая отношения между Бранка и Геффеном в последние годы, вряд ли можно
заподозрить, что тот думал только о том, чтобы соблюсти интересы адвоката.
Позднее Бранка и Майкл встретились. Говорят, что Бранка тогда решил, что настало
время ему получать определенную прибыль с издательской компании Джексона! Он
сказал, что готов посвятить большую часть своего времени ее развитию взамен на 5% от
дохода.
Джон Бранка, конечно, мог предполагать, что делать подобное предложение Майклу
рискованно. Когда речь заходит об оплате его адвокатов, он становится скуп, считает, что
иногда подарить "Роллс-Ройс" или дорогие часы - вполне достаточная компенсация для
его советников. Мысль о том, чтобы платить им еще какие-то проценты, вызывает гнев.
До сих пор Бранка получал ежемесячную зарплату. Лишь иногда при каких-то
экстраординарных сделках мог обсуждаться вопрос о получении им каких-то небольших
процентов. Например, после турне Victory и Bad он получил 5% от прибыли (Микки
Рубин, который много лет работал на Синатру, получал по 10% от каждого турне).
В это время Майкл был плохо настроен из-за неприятностей с Moon walker. Он сказал
Джону, что обдумает его предложение. Потом решил посоветоваться с Дэвидом Геф-
феном. Блестящий стратег и бизнесмен, он был известен в Голливуде как человек,
который любил вмешаться в карьеру какого-нибудь артиста, с которым не состоял в
официальных отношениях. Делал он это исключительно ради собственного удовольствия,
а еще потому, что ему нравилось принимать участие в скандалах. Он обожал затеять
какую-нибудь интригу, чтобы испортить чью-нибудь большую сделку.
Его репутация интригана известна с 1973 г. Ему было 29 лет, он принимал участие в
карьере 27-летней Шер Боно. Геффен способствовал ее разводу с мужем и партнером
Сонни Боно.
Несмотря на почти 10-летний стаж в шоу-бизнесе, Шер была не уверена в себе, уязвима и
не особенно умна. Когда Дэвид расспросил ее о делах, ему стало ясно, что она
практически ничего не знает о финансовой ситуации и что Сонни с 17 лет
манипулировал ею.
Прошло совсем немного времени, как Шер под влиянием Геффена разошлась с Сонни, и
не стало дуэта "Сонни и Шер", она настояла также на прекращении показа очень
популярного в то время сериала с их участием. В тот вечер, когда Сонни и Шер записали
их последнюю совместную программу в феврале 1974 г., Шер устроила сюрприз-парти
для Геффена в одном из отелей. На вечеринке были жонглеры, акробаты, метатели ножей.
Шер и Боб Дилан пели дуэтом для Геффена. Говорят, что в этот вечер он подарил ей
бриллиантовое кольцо за 8 тыс. долларов. Когда Дэвид Геффен внимательно изучил
контракты Шер, то выяснил, что она работала на своего мужа, а не с ним. Последние 5
лет - как сотрудник Cher Enterprises. В этой корпорации Сонни принадлежало 950
акций, остальные 50 имели несколько адвокатов. У Шер не было ничего. Ей была
назначена небольшая зарплата и 2 недели отпуска в год. Под руководством Геффена Шер
подала в суд против мужа, обвиняя его в том, что контракт с ним был "рабство". Затем
Шер и Геффен, который не был ее представителем ни по каким вопросам, но говорил, что
заботится о ней и ее благосостоянии, пошли в агентство "Вилльям Морис" и оповестили,
что Шер отныне является сольной исполнительницей, что отношения между Сонни и
Шер закончены и агентству следует подумать о продаже шоу Шер на телевидении. Сонни
был разъярен, но беспомощен, потому что Шер теперь находилась под полным влиянием
Геффена.
"Он просто жалкий ненавистник, - сказал однажды Сонни Боно. - Он и Шер
сговорились уничтожить "Сонни и Шер", а также меня самого. Он влез не в свое дело.
Иногда мне хотелось убить его".
Геффен посоветовал Шер потребовать нового раздела будущих гонораров от записей
"Сонни и Шер": 75% - ей и 25% - ему. Он начал переговоры о сольной записи Шер в
компании Watners. В июле 1974 г. Шер, Геффен и двое охранников ворвались в дом,
принадлежащий Шер и Сонни, и, как Сонни назвал это, "в бандитской манере" вывезли
все принадлежащее ему и внесли вещи Шер и Геффена. Они жили с тех пор открыто в
усадьбе Боно", - говорил Сонни.
Это было очень скверное время в жизни Шер, Геффен играл главную роль, можно
сказать, был инициатором всего происходящего. Дэвид постоянно находился рядом с ней
на протяжении всего отвратительного развода, консультируя ее в каждом вопросе. Он
знал о решении суда о ее разводе прежде, чем ей это стало известно. Он позвонил ей в
класс, когда она занималась аэробикой, и сказал: "Ты все выиграла, Шер. Ты получила
все, Сонни не досталось ничего".
Хотя Геффен в октябре 1974 г. договаривался о телесериале с участием Шер, а также о
сольном контракте для нее с компанией Warner Brothers. Records, она рассталась с ним
прежде, чем он смог заработать на ней, если, конечно, это то, что он имел в виду (они все
еще занимаются бизнесом вместе, но как Шер говорит, "он моя головная боль каждый
день моей жизни"). 15 лет назад Шер была практически столь же знаменита, как и сейчас.
Теперь Дэвид Геффен пытается вмешаться в карьеру Майкла Джексона так же, как это
было с Шер. Он имеет большое влияние на Майкла. Хотя Геффен официально не
занимает никакой должности, кроме советника в инвестиционном комитете Майкла, тот
не предпринимает практически ни единого шага, не проконсультировавшись с ним.
Геффен совершенно очевидно воздействует на жизнь и карьеру Джексона. Ходят
настойчивые слухи, что они находятся в сексуальных отношениях.
Слухи о гомосексуальности Майкла распространялись уже многие годы. Это началось,
когда Джексон был еще подростком. Тогда судачили, что у него роман с актером
Клифтоном Девисом. Разговоры эти, без сомнения, не прекратятся до тех пор, пока
Майкл не женится. Если это вообще когда-то случится. Но даже тогда нет никакой
гарантии, что сплетни прекратятся.
Геффен признался Полу Розенфельду в мартовском выпуске журнала Vaniry Fair в 1991 г.,
что он бисексуал, что после романа с Шер был влюблен в Марло Томаса, а потом в парня
из Студии 54. "Я встречаюсь и с мужчинами и с женщинами, у меня нет никаких
секретов, все знают мою историю".
Когда Геффена спросили, не беспокоится ли он, что либеральная "голубая" пресса может
"открыть" его (термин "открыть" используется голубой прессой, когда сексуальные
наклонности того или иного человека оглашаются публично без его согласия), он
ответил: "Никто не может испугать меня тем, что "откроет" то, что я не скрывают".
Безусловно, откровенные слова Геффена о его личной жизни совсем не значат, что у него
были сексуальные отношения с Майклом.
Только сам Джексон и человек, с которым у него были интимные отношения, если
вообще такой существует, знает правду о его сексуальных предпочтениях. Ни один из его
друзей или коллег и ни один из его биографов не может знать его настоящую
сексуальную ориентацию.
В июне 1990 г., спустя несколько недель после того, как Джон Бранка предложил Майклу
платить ему определенный процент со всех публичных сделок, ему позвонил Геффен и
предложил связаться с Бертрамом Филдсом - своим адвокатом - и поговорить с ним об
условиях семилетнего контракта Джексона с Epic. Бранка отказался, считая, что этот
контракт не является делом ни Геффена, ни Филдса.
В это время Геффен пытался убедить Майкла разорвать контракт с Си-би-эс Records.
Подписанный в 1983 г., он был приостановлен после альбома Thriller в 1985. Геффен
считал, что 7-летний перерыв в работе с Си-би-эс давал ему право на это. Некоторые
обозреватели полагали, что Геффен хотел прекратить отношения Майкла с Си-би-эс,
возможно, для того, чтобы тот заключил контракт с его собственной фирмой. Джексон,
безусловно, мог прекратить отношения с Си-би-эс, но Геффена беспокоило, очевидно,
что, хотя контракт закончился, Майкл должен был этой компании 4 альбома. Он был
обязан выпустить 7, а сделал только 3. Си-би-эс не могла препятствовать разрыву
контракта с ними и предотвратить его работу с другими компаниями, но вполне могла
подать на него в суд за урон, который он нанес. Эта сумма была бы подсчитана из
сложения доходов от альбомов Off the Wall, Thriller и Bad. Си-би-эс могла бы раздуть
огромный судебный процесс против Майкла. Хотя Геффен пытался закрыть глаза на все
это, Джон Бранка был настороже. Из анонимного источника из офиса Геффена стало
известно, что между ними был жаркий спор по поводу того, правильно ли пытаться
прервать контракт с Си-би-эс, но Геффен настаивал на своем. Затем, по сведениям того
же источника, он позвонил Майклу и пытался настроить его против Бранка, утверждая,
что его позиция связана с хорошими отношениями с президентом компании Си-би-эс
Уолтером Етникофф, из-за которого Майкл не получал хороших сделок с компанией.
Джексон, очевидно, позволил себе усомниться в правдивости этих слов, поскольку всегда
был уверен, что получал лучшие контракты с инду-стриями звукозаписи и Бранка был
одним из тех, кто заключал их для него. Но начал сомневаться в Бранка.
Несколько дней спустя, в соответствии с источником в офисе Бранка, он и Джексон
встретились. В Майкле что-то изменилось Он почти не слушал, что говорил ему Джон,
выглядел раздраженным. Завязалась горячая дискуссия о компании Си-би-эс Records.
Спор шел о том, обязан ли Майкл продолжать записываться у них, должен ли выпустить с
ними новый альбом. Встреча была досадной.
На следующий день Бранка получил доставленное специальным курьером письмо от
бухгалтера Джексона Ричарда Шермана, которого сам нанял. В письме сообщалось, что
"Майкл Джексон больше не нуждается в услугах Джона Бранка". Он был уволен.
"Мне очень жаль, что тебя уволили, - сказал ему Фрэнк Дилео. - Но удивлен ли я?
Нисколько. Это грязный бизнес, не так ли..."
Коллеги Бранка настаивали, чтобы он хоть как-то сотрудничал с Майклом, даже если тот
не согласен делиться с ним процентами от своей издательской империи. Самая большая
проблема, которая возникала в связи с этим у Джона, была не в том, будет ли Джексон
делиться с ним своими доходами, - он был обеспокоен тем, как сможет давать
правильные советы Джексону, чтобы его бизнес развивался успешно, как это было в
течение последних 10 лет, при Геффене, который обладал теперь таким огромным
влиянием.
Многим обозревателям казалось, что с тех пор, как Геф-фен подобрался к Джексону, он
мог убедить его практически во всем. Как результат этого - несколько громких
скандалов между Бранка и Геффеном в присутствии Джексона.
Поскольку у Бранка и Геффена отношения не сложились, обозреватели считали, что
последний теперь использует просьбу Джона о процентах с публикаций против него. Ему
удалось выставить Бранка в глазах Майкла как жадного, ненасытного человека. Между
тем коллеги Джона убеждены, что, если бы не вмешательство Геффена, он до сих пор был
бы представителем Джексона. Работу Бранка с ним, мастерство, с которым он увеличивал
его богатство, можно сравнить только с профессионализмом Колонела Тома Паркера,
который сотрудничал с Элвисом Пресли. Хотя Бранка не был менеджером Майкла, он,
безусловно, оказал такое же влияние на карьеру Джексона, как Паркер на карьеру Пресли.
Спустя годы Майкл, возможно, оглядывался назад, вспоминал о тех временах и понимал,
что увольнение Бранка было ошибкой. В 1980 г., когда он стал его представителем,
состояние Майкла едва насчитывало миллион долларов. Всего год спустя, в большей
степени благодаря способностям Бранка вести переговоры, оно приближалось к 300
миллионам, включая акции в издательских компаниях, которые оценивались почти в 200
млн долларов. Безусловно, это заслуга Майкла, но это и свидетельство компетентности
Джона Бранка.
В 1984 г. Майкл заплатил 47,5 млн долларов за Northern Songs Catalogue. Сейчас, всего 7
лет спустя, его стоимость возросла до 125 млн. Бранка структурировал эту сделку так, что
он мог списывать с налогов 5 млн долларов в год в течение 8 лет, что составило в
результате 40 млн долларов "Покупка каталога "Beatles" была сильнейшим, лучшим и
самым умным шагом, который когда-либо мог сделать артист, - говорил Джон Бранка.
- Я должен признаться, что был горд тем, что смог сделать это для Майкла".
Перед этим он приобрел для Джексона Sly Stone Catalogue у издательской компании
Warner-Chappell, В то время, когда Бранка был уволен, он вел переговоры с ней о покупке
Майклом James Brown Catalogue. Они завершились успешно, но Бранка не успел
заключить контракт, поскольку уже не работал у Джексона. За всю историю издательской
компании Warner-Chappell лишь дважды они согласились продать "копирайт" и оба раза
- Майклу, благодаря стараниям Джона Бранка, - Sly Stone Catalogue и James Brown
Catalogue.
Сейчас Майклу Джексону принадлежат права почти на 6 тысяч песен, включая 251 -
Beatles и 50 - Литтл Ричарда. Он также владеет некоторыми вещами Сэма Кука, Диона и
многими другими. Благодаря новым приобретениям, а также некоторым проектам,
предложенным Бранка компании, состояние Майкла в ближайшие пару лет должно
удвоиться. На его новый альбом весной 1991 года был потрачен миллион долларов.
В то время, когда Майкл уволил Джона Бранка, тот вел переговоры со Смитсоновским
институтом в Вашингтоне, которому принадлежал последний не занятый участок земли
рядом с Музеем популярной культуры. Дирекция института согласилась, что, если
Джексон выделит дотацию в 5 млн долларов, на свободной земле будет построено новое
здание, где разместится "Центр сценического искусства Майкла Джексона".
Бранка обязал Си-би-эс, Time-Warner и другие корпорации внести сумму почти в 5 млн,
Майклу оставалось добавить лишь незначительную часть.
Представители шоу-бизнеса расценивали увольнение Майклом Джексоном Джона Бранка
(который до сих пор является представителем Rolling Stones, Джима Морисона, Джорджа
Майкла и около 40 других артистов) исключительно как ситуацию, в которой он попал
меж двух огней в продолжающемся сражении между Дэвидом Геффеном и директором
Си-би-эс Records Уолтером Етникофф. Однако это не так. Предполагалось также, что
Джексон был недоволен тем, как Бранка вел переговоры о его альбоме с Си-би-эс,
поскольку у него были тесные отношения с ее директором. Это тоже неправда. На самом
деле увольнение Бранка не имело ничего общего ни с тем, ни с другим. Все дело было в
самом Майкле, в его переменчивой натуре и, возможно, возрастающем влиянии на него
Геффена.
Дэвид Геффен отрицает любую свою причастность к решению уволить Джона Бранка.
"Майкл сменил адвокатов, потому что он так хотел. Считал, что у Бранка слишком
близкие отношения с Уолтером Етникофф", - сказал Геффен. Тем временем, к концу 90-
х годов, дни Етникофф на Си-би-эс были сочтены. Между ним и Sony были достаточно
сложные отношения, и это не имело ничего общего с Майклом, а лишь с властью,
которой обладал Уолтер. "Секс, власть, престиж, деньги, слава - я испробовал все", -
говорил он. Его отношения с Брюсом Спрингстином и его менеджером Джоном Ландау
были столь же непросты, как и отношения с Майклом Джексоном. Надо сказать, что
Етникофф настроил против себя большинство своих сторонников на Sony, так же как
многих директоров индустрии звукозаписи, которые были на его стороне в течение 30
лет, что он прослужил на благо Си-би-эс (как адвокат он стал работать в компании в 1961
г.).
С тех пор как стало казаться, что Майкл хочет разорвать контракт, так поговаривали об
изменении его условий, и не намерен выпускать альбом, который обешал, Етникофф
почувствовал, что лишается расположения Sony. Были слухи, что Джексона к этому
подтолкнул Геффен.
"Многие хотят, чтобы я выглядел так, будто был причас-тен ко всему этому больше, чем
на самом деле, - сказал Геффен Эрику Пули из журнала "New lork". - Уолтер плохо
себя ведет, поэтому он испортил свою карьеру. Когда люди думают, что они слишком
могущественны, мир находит путь показать им, что это совсем не так".
Надо сказать, что Етникофф имел массу проблем с Си-би-эс и Sony, которые совсем не
касались Майкла. С другой стороны, если бы Джексон, столь известный артист,
сотрудничающий с этой компанией, человек, обладающий большим влиянием,
поддерживал его, у него, конечно, была бы более сильная позиция в его разногласиях с
Sony.
В сентябре 1990 г. Уолтер Етникофф был вынужден уйти в отставку. По воспоминаниям
одного из коллег Майкла, он только сказал: "Ну что ж, жаль. Интересно, что это может
означать для меня?"
Вероятно, Геффен чувствовал свою власть над Джексоном, он не был его оплачиваемым
подчиненным, а лишь советником, как бы добровольно стараясь помочь ему. "Майкл
чувствует, что может доверять Дэвиду потому, что в отличие от всех остальных людей в
его жизни он не наживается на нем, пока... - отмечал один из обозревателей. - Однако
многие из этой индустрии считают, что Геффен использует Майкла в своих целях и
однажды предпримет меры, чтобы встать во главе контроля над всей империей
Джексона".
Майкл заменил Джона Бранка тремя временными адвокатами, Бертрамом Филдзем,
Аланом Грубманом и Ли Филипсом. Все они были близко знакомы с Геффеном.
В 1991 г. Майкл рассматривает возможность перевести его ATV Music Company из
компании EMI, которая считается второй по величине издательской компанией в мире и
владеет компанией Capitol Records, в компанию "МСА Music Intertain-ment Group", с
которой связан Геффен. Эксперты считают, что переход в компанию, меньшую по
величине, был бы неправильным решением, она недостаточно оснащена, чтобы
выполнить сложные аранжировки Майкла. Это решение могло потребовать миллионных
вложений, и снова складывалось впечатление, что Дэвид каким-то образом повлиял на
Майкла.
В августе 1990 г. Майклу исполнилось 32 года. В то время закончились его
многомесячные мучения по поводу того, кем заменить Фрэнка Дилео. Наконец он
объявил, что это место займет Сэнди Таллин из компании Gallin-Morey Associates. Он
станет новым менеджером Майкла. Таллин представляет клиентов, занятых в индустрии
и кино и музыки. Среди его клиентов - Долли Партон, Эндрю Дайс Клей, Вупи
Голдберг и сестры Пойнтер. Большинство наблюдателей были удивлены, что Джексон
выбрал Таллина на должность своего менеджера. Хотя он и работал со знаменитостями,
его не считают одним из лучших менеджеров в шоу-бизнесе. Кроме того, у него
практически нет опыта в этой сфере и тесных связей с руководителями CBS Records.
Однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что, вероятно, одна из веских
причин этого - Сенди Таллин был лучшим другом Дэвида Геффена.
В 1988 г., когда Майкл уволил Фрэнка Дилео, Геффен позвонил Джону Бранка и
попросил уговорить Джексона встретиться с Сэнди Таллином. Бранка позвонил, чтобы
узнать, не проявит ли он интерес к этой встрече, тот не проявил. Майкл сказал, что уже
встречался с Таллином раньше и что он не произвел на него впечатления. Бранка,
которому нравился Таллин и который в прошлом работал с ним, все же убедил Майкла,
чтобы он назначил с ним хотя бы короткую встречу. Она не принесла ничего хорошего;
Майкл отказатся снять свои темные очки. По его поведению было видно, что он
совершенно не интересуется Таллином, а через 10 минут заерзал и стал подавать знаки
Бранка, что пора кончать встречу.
Не прошло и года, как Майкл нанял Сэнди Таллина на пост своего менеджера.
Влияние Геффена на Джексона было явным, однако он очень раздражался, когда ему
говорили об этом. Например, когда Фрэнк Дилео был уволен, Майкл рассчитывал взять к
себе менеджером Ирвина Азоффа, бывшего главу МСА Records. Азофф и Геффен не были
друзьями. Наоборот, на протяжении многих лет соперничали.
Один из знакомых Майкла вспоминает: "Бранка и Джексон обсуждали возможность
приглашения на работу Азоффа на должность менеджера. Вдруг Джон спросил Майкла:
"А что подумает Дэвид Геффен, если Азофф станет твоим менеджером?" - "Кому какое
дело, что подумает Геффен, - разозлился он. - Твое дело думать только о том, что скажу
я, а не что скажет Дэвид". И будто чтобы подтвердить свои слова, подошел к телефону и
позвонил Дэвиду: "Это Майк. Я звоню, чтобы сообщить тебе, что решил нанять на
должность менеджера твоего хорошего друга Ирвинга. Что ты об этом думаешь?"
Неизвестно, что думал Геффен! Очевидно одно - Майкл Ирвинга Азоффа на пост
менеджера не взял.
Один из близких помощников Майкла спросил его об условиях контракта с Сэнди
Таллином. "Какого контракта? - спросил Майкл с досадой. - Речь идет только об
устном соглашении. Если мы сработаемся - отлично, нет - тоже отлично. Я больше не
подписываю никаких контрактов. Таллин получает право говорить людям, что является
официальным представителем Джексона. Я думаю, что для него это и так большая честь".
Помощник посмотрел на Майкла испуганно, думая при этом о своем будущем в
компании MJJ Productions. "На тебя это не распространяется, - добавил Майкл, - тебе
не о чем беспокоиться". Однако его коллегу это совсем не успокоило.
В марте 1991 г. Майклу удалось заключить контракт с Си-би-эс, теперь известной как
Sony Corp (Sony купила Си-би-эс в 1988 г.). Контракт был заключен по схеме,
разработанной Джоном Бранка. Представители Майкла настаивали, чтобы контракт
гарантировал возврат сотен миллионов долларов. В прессе появлялись публикации, что
Sony практически дала Майклу миллиард долларов.
Карьера Майкла Джексона теперь зависела от того, принесут ли ему успех или неудачу
его следующие альбомы. Как всегда, когда он готовил к выпуску новый альбом, в прессе
появилось множество статей о том, сможет ли Джексон завоевать такую же популярность,
как прежде. На самом деле странно было даже задавать такой вопрос, поскольку, что бы
ни делал он, с каким бы новым проектом ни появлялся - это всегда был успех, время это
доказало. Почитатели Майкла с нетерпением предвкушают выход любого его нового
произведения. Превзойдет ли новый альбом его прежние работы, такие как Thriller, 37
миллионов экземпляров которого было продано, или Bad - 27 млн - это был второй
вопрос.
Был ли на самом деле Майкл под контролем Дэвида Геффена? Уже 23 года он
профессионально занимался своим делом. Поэтому трудно представить, что Джексон не
был в состоянии принимать собственные решения. "Успех его - безусловно, не
случайность, - говорил один из его коллег. - Может быть, на самом деле это Майкл
Джексон контролирует Дэвида Геффена? Никто не знает, что из себя представляют их
отношения на самом деле. Во всяком случае, Майкл с ранних лет доказал, что никому не
позволит считать себя своей игрушкой, включая собственного отца. Я думаю, у него есть
четкий план, который однажды станет нам известен".
Если будет куплено 50 млн копий следующего альбома, т. е. больше, чем Thriller, все его
сторонники будут очень рады, а он будет самым счастливым человеком на планете. Если
этого не случится, Майкл будет чувствовать себя полностью уничтоженным и, конечно,
все его близкие тоже.
Если следующий альбом Майкла не будет таким же успешным, как Thriller, он начнет
искать виноватых. Возможно, подумает о том, что напрасно уволил Джона Бранка и
заменил его тремя адвокатами Дэвида Геффена. И когда переосмыслит тот факт, что его
менеджер Сэнди Таллин является лучшим другом Геффена, а его бухгалтер Ричард
Шерман также представитель Дэвида, возможно, спросит себя: "Что же, в конце концов,
здесь происходит?"
И вот если все это произойдет, тогда Таллин, вероятно, получит письмо от адвоката
Майкла, сообщающего, что в его услугах больше не нуждаются.
Затем и адвокаты тоже получат письма с нарочными, в которых Майкл Джексон будет
сообщать им, как он говорит, "что они кончены".
И бухгалтер Майкла тоже получит письмо, написанное кем-то по поручению Майкла, с
той же новостью.
И тогда Майкл Джексон, и в этом нет сомнения, навсегда избавит свою жизнь от Дэвида
Геффена.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 23:02 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
ЭПИЛОГ

Несмотря на все. чго произошло с Джексонами - внутрисемейные ссоры, обиды,
интриги, предательства, разочарования, - Джозеф и Кэтрин все еще муж и жена и скоро
будут отмечать сорокалетний юбилей совместной жизни. "Мы любим друг друга, я
думаю, чго эта любовь и удерживала нас вместе на протяжении всех этих лет, -- сказал
недавно Джозеф. - Несмотря ни на что, мы любили друг друга".
В то время, о котором сейчас идет речь, ему шестьдесят один год. он собирается
продолжать карьеру антрепренера в шоу-бизнесе. "Не все получилось, как хотел, ~-
поделился о своей семье се глава. - Ссоры... деньги... я мечтал, чтобы нее мы делили
плоды славы поровну.-. Мы заработали дикое количество денег, но и потеряли немало".
В 1990 году стало известно, что семья Джексонов собирается выпустить акции,
первоначальная сумма которых составляла бы от 50 до 100 миллионов долларов. Джозеф
говорил, что у них есть планы открыть кинокомпанию под названием Jackson Films,
компанию звукозаписи Jackson Records - парк аттракционов в JJac-Beiace, где будет еще
одна студия звукозаписи, сиена и семейный музей, а также монетный двор, чтобы
выпускать коллекционные монеты и другие сувениры. Сам он -- председатель Jackson
Entertainment Corp., которая была основана в 1989 году. Предполагается снять, сериал обо
всех домочадцах, продюсером которого будет Джер-меп. Майкл дал на это согласие при
условии, что ему не будет уделяться больше - или меньше -- внимания, чем другим.
Отец, конечно, надеется, что в сериале примут участие все дети, но обозреватели
считают, что практически наверняка Майкл, Джанет, ЛаТойя, а возможно, и Марлон не
смогут принять участия в этом проекте, так как с утра до ночи заняты своей карьерой.
Сомнительно, что эти четверо, которые так старательно выстраивали свою жизнь вдалеке
от семьи, захотят поддержать эту затею. "Но Джозеф не теряет надежды - говорит один из
его знакомых. - Если в мире когда-либо существовал абсолютный оптимист - это
Джексон. Он уверен, что однажды вся семья опять объединится. Это его мечта. Его
единственная мечта. Но не правда ли, в старой мечте есть что-то очень печальное''"
Джозеф однажды заметил в интервью: "Когда ты - публичная особа, твоя жизнь
проходит под давлением публики. Люди читают о тебе. Пишут о тебе. Делают их
собственные выводы. Ко мне относились бы с большим уважением, если бы они знали
всю историю, где и как начинался клан Джексонов и чего достигли теперь. Некоторые
пытаются прыгнуть в поезд, когда он уже на полном ходу. Но я-то и есть тот самый
поезд".
Однако патриарх-Джексон оказался не единственным неунывающим оптимистом.
Кэтрин, которой во время описываемых событий было шестьдесят, однажды сказала: "Я
слушаю и учусь. Я смотрю в будущее с улыбкой и молюсь".
Ее воспоминания "Джексоны - моя семья", которые она написала в соавторстве с
Ричардом Вансманом, были опубликованы в Соединенных Штатах летом 1990 года в
издательстве Martin's Press.
"Я представляю, люди часто думают о нас: "Какой же несчастной семьей стали эти
Джексоны, - писала она в предисловии. - Они не смогли совладать с переходом "из
грязи в князи". Если бы я получала информацию о моей семье только из прессы, я бы,
наверное, тоже пришла к такому выводу. Но вот та история жи ши Джексонов, которую
прожила я"
К сожалению, в пей нет ничего о Чепил Террелл или Джоу Вонни Джексон - матери
дочери Джозефа и о самой девочке. Даже не упоминается Джина Cnpai, секретарша,
работавшая в Motown, которая утверждает, что Кэтрин пыталась ее убить прямо в здании
компании. Автор не пишет о неудачных браках ее сыновей или о ее участии в корейском
эпизоде. В общем, она решила ничего не писать о многом, что на самом деле было весьма
значительным для ее семьи. Больше всего поражает удивительная "скрытность" книги.
Безусловно, эти воспоминания - правдивое отражение ее собственной души, теплые, но
вместе с тем грустные и противоречивые.
Кэтрин совсем не та женщина, которая может вызвать жалость к себе, личность она
весьма примечательная. Пережила долгий и очень сложный брак с такой гордостью и
достоинством, которые редко кто мог бы продемонстрировать. "Я уверовала в учение
Христа о прощении, - объясняла она. - Почему? Наверное, ради своих девятерых детей
и восемнадцати внуков. Я благодарна своим детям, что они любят меня, и единственное,
чего хочу, - чтобы они вели благочестивую христианскую жизнь и были счастливы".
Безусловно, дети любят мать, и она любит их и, видимо, будет любить всегда. Но, что
случается весьма часто, любовь ее слепа. "Я не думаю, что успех оказал на нас хоть какое-
то влияние, - говорит она. - Не думаю, что мои сыновья хоть сколько-нибудь
изменились. Тем не менее как мать я могу предположить, что смотрю на все особым
взглядом".
Слава, однако, оказала глубоко трагическое воздействие на семью Джексонов. Не только
на сыновей, но и на дочерей. Многие годы публика следила за спектаклем о большой и
могущественной семье из Гэри, которая всегда выглядела такой счастливой, позируя для
журнальных обложек. Но Джексоны были - и есть - в бизнесе иллюзий, в фантазиях
шоу-бизнеса. Трагедия в том, что самая большая иллюзия - не то, что происходит на
сцене, а то, что за ней, в том доме в Энсино, где не было никакой защиты от эгоизма,
зависти, жадности.
Все в семье испытали кисло-сладкое наслаждение многочисленными успехами и
озлобленность от того, что всегда чувствовали себя жертвами манипуляций и
эксплуатации. Они страдали от долгих лет предательств, жестоких ссор между близкими
людьми. История семьи, стремительно взлетевшей над бедностью и достигшей такого
триумфа, могла легко превратиться в трагическую сказку о глубоких разочарованиях.
Наверное, важно отметить, что Майкл был не единственным в семье, кто пытался найти
новые перспективы в жизни, изменяя свою внешность. За исключением Джекки,
практически все Джексоны, включая родителей, и даже Морин, последовали примеру
Майкла и сделали операции по изменению формы носа.
"А что тут странного, - объясняет психиатр Кэрол Ли-берман. - Я думаю, у них были и
другие пластические операции. В конце концов, все они уже много лет назад согласились
с тем, что в их семье существует некая "сумасшествин-ка". Например, мать заявляет, что
не празднует свои дни рождения по религиозным причинам, однако с удовольствием
принимает подарки, но только если они обернуты в простую коричневую бумагу, а не в
специальную красивую для этого случая. На ее днях рождения все соглашаются
притворяться, что реальность не такая, как на самом деле".
"Безусловно у подобного поведения своя предыстория, - продолжает психиатр. - Отец,
лицемерно объясняющий, что имел право иметь на стороне ребенка, потому что в семье
его не любили. Мать, делающая вид, что деньги не имели для нее никакого значения, в то
время как, очевидно, имели, и не малое. Мальчики, будучи совсем маленькими, врали
матери, прикидываясь, будто не знают, что у отца есть любовница. А потом все
договорились разыгрывать перед прессой, что они - идеальная семья". "Тот факт, что
наиболее удачный из них был первым, кто сделал пластическую операцию, а потом и все
остальные последовали его примеру, говорит об одном: они подсознательно просто
копировали его, в надежде найти ключ к его успеху. Вызывает, может быть, удивление,
что Джекки, старший брат, решил не следовать примеру всех остальных. Ответ в том, что
между братьями с раннего возраста было некое соперничество. Безусловно, то, что 8 из 9
членов семьи переделали свои носы, - яркая иллюстрация того, до какой степени семья
была психопатологична".
Большинство братьев и сестер Джексонов рано вступали в браки, которые, как правило,
не были простыми. Джермен женился на Хейзл Горди, Джекки - на Энид Спанн,
Джанет вышла замуж за Джеймса де Баржа. Все эти браки распались. Замужество ЛаТойи
и Джека Гордона также казалось неустойчивым.
Наиболее печальным был, вероятно, развод Тито и Ди-Ди. Они были женаты 18 лет,
когда она обнаружила, что муж изменял ей, и весной 1990 г. подала на развод. "Это
решено. Я должна продолжать жизнь ради своих троих сыновей, - говорила она. -
Плевать мне на то, что случилось. Дети для меня теперь самое главное в жизни. Что
касается быть одной из Джексонов, я все равно останусь ею, но моя жизнь не должна
закончиться, а о том, что было раньше, постараюсь забыть. Я знала этого человека с 14 лет
и, несмотря на то что он сделал, все еще отношусь к нему с уважением. Но эта глава моей
жизни закончена".
"Жены Джексонов - сильные люди. Любой, кто знаком с ними и понимает, через что
они прошли, удивляются, как им это удалось, - говорит подруга Хейзл Горди Джексон.
- Сыновья унаследовали это от Джозефа, я думаю. А жены каким-то образом переняли
силу Кэтрин".
Рэнди Джексон в мае 1989 г. женился на Элизе Шаффе. Это печальная история. Для 27-
летнего Рэнди, младшего сына в семье, не прошли бесследно примеры старших братьев и
родителей. По рассказам его жены, которая в ноябре 1990 г. подала на развод и
предъявила мужу уголовные обвинения, он избивал ее на протяжении всей ее
беременности. "Это просто зверство, - говорила Элиза Джексон, - бить беременную
жену. - Ни одна женщина не должна смиряться с этим, независимо от того, какое
положение занимает ее муж".
Элиза вспоминает, как одна из любовниц Рэнди позвонила ей и сообщила, что беременна.
Это было, когда и Элиза носила его ребенка. "У всех братьев Джексонов, кроме Майкла,
проблема с моногамией. Просто потому, что они видели жизнь своего отца", - заметила
Элиза. Она утверждала, что Рэнди вышвырнул ее и их грудную дочь из квартиры, где они
вместе жили, не дав даже взять им личные вещи. Адвокат Рэнди отрицает все эти
обвинения.
Давний друг семьи Джойс Маккрей считает, что "у всех детей в течение долгих лет
развивались психологические проблемы. Мне жаль всех их. Источник их боли очевиден
- это они сами и их родители. Он - в самой семье, в этой очень, очень несчастной
семье. Однако несмотря на все, что происходило и происходит в ней, несмотря на все, что
они видели, они продолжают благодарить друг друга за то, чем они стали, потому что, по
крайней мере, в глазах других людей, в глазах публики производят впечатление дружной
и успешной семьи. И это все, что у них есть действительно, потому что у них не осталось
никаких ценностей. Не так ли? Если ты знаешь этих детей, если ты видел, как они росли,
если они хоть в какой-то степени небезразличны тебе, у тебя начинает першить в горле,
когда ты видишь, во что они превратились. "Бедный ребенок", думаю я, когда вижу кого-
нибудь из них. "Бедный ты мой, обиженный ребенок".
Но безусловно, никто из семьи не был фигурой столь трагичной и изломанной, как
наиболее успешный, знаменитый и блестящий Майкл. Он всего достиг, во всяком случае,
так кажется. Но это человек, не имеющий ни друзей, ни семьи. "Я могу пойти к нему и
сказать, что у него все-таки есть мы, его семья, - однажды сказал Джозеф. - Я всегда
могу пойти и выволочь его оттуда, - добавил он, имея в виду заточение Майкла в Санта-
Инес. - Он все равно остается моим сыном, и он это знает. И я всегда могу пойти и
приволочь его сюда".
Независимо от места, обстоятельств, времени, отец мальчика всегда будет его отцом.
Сейчас Джозеф понимает, что совершал некоторые ошибки, но делал он это во благо, с
добрыми намерениями. Однако его сын Майкл Джозеф не желает знать о проблемах отца.
У него достаточно своих трудностей.
Самая большая ошибка в восприятии Майкла Джексона - что он отгородил свою жизнь
от реального мира, практически ушел из общества. На самом деле, у него было столько
экстраординарного опыта, каким вряд ли могут похвастаться люди вдвое старше его.
Невероятно одаренный артист, он много раз объездил весь мир, развлекая людей всех
цветов кожи, рас и религий. Привык к оглушающим овациям, к тому, что люди встают
перед ним, когда он входит в зал. Знает, что такое быть особенным и что такое
предъявлять требования, которые точно будут выполнены потому, что они - его. Ему
известно, что такое быть невероятно богатым, что значит дать своей матери миллион
долларов, чтобы она не должна была работать. Он и шедал чувство удовлетворения от
возможности давать, быть милосердным, видеть улыбки на лицах больных детей при его
появлении. И если хоть в какой-то степени он прячется от реального мира, то скорее всею
потому, что в детстве не был в достаточно]'] степени затишен от темных сторон жизни. К
сожалению, он помнит беюбрашые сиены с ганцами голых женщин, что совсем не
предназначалась для глаз маленького мальчика. Это вселило в него чувство
неуверенности и дискомфорта. Помнит, как наблюдал выступления трансвеститов в то
время, когда у него еще не было никакого представления о том, что такое сексуальность.
Складывается впечатление, что страх перед человеческими отношениями парализует
Майкла Джексона. Он абсолютно не доверяет людям. У него путаные взгляды и
представления о любви и интимности. И это неудивительно. Слишком много он видел в
собственной семье. Юношей был вынужден беспомощно наблюдать, как его отец
наслаждается внебрачными романами, предавая мать, которую Майкл обожал. 'Знает,
какую боль приносит рождение внебрачных детей. Годами наблюдал, как его братья
обращаются с женщинами, исключительно как с секс-объектами, а сам выражал свой
протест тем, что беседовал с проститутками, вместо того чтобы заниматься с ними
сексом. И дома неоднократно был свидетелем грубости и насилия.
Когда Майкл говорит таким мягким, тихим голосом, что его едва можно расслышать,
когда он практически не осмеливается посмотреть прямо в глаза собеседнику, опустив
свои, когда оживает по-настоящему только на сцене, выгоняя из себя многочисленных
демонов, - кажется, будто он кричит о помощи. Но вместо того, чтобы выплеснуть все
это наружу, он отступает в свой собственный мир детей, животных, мультфильмов и
других развлечений в Neverland Valley в Санта-Инес. Только там он чувствует себя в
безопасности, только там, вдали от мира, испытывает простые радости. Невинный
ребенок, играющий в мире злых взрослых, - вот какое впечатление производил Майкл
многие годы. И именно таким он видит себя сам.
Майкл продолжает изменять свое лицо, чтобы стать другим, идеальным человеком.
Возможно, ведущим идеальную жизнь. И потом после каждой операции смотрится в
зеркало, пытаясь угадать, достиг ли уже той жизни, но не замечает изменений. Все
остается прежним. "Этот человек видел много обид и много горя, от которых страдали и
которые причиняли те, кого он нежно и глубоко любил, - отмечает Джойс Мак-Крей. -
И он, самый популярный шоумен в мире, как же он может быть по-настоящему весел?
Его боль слишком велика, она всепоглощающа. Он построил стену вокруг себя, чтобы
защититься от еще большей боли".
Все мы строим стены. Сначала они высотой по колено, так, чтобы просто обозначить
границы. Но стены такой высоты можно легко перешагнуть, вытоптать наши цветы и
нарушить наш утренний воскресный сон.
Тогда мы прибавляем еще несколько кирпичей и, возможно, немного битого стекла, а
иногда, как Майкл, выстраиваем такие высокие стены, что никто не может проникнуть
внутрь. И порой, как он, сами не можем выбраться наружу.
Мы пугаемся и пытаемся залезть на стену. Мы царапаем ее, наши пальцы скребут камни,
издавая звуки, подобные шуршанию сухих листьев вдоль парапета.
Иногда нам везет, кто-то вдруг услышит этот слабый отдаленный звук, узнает в нем плач
и говорит: "Я могу пробраться к тебе", - и спасает нас своей любовью.
Несмотря на то, что говорилось о его дружбе с Дэвидом Геффеном, Майкл не выглядит
таким уж счастливым человеком. Окутанный мифами, он на самом деле человек
ранимый, подозрительный. Будучи долгие годы в шоу-бизнесе, осознавая, что его
эксплуатировала семья, люди, которым доверял, он стал безжалостным. На сцене
Джексон часто выглядит агрессивным, и корни этой агрессии, безусловно, уходят в его
личную жизнь. Несмотря на его весьма странное поведение, а может быть, благодаря ему,
поклонники боготворят Майкла. Где бы ни появлялся, он немедленно окружен
почитателями. Он старается игнорировать это внимание, если разговор идет о большой
толпе. Но когда он окружен близкими, ему невыносимо с ними - он им не доверяет. Он
считает, что все чего-то хотят от него, и в свои 32 года не желает давать больше того, что
уже дал. Он хочет, чтобы его оставили в покое. Узник своего невероятного успеха и
паранойи. Многие из его знакомых считают, что он на грани безумия, так же, как Элвис
Пресли в свои последние годы.
Безусловно, Майкл Джексон - квинтэссенция шоу-бизнеса, но не мучает ли вас вопрос,
какую же жизнь ведет этот человек.
"Люди думают, что знают меня, - сказал однажды Майкл. - Но они ошибаются. На
самом деле я один из самых одиноких людей на этом свете. Я плачу иногда, потому что
мне больно. И если быть совсем честным, думаю, самое правильное, что можно сказать
обо мне, - больно быть мною".

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 23:09 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Приложение
Изображение

Майкл Джексон - 12 лет. 1970 г. (журнал "Soul")
Изображение

Тринадцатилетний Майкл позирует в своей спальне с одной из своих многочисленных
ручных крыс. Стены спальни всегда были увешаны персонажами из комиксов, газетными
и журнальными вырезками фотографий артистов.

Изображение

Джексоны позируют для семейного фото в июне 1970 г.
Верхний ряд: ЛаТойя - 14 лет, Тито - 16 лет, Джекки - 19 лет
Нижний ряд: Майкл - 11 лет, Рэнди - 7 лет, Кэтрин, Джозеф, Джанет - 4 года и Марлон
- 13 лет.

Изображение

Дайане Росс была приписана честь "открытия" "Пятерки Джексонов". Кажется, что
на этой фотографии она говорит Майклу и Марлону: "Послушайте, что я хочу, чтобы
вы сказали..."

Изображение

"Пятерка Джексонов" выступает в концертном зале "Форум" в Лос-Анджелесе в 1970
году. К этому времени "Джексономания" была в полном расцвете. Майкл в ударе,
изображает Джеймса Брауна.

Изображение

Двенадцатилетний Майкл Джексон изображает Френка Синатру в шоу Дайаны Росс
"Дайана". Апрель 1971 г.

Изображение

Ранняя рекламная фотография "Пятерки Джексонов".
Верхний ряд: Тито - 16 лет, Джеки - 18 лет, Джермен - 15 лет.
Нижний ряд: Марлон - 12 лет и Майкл - 11 лет.

Изображение

Майкл. 1971 год.

Изображение

Совсем как любые другие дети: Майкл - 12 лет, Рэнди - 8 лет, Марлон - 14 лет и Джанет -
5 лет в июне 1971 года.

Изображение

К 1972 году семья достигла огромного успеха.
Верхний ряд: Джекки - 21 год, Кэтрин (с новой прической), Джозеф и Джанет - 6 лет,
Джермен - 18 лет, Майкл - 13 лет.
Нижний ряд: Марлон - 15 лет, Рэнди - 10 лет, Тито - 19 лет и ЛаТойя - 16 лет.

Изображение

Тито женился первым из братьев. Его жену звали Ди-Ди Мартес. Свадьба состоялась 17
июня 1972 года.


Изображение


Когда Джермен Джексон женился на дочери Берри Голди - Хейзл, это стало мировой
сенсацией. Многие обозреватели комментировали это скорее как слияние двух
могущественных корпорация, чем как брак по любви.



Изображение


Джекки женился на Энид Спанн 24 ноября 1974 года. Это был не легкий брак, но Энид
держалась до тех пор, пока не обнаружила, что у её мужа роман с танцовщицей,
хареографом и певицей Паолой Абдул.

Изображение

Когда Марлон женился на Кэрол Паркер 16 августа 1975 года, пара решила держать
свой союз в тайне, чтобы не вызвать гнев отца Марлона.


Изображение


Джозеф и Кэтрин на свадьбе своего сына Джермана 15 декабря 1973 года. Вскоре после
того, как была сделана эта фотография, Кэтрин подала на развод, обнаружив что муж
изменяет ей. Её действия держались в секрете, чтобы не повредить имиджу Джексонов
как крепкой семьи. Вскоре она помирилась с Джозефом, но сказала, что никогда не будет
относится к нему как прежде.




Изображение

Известие о том, что у Джозефа Джексона есть внебрачный ребенок (девочка родилась
30 августа 1974 года) потрясло семью и причинило много боли. Майкл никогда не смог
простить отцу измену. Это очень редкая фотография сводной сестры. Она сделана в
феврале 1991 года. прелестной Джо Вонни Джексон 16 лет, она надеется вслед за своими
знаменитыми братьями и сестрами стать артисткой.



Изображение

Джанет Джексон доказала, что с раннего возраста обладала удивительным талантом.
На этой фотграфии Джанет в восемь лет выступает на сцене в Лас-Вегасе. Она
изображает Мэй Уэст, двенадцатилетний Рэнди Джексон - Гручо Маркса. Ноябрь 1974
года, Лас-Вегас.


Изображение


В 1977 году дочери Джексонов надеялись организовать свою группу. Однако, поскольку
ЛаТойя и Морин не могли решить в каком стиле петь, а Джанет хотела быть актрисой,
группа так и не была создана.


Изображение



В октябре 1978 года Майкл в роли Страшилы в фильме "The Wiz". "Может быть, я
совершил ошибку? - спрашивал Майкл у продюсера этого фильма. - Может быть, мне не
следовало этого делать? Может быть, мне надо было слушать свою семью? Что это
будет значить для моей карьеры?"


Изображение


В августе 1979 года Майклу исполнился 21 год. На этой фотографии он позирует в кепке
повстанцев - возможно, это символизирует обретенную свободу. С этих пор Майкл
будет сам контролировать свои дела. "Я никому не доверяю, - скажет он, - кроме
Кэтрин. Да и в этом я не уверен..."


Изображение


В июле 1980 года Джозефу Джексону исполнился 51 год. Джина Спраг, его сотрудница и
близкий друг, организовала для него праздник.
Слева направо: мать Джозефа Кристел, Джозеф, Джина - 19 лет. Марлон - 23 года,
Джанет - 14 лет и Рэнди - 17 лет. Майкл не пришел. Кэтрин, которая подозревала, что у
Джозефа был роман с Джиной, сидела за соседним столиком рядом с ЛаТойей. Через три
месяца после это дня рождения Джина обвинила Кэтрин, ЛаТойю и Рэнди в том, что
они избили её в коридоре здания "Motown".


Изображение



Джермен Джексон с писателем Рэнди Тараборрелли в 1980 году. В то время когда
Джексон сомневался стоит ли ему оставаться в компании "Motown", его братья
подписали контракт с Си-би-эс. Он сказал Тараборрелли: "Я не считаю, что я их бросил.
Я думаю, что они бросили меня....здесь в "Motown".


Изображение


30 ноября 1983 года в "Таверн" в Нью-Йорке прошла пресс-конференция, на которой
юыло объявлено, что братья Джексоны объединяются для совместного турне. Майкл не
доверял устроителю турне Дону Кингу. "Я не хочу, чтобы он получил хоть цент из моих
денег", - сказал он.
Слева направо: Марлон - 26 лет, друг Майкла Эммануэл Льюис - 12 лет, Майкл - 25 лет,
Рэнди - 21 год, Тито - 30 лет, Джекки - 32 года и Джермен - 29 лет. Устроитель турне
Дон Кинг позирует, показывая символ мира.


Изображение


7 февраля 1984 года Майкл Джексон был включен в Книгу рекордов Гиннесса за альбом
"Thriller" - самую успешную запись в истории музыкальной индустрии. Через два года, 6
мая 1986 года, Майкл опять попал в Книгу рекордов Гиннесса за самую грандиозную
сделку с компанией "Pepsi", которая принесла ему 15 миллионов долларов. На этом
снимке Майкл со своим менеджером Френком Дилео.



Изображение

К тому времени когда была сделана эта фотография (7 февраля 1984 года), Майкл
Джексон благодаря своему альбому "Thriller" достиг вершины мировой славы. "Я
разрешаю тебе сделать один кадр, - сказал Мйакл фотографу Дэвиду МакГофу, который
прождал пять часов, чтобы сделать этот снимок. - Вот так. И если я моргну - твоя
проблема". МакГоф сделал свой "один кадр", и результат перед вами. Майкл в шляпе,
потому что менее двух недель назад его голова была обожжена при записи рекламного
ролика для компании "Pepsi".



Изображение

Странная барокамера Майкла стала всемирной новостью. До сих пор многие верят, что
он так спит. На самом деле это был лишь рекламный трюк, придуманный им самим.



Изображение

28 февраля 1984 года Майкл Джексон установил новый рекорд в музыкальной индустрии.
Он получил беспрецедентное количество наград (8) премии "Грэмми". Большинство из
них в течении одного года. Майкл позирует перед фотографами с поднятым вверх
большим пальцем, в то время как он бросил свою подругу Брукс Шилдс в её отеле в Лос-
Анджелесе сразу после вечеринки, устроенной в честь награждения.


Изображение


Ко 2 августа 1984 года турне "Viktory", было в полном разгаре. На это фотографии
Майкл, которому в этом месяце исполнится 26 лет, выступает в "Мэдисон-Сквер-
Гарден".


Изображение


Март 1988 года. На сцене двадцатилетний Майкл во время турне "Bad".



Изображение

К 1990 году родители Майкла - Кэтрин 60 лет и Джозеф 61 года - все еще были вместе,
несмотря на 41 неблагополучного брака. Когда Майкл уехал из дома в 1988 году, он не
сказал об этом родителям. Они услышали обо всем оп телевидению.


Изображение


6 августа 1990 года, Майкл с Дональдом Трампом на открытии "Тадж-Махал" - казино в
Атлантик-Сити, принадлежащего ему.



Изображение

Две фотографии заменят тысячу слов: двенадцатилетний Майкл в 1977 году до
пластических операций... и Майкл в 32 года.


Изображение


8 мая 1990года Майкл получает награду "Би-эм-ай" в Беверли-Хиллз.

Примечания
1
11 октября 1989 года руководство средней школы на Гарднер-стрит учредило "Класс
Майкла Джексона" в его честь. Майкл посетил церемонию. "Это самый счастливый день
в моей жизни, - сказал он в своей короткой речи. - Я люблю вас".
2
Отец Джеки Кугана, мудро распоряжавшийся его деньгами, погиб в результате
несчастного случая, когда сыну было 20 лет. Когда мать снова вышла замуж, отчим стал
жить так роскошно, что наконец в 1938 г. Куган через суд получил право распоряжаться
деньгами, которые он заработал в детстве. Выяснилось, что там оставалось совсем
немного. Годом позже конгресс принял Билль о детях-актерах, более известный как Акт
Куган, который требует, чтобы 25 процентов заработанного ребенком помещалось в
траст.
3
Дек Ричардс пояснил, что эта песня первоначально предназначалась для нового
приобретения Motown - For Sea Sons. Поскольку лидер группы Фрэнки Валли долго не
мог принять участия в записи, ее передали Джексонам.

4
Причиной, по которой Джермен стал петь первые партии, было то, что продюсер группы
Дек Ричарде был госпитализирован со смешением позвоночного диска; он не хотел,
чтобы его партнеры Фоне Мизелл и Фредди Перрен работали без него с Майклом,
поэтому поручил им напи -сать что-нибудь для Джермена. Это была песня I Found That
Girl, на обороте The Love You Save.

5
"Е.Т." (англ.) - внеземное пространство.

6
Смелли - вонючка (англ. разг.).


_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Блог Вечерних Вестей
Protected by Copyscape Plagiarism Scanner
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru    измерьте скорость интернета  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB