Michael Jackson: 2 года спустя... • Просмотр темы - Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"

Майкл Джексон не только в Вашем сердце оставил след. Его помнят и любят миллионы на Земле. Наш форум лишь крошечное звено в бесконечной цепи информации о нем. Мы приглашаем Вас принять участие в обсуждениях. Добро пожаловать!

Текущее время: 19 июл 2019 06:39

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:17 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
"Впервые я увидела бумаги из налогового управления в 1979 г., - рассказывала Дайана
Росс, которая работала по контракту у Горди с 1960 г. - Берри был таким ментором и
сильной личностью, что ты совершенно полагался на него. Ты не рос".
Сейчас, когда Motown готовит телевизионную программу о юбилее компании, Сюзан де
Пасс, нынешний ее президент, должна умолять бывших звезд принять участие в шоу. Не
менее трудно убедить и тех, которые до сих пор работают с ними, принять участие в этом
представлении. "Это больше не имеет никакого значения, - говорит один из
представителей компании. - Никто не верит больше в эту чушь о "семье Моtown", и это
факт".
Большинство артистов давно забыли, сколько хорошего Берри для них сделал. Они
помнят только о плохом. Как однажды сказал Флоренс Баллард, "вы надеетесь, что все
можете оставить позади и начать заново, но это невозможно. Невозможно забыть, что
могло бы быть, если бы твоя собственная семья не испортила твою жизнь".
Джозеф Джексон, который в 1968 г. как раз был на пороге того, чтобы соединить своих
беспокойных, но талантливых отпрысков с Motown, сказал однажды: "Никто - ни друг,
ни партнер по бизнесу, ни один человек во всем мире - не сможет обидеть тебя так,
действительно сильно обидеть, как член твоей собственной семьи".

Глава 3

Без десяти десять утра 23 июля 1968 г. микроавтобус семьи Джексонов медленно заехал в
гараж в Детройте напротив маленького белого бунгало возле Хитс-Вилл. Джо Джексон и
Джек Ричардсон, близкий друг семьи, который путешествовал с ними, сидели на
передних сиденьях, сзади теснились восторженные ребята вместе с инструментами,
усилителями и микрофонами, которые не поместились в багажнике на крыше автобуса.
Там же лежали термосы и бутерброды, которые Кэтрин приготовила для мальчиков перед
отъездом из Гэри. "Вам совсем не обязательно быть голодными", - сказала она
сыновьям.
"Вылезайте и стройтесь для проверки", - приказал отец.
Мальчишки проглотили остатки завтрака и высыпали на уже теплые улицы Детройта.
Они встали в ряд по возрасту: 17-летний Джекки, 14-летний Тито, 13-летний Джермен,
10-летний Марлон и 9-летний Майкл. 17-летний Джонни Джексон присоединился к
группе, хотя они не были в родстве. Джозеф относился к нему, как к сыну, и Джонни
быстро к этому привык. "Так, - скомандовал он, - 10 часов, пошли. Помните обо всем,
чему я вас учил, и не открывайте рта, кроме тех моментов, когда поете или когда к вам
обращаются".
Они вошли в главное здание. Первым их приветствовал хорошо одетый чернокожий
мужчина. Когда он спросил, чем может быть им полезен, Джозеф объяснил, что они семья
Джексонов из Гэри и им назначено прослушивание. Мужчина сказал, что ждал их. "Ты,
видимо, Майкл", - сказал он, обращаясь к младшему из них, а потом, указывая
поочередно на каждого, правильно назвал всех по имени. "А вы, сэр, вероятно, Джозеф",
- продолжал он, пожимая руку главе Джексонов. Ребята, пораженные, переглянулись.
Мальчиков провели в маленькую студию. Войдя, они заметили, что кто-то устанавливал
там кинокамеру. Перед небольшой деревянной платформой, которая служила сценой,
стояли 10 складных стульев. Сюзанн де Пасс, художественный ассистент президента
компании Берри Горди, вошла в студию в синей мини-юбке и желтой блузке. Постукивая
высокими каблучками, подошла к группе познакомиться. Это была привлекательная
чернокожая женщина с мягкими волосами до плеч и дружелюбной улыбкой. Ребята
вспоминали, что она сразу им понравилась. Потом появился Ральф Зель-цер. Он был
главой юридического и творческого отделов компании. Этот высокий белый мужчина в
сером костюме со строгим галстуком и выглядел гораздо строже. Он пожал руку каждому
из ребят и сопровождавшим их взрослым Джо и Джеку.
После того как все оборудование было выгружено из автобуса и установлено, еще 8
сотрудников, которые не представились, вошли в студию.
"Первая песня, которую я бы хотел исполнить, I Got The Feeling, - объявил Майкл. -
Хорошо? Начинаем". Он отсчитал "и - раз, и - два, и - три", и Тито на гитаре,
Джермен на бас-гитаре, Джонни Джексон на барабанах начали играть. "Беби, беби - ба-
а-ба, беби-беби ба-а-ба, беби беби", - пел Майкл. Он гримасничал и подхрюкивал,
имитируя Джеймса Брауна, скользил ногами по полу из стороны в сторону, как это делал
тот. "Мне так хорошо!" - пронзительно выводил Майкл с плутовской улыбкой.
Сюзанн де Пасс и Ральф Зельцер переглянулись улыбаясь, и кивнули друг другу. Джозеф
стоял в углу, скрестив руки на груди и одобрительно поглядывая.
Когда мальчики закончили, никто в аудитории не аплодировал. Все лихорадочно что-то
записывали в блокнотах.
Братья были в замешательстве и посмотрели на отца не зная, что им делать. Он подал знак
рукой, чтобы они продолжали следующую песню.
"Спасибо большое, - сказал Майкл, как будто отвечая на овации, - мы очень
признательны". Затем представил группу так как он делал это обычно на концертах.
Потом они спели "Табачную дорогу" (Tobacco Road), и опять никаких аплодисментов,
только снова записи в блокнотах.
"Следующая песня, которую мы хотели бы исполнить песня Motown, - объявил Майкл.
Он сделал паузу, ожидая улыбок одобрения, но их не было. - Эта песня Смокки
Робинсона Who's Loving You? Хорошо? Начали: и - раз и - два, и - три..."
Они закончили песню на высокой ноте и ожидали реакции сотрудников компании. Но
опять все записывали.
- Эй, вы, ну что? - не сдержатся Майкл.
- Тс... - цыкнул на него Джермен.
- Эти ребята знают, что к чему. По-моему, они станут знаменитыми, - произнес кто-то в
зале.
Майкл просиял.
Ральф Зельцер откашлялся и поднялся со своего места.
"Я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы пришли к нам", - сказал он. По его голосу
невозможно было угадать что он думал о прослушивании. Пожав руку каждому из
мальчиков, он подошел к Джозефу и сказал, что компания разместит их в близлежащем
отеле. "Я свяжусь с вами через два дня"
"Когда мистер Горд и вынесет свое решение" - закончил Джексон его фразу. Нельзя
сказать, чтобы это звучало с надеждой.
Братья были явно разочарованы. Все молчали.
Они запаковали оборудование, сели в автобус и уехали.
Весь день они гуляли по Детройту. После обеда в кафе рано легли спать. Отец запер
комнату мальчиков и ушел с Джеком Ричардсоном бродить по городу.
Через два дня Берри принял решение: "Да, безусловно. Заключите с этими ребятами
контракт", - сказал он Ральфу Зельцеру.
26 июля Зельцер пригласил Джозефа и Джека Ричардсона к себе в офис в Motown.
Мальчики ожидали в коридоре конца двухчасовой встречи. Зельцер объявил, что Берри
Ворди заинтересован подписать контракт с "Пятеркой Джексонов", и рассказал, какие
отношения компания надеялась установить с юными артистами. Он говорил о надеждах,
о юм, что Горди рассчитывает, что их группа станет главной шездой компании. "Эти
ребята будут великими, великими, великими", - повторял Зельцер с энтузиазмом. Он
был гораздо более радушным, чем им показалось при первой встрече: "Поверь мне, если
мистер Горди говорит, что они будут великими, они будут великими". Джозефу казалось,
что это сон.
Зельцер вручил контракт с Motown и рассказал ему и Ричардсону, о чем говорилось на
девяти страницах этого документа. Они кивали головами, будто понимали те
юридические тонкости, о которых шла речь. Потом Джозеф позвал мальчиков в офис.
- Ну что ж, ребята, мы получили контракт, - сообщил он.
- Невероятно!
Мы в Motown! Нам удалось!
Они скакали как сумасшедшие и обнимались.
Ральф Зельцер дал контракт каждому из них. "Подпишите вот здесь, на этой линии".
Они посмотрели на отца. "Все в порядке, подписывайте". Хотя ни он, никто из ребят
даже не прочитали контракта - они подписали его.
"А вот это договор для вас, мистер Джексон, - сказал Ральф Зельцер, протягивая
Джозефу документ. - Это согласие родителей, в котором достаточно просто объясняется,
что вы гарантируете выполнение вашими детьми всех условий контракта, который они
только что подписали". Кэтрин тоже подписала такое же соглашение 17 октября 1969 г.
Оказалось, что она даже не читала этого соглашения, т.к. в нем она и муж упоминались
как родители Джона Портера Джексона. "Ни я, ни моя жена не читали этого документа",
- говорил Джо в феврале 1976 г. на суде, когда он и его семья судились с Motown.
Джозеф подписал договор
"Поздравляю, - с улыбкой сказал 3ельцер и пожал ему руку. - Разрешите мне быть первым
человеком, который приветствовал вас в Motown". р и при
Джозеф повернулся к сыновьям и с широкой улыбкой
Джозеф повернулся к сыновьям и с широкой улыбкой поздравил их. Потом были
рукопожатия, похлопывания по плечам - в общем, это был очень счастливый момент.
Позднее Джозеф, глава семьи, вспоминал: "Ни я ни мои сыновья не читали этого
договора потому, что он был предложен на условиях "или соглашайтесь - или
убирайтесь". Мои сыновья только начинали свой путь в шоу-бизнесе, и мы подписали
этот контракт просто из доверия к Ральфу Зельцpy".
Однако тот позднее заявил, что не припоминает, чтобы когда-либо говорил Джозефу
Джексону или его сыновьям, что договор, предложенный Motown, обещал хорошие
условия.
Выйдя из офиса Зельцера, Джозеф позвонил Ричарду Аронсу, который в то время был его
адвокатом и неофициальным помощником менеджера группы. Аронс сетовал "Он
позвонил мне и сказал, что подписал контракт с Motown, но я уже ничего не мог
сделать".
Кроме всего прочего, в третьем пункте контракта говорилось, что компания не берет на
себя никаких обязательств записывать или пропагандировать музыку группы в течение
пяти лет. Хотя контракт был подписан только на год. Если бы Джозеф внимательно
прочитал его, он вполне мог подвергнуть сомнениям и многие другие положения.
Motown имела право выбирать песни, которые записывала группа и мальчики должны
были записывать каждую песню до тех пор, пока компания захочет этого.
Тем не менее Motown "не обязана выпускать ни одну из этих пластинок", т.е. хотя песня
была записана, это совсем не означало, что ее когда-либо услышит публика. Группе
платили 12 долларов 50 центов за "мастера" - полностью записанную песню. Но чтобы
запись могла считаться "мастером", она должна быть выпущена. В противном случае им
ничего не платили.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:18 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Писали, что Джексоны получали 2,7 процента потиражных, исходя из оптовой цены. Это
была стандартная гонорарная ставка Motown в 60-е годы. Однако, в соответствии с
контрактом мальчики должны были получать 6 процентов от 90 процентов оптовой
продажи любого сингла или альбома, который выпускался. Эта сумма должна была быть
разделена на 5 частей между братьями. Другими словами, Майкл должен был получать
немногим меньше половины цента за любой сингл и около двух центов за альбом.
В контракте говорилось, что Motown также берет на себя обязательство покрывать все
расходы по организации, тиражированию, аккомпанементу и другие, касающиеся
записей независимо оттого, будет ли песня выпущена или нет, но эти, а также другие
траты будут вычтены из суммы от их продажи. Такие условия контракта вызывали
недовольство артистов, и для Джексонов это стало большой проблемой, которую Джозеф
мог предотвратить, если бы понял контракт. Но он никогда не мог представить себе, что
группа будет записывать столько песен, которые никогда не будут выпущены. Некоторые
пункты контракта были просто смехотворными. Например, Motown имела право отвечать
на любую почту, полученную от поклонников Джексонов, "в любой манере,
устраивающей компанию", ставить под своими ответами и фотографиями их подписи. С
другой стороны, компания не была обязана отвечать ни на какую почту и ставить какие-
либо подписи, если она этого не хотела.
Если Майкл или любой из братьев решили бы уйти из группы, у них не было права
когда-либо упоминать, что они были членами группы Джексонов, "у них не было права
использовать ее название ни в каких целях". Motown же в любое время могла заменить
любого члена группы человеком, которого бы выбрала. В контракте был и еще один, еще
более ограничивающий пункт под номером 16, где говорилось: Моtown обладает всеми
правами, касающимися названия Jackson Five.
Мелким, неразборчивым почерком самый юный из них подписал контракт: "Майкл Джо
Джексон". Конечно, его подпись ничего не значила, в 9 лет он был несовершеннолетним.
Под подписью Майкла как гарант подписался Джозеф Джексон. То, что братьям
предложили подписать контракт, оыло сделано только для того, чтобы они могли
почувствовать себя частью семьи Motown.
Джексоны сразу начали записываться в студиях компании под руководством Бобби
Тайлера. В течение следующих нескольких месяцев будние дни они проводили в Гэри,
ходили в школу, а субботу и воскресенье, да и много недель - в Детройте, где спали на
полу в квартире Бобби. Представители Motown уговорили его жену уйти с работы, чтобы
говить и убирать для Джексонов. За это она никогда не получила ни единого цента.
В Детройте мальчики записали 15 песен, большинство из которых позднее стали
названиями их альбомов. По словам
Тайлера, за эти сессии звукозаписи ему так никогда и не заплатили. "Мне было бы
приятно, чтобы меня отблагодарили за то, что я открыл "Пятерку Джексонов", -
вспоминал он. - Но, как говорится, признанием не оплатишь счета".
Однажды, когда Берри Горди и Тайлер разговаривали о мальчиках, Бобби сказал, в каком
восторге был от того, что присутствовал при начале пути такой восхитительной группы.
"Знаешь, Тайлер, послушай меня, - сказал Берри - как только они разбогатеют, они тут же
забудут о тебе".
27 сентября 1968 г. Motown включила Джексонов в благотворительный концерт на
стадионе Гилрой в Гэри. Его целью был сбор средств для избирательной кампании
Ричарда Хатчера, который баллотировался на пост мэра. В концерте принимали участие
артисты компании - Глэдис Найт и группа Pips, Шорти Лонг, Бобби Тайлер и Vancouver.
Джексоны открывали шоу. В следующие годы представители компании рассказывали в
своих публичных выступлениях, что это был тот самый концерт, на котором Дайана Росс
впервые увидела мальчиков, "открыла их" и познакомила с Горди. На самом деле они
уже работали с Берри Горди. Более того, Дайаны Росс в то время не было в Гэри. Она в
Лос-Анджелесе репетировала свое выступление в Coconut Grove, которое должно было
состояться 1 октября.
В Рождество Берри Горди устроил вечеринку в своем доме в Детройте, который он купил
в 1967 г. за миллион долларов. (Хотя он переехал на Западное побережье, он все равно
сохранял этот дом.) Джексонов попросили выступить для артистов Motown и других
друзей Горди. В трехэтажном доме был бальный зал с мраморным полом и колоннами,
олимпийских размеров бассейн, бильярдная, две дорожки для боулинга, театр, который
соединялся туннелем с главным зданием и настоящая пивная в классическом стиле,
обстановка мебель для которой была привезена из Англии. Все комнаты были обиты
золотой парчой и украшены пластинками с расписных потолков свисали изысканные
хрустальные люстры. Дорогие портреты друзей и семьи Горди, написанные маслом,
украшали прихожую. Большинство гостей были в очень дорогих нарядах. Дайана Росс в
великолепном шелковом вечернем платье, с волосами, стянутыми в тугой пучок на
затылке, была потрясающе красива. Берри Горди и некоторые другиe директора
компании были в смокингах. Подобные дома Джексоны видели только в фильмах об
аристократии - белой аристократии.
"Черные люди так живут? - удивился Джозеф, обращаясь к самому себе, оглядывая этот
дворец и качая головой. - Я просто не могу поверить, что такие вещи возможны". Когда
Горди случайно услышал это, он положил руку на его плечо и шепнул что-то ему на ухо,
от чего тот заулыбался. Они пожали друг другу руки, и Горди провел его в гостиную.
- Ну, что ты об этом думаешь? - спросил он, показывая на огромное полотно, подарок
его сестры Эстер, где он был изображен в мундире Наполеона Бонапарта.
- Боже, что я могу сказать? - воскликнул Джозеф. - Это ты? Просто невероятно.
- Ну так тебе нравится? - настаивал Горди.
- Я... эээ... ты - эээ... - мямлил гость.
В этот момент к нему подбежал Майкл. "Эй, кто этот дурак на картине?" - воскликнул
он. Джозеф съежился и грозно взглянул на сына. Горди великодушно улыбнулся.
"Я никогда не забуду этот вечер, - говорил Майкл. - Гам было столько прислуги, и все
были такие вежливые. Повсюду были звезды Motown. Там был Смокки Робинсон. Тогда я
встретил его впервые. Там были Temptations, мы пели их песню и, конечно, очень из-за
этого нервничали. Я посмотрел на публику и увидел Дайану Росс. Я чуть не потерял
сознание".
После выступления Берри Горди впервые представил ей мальчиков.
- Я слушала вас с огромным удовольствием! - сказала она, пожимая им руки. -
Мистер Горди сказал мне, что мы будем вместе работать.
- Правда? - воскликнул Майкл, и глаза его стали огромными, как блюдца.
- Да, правда, - сказала Дайана. Улыбка ее сверкала так же, как бриллианты в ее ушах и
на шее. - Я просто не могу этого дождаться. Я готова сделать для вас все, что в моих
силах.
- Мисс Росс, мы так вам благодарны, - только и смог выдавить из себя Джозеф. Ему,
обладавшему прекрасным даром красноречия, в этот вечер было непросто.
- Не стоит благодарности, - сказала Дайана. Улыбка ее была теплой и доброжелательной.
Она повернулась к Майклу:
- А ты, ты такой прелестный.
Когда она потрепала его по щеке, он покраснел.
Мальчики онемели.
Следующие восемь месяцев были трудными. Берри Горди считал, что "Пятерка
Джексонов" еще не готова к выпуску; он не был удовлетворен ни одной песней, которую
они за это время записали. У всей семьи терпение было на исходе. Особенно потому, что
условия в Гэри становились все хуже. Там появлялось все больше и больше уличных банд
которые терроризировали окружающих. Однажды Джозефа ограбил один из главарей
бандитов, угрожал юному Тито ножом Кэтрин спешила навсегда уехать их этого города.
Она говорила мужу, что он должен попробовать разорвать контракт с Motown и найти
другую компанию
"Мне надоело ждать, когда они выпустят сингл, - жаловалась она. - Мы должны
немедленно уехать из Гэри". Каждый день в доме ждали, что кто-нибудь из Motown
позвонит им и скажет, что же станет следующим шагом в их жизни.
11 марта 1969 г. наконец контракт с Motown был подписан. Отсрочка была вызвана тем,
что "Пятерка Джексонов" как обнаружил Ральф Зельцер, была все еще связана
обязательствами со Steeltown Records, несмотря на усилия Ричарда Аронса освободить их
от этой сделки. Motown должна была заключить определенный договор с этой
компанией, заплатив им некоторую сумму. К тому времени, по Утверждениям Ральфа
Зельцера, они уже истратили 30 тыс. долларов на мальчиков - их жилье, записи, и эта
сумма не включала денег, которые были заплачены Steeltown. Горди не терпелось
возместить убытки. приелось
Наконец в августе 1969г. Джексонам позвонили из Motown. Горди хотел, чтобы Джозеф
и его пятеро сыновей Джонни Джексон и Ронни Ренсифер переехали в Лос-Анджелес.
Там бы они ходили в школу и записывались на новой студии Motown в Голливуде. Со
временем вся компания переехала в Калифорнию.
Хотя Горди не был в особом восторге ни от одной песни Джексонов, ему, безусловно,
нравился юный Майкл. "Он был прирожденной звездой", - отмечал Берри в своем
интервью в 1990 г. - Он был классическим примером все понимающего человека. Я
почувствовал в нем потрясающую глубину. Когда я впервые увидел его, понял, что это
был особенный ребенок".
Джозеф, Тито, Джек Ричардсон, барабанщик Джонни, Джексон и клавишник Ронни
Ренсифер поехали в Лос-Анджелеc на новом семейном макси-вэне "Додж". Джекки,
Джермену, Марлону и Майклу Motown оплатила перелет, они прибыли туда несколькими
днями позднее. Джозеф решил не перевозить сразу всю семью из Гэри в Лос-Анджелес,
пока не убедится, что их жизнь в Голливуде будет надежной. В конце концов, все могло
случиться, и Берри Горди мог ошибаться, что группа не провалится и что им не надо
будет начинать все заново. Джанет, Рэнди и ЛаТойя остались с Кэтрин в Гэри.
"Джанет, наверное, тоже когда-нибудь станет певицей, - говорил тогда отец. - Она уже
сейчас пытается петь, хотя ей всего 4 года. Рэнди 8, и он тоже хочет стать участником
группы, но пока только учится играть на барабанах. Когда у него будет лучше получаться,
он присоединится к группе. 14-летней ЛаТойе нравится шоу-бизнес, но она совсем не
хочет выступать. Она отвечает на письма поклонников. Видимо, скоро она станет одним
из менеджеров группы".
Майклу во время переезда было 11 лет, и он, пожалуй, переживал его больше, чем другие,
потому, что был оторван oт матери, с которой у него были очень близкие отношения. Это
расставание было очень болезненным для Майкла, - говорила Кэтрин. - Он был таким
чувствительным мальчиком".
Несмотря на то что Горди был достаточно уверен, что семья Джексонов в будущем
принесет Motown большие деньги, он был осторожен. Тогда он старался тратить на них
как можно меньше. У Джекки и Тито не было верхних передних зубов, это было очень
заметно. Но Горди решил временно отложить посещение дантиста. На рекламных
фотографиях зубы были дорисованы. У Джермена был шрам на глазу, когда-то он
разбился, столкнувшись с игроком на бейсбольном поле. Ходили разговоры о
пластической операции. "Слишком рано, - говорил Берри Горди. - Никто не заметит
(лот шрам так никогда и не был удален)".
Горди поселил их в одном из самых обшарпанных мотелей в Голливуде - "Тропикано"
на Санта Моника Бульваре. Майкл, Марлон и Джермен жили в одной комнате, Гито и
Джекки - в другой. У отца был свой номер. Семья практически не бывала дома.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:19 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Продолжались школьные каникулы, и мальчики проводили почти все время в студиях
Motown в Голливуде, делая пробные записи и репетируя попью песни. Наконец Горди
перевез их из "Тропиканы" поближе к центральному офису компании в мотель
"Голливуд". Это было ужасное место, проститутки и сутенеры использовали сю для
своих дел.
Никто из Джексонов не обращал на это внимания. Главное, что они жили в Калифорнии.
Даже если бы они не встречали кинозвезд на каждом углу, как мечтали, Лос Лнджслсс
был раем по сравнению с Гэри. Майкл никогда до лого не видел настоящей пальмы, "а
здесь они тянулись рядами вдоль всех улиц", - вспоминал он. И роскошные машины.
Казалось, все носили солнечные очки, даже и те дни, когда солнце появлялось только к
полудню. Юные Джексоны были удивлены, что многие носили солнечные очки даже
ночью или по вечерам, когда солнце давно скрылось.
Когда братья пошли на берег, они увидели серферов, поджидающих "правильную
волну". С таким же интересом они наблюдали за сверстниками, которые катались на
скейтбордах и юрко прошмыгивали между пешеходами. Около китайского театра
Грауман на Голливуд-бульвар они сравнивали отпечатки своих ладоней и ступней с
отпечатками кинозвезд, которых обожали, и тех, о которых никогда не слышали. Иногда
им казалось, что они во сне.
"Иногда мы так жалели тех, кто не жил в Лос-Анджелесе", - говорил Джермен.
В редкие свободные дни Джозеф брал в аренду машину и вез мальчиков в Диснейленд и
другие парки аттракционов. Они купили "Карту звезд" и старались найти на ней дома
любимых артистов. "Это были замечательные дни", - отмечал Майкл.
Сразу после прибытия Горди устроил им встречу с Дайа-ной Росс в ее доме. Это была их
первая встреча после выступления в особняке Горди в Детройте прошлой зимой. Жилье
Дайаны Росс не было шикарным по голливудским стандартам - она была одинокой
женщиной, и пока что у нее была всего лишь 4-комнатная квартира на Голливуд-Хиллз,
но уже шла речь о покупке дома побогаче в Беверли-Хиллз. Но когда пятеро мальчиков
Джексонов и их отец сравнивали ее квартиру с их крошечным домом в Гэри, им было о
чем задуматься.
Майкл вспоминает, что Горди посадил их в гостиной в доме Дайаны и начал с ними
разговор. "Я прославлю вас на весь мир, - сказал он им. - У вас будут три хита подряд.
О вас будут писать в книгах. Так что будьте готовы, потому что это уже на подходе".
Это было то, что они, а особенно их отец, хотели услышать. Больше всего на свете
Джозеф мечтал об успехе своих сыновей и велел им делать все, что Горди хотел от них.
Он относился к Берри с благоговением и страхом. "Этот чернокожий заработал
миллионы долларов в шоу-бизнесе, - восхищался Джозеф. - Если бы я только мог
научиться некоторым вещам у этого парня, я бы тоже заработал".
Как только встреча закончилась, Дайана стремительно вошла в комнату. Выглядела она
великолепно в черном атласном брючном костюме, с огромной шапкой волос и золотыми
кольцами в ушах. "Она всегда выглядела как богиня, - вспоминает Джермен. - Я
помню, когда она вошла в комнату в тот день, у нас у всех отвисли челюсти". Хотя ребята
уже встречались с ней раньше, они благоговели перед ней. Джозеф лез из кожи вон,
чтобы произвести на нее впечатление.
"Я только еще раз хочу сказать вам, ребята, что я здесь для того, чтобы помочь вам, -
сказала она. - Если я хоть что-нибудь могу сделать для вас, пожалуйста, скажите мне об
этом".
"Нам казалось, что она была довольно откровенна, - делился позже Джермен. - Мы с
трудом могли поверить, что она говорила нам такие слова, я имею в виду, чем мы
заслужили ее помощь?"
Наиболее яркое воспоминание этого дня у него - телеграмма, которую Дайана
показывала им. "Это от меня многим и многим людям", - объясняла она, вынимая
телекс из конверта и протягивая Майклу. Говорилось: "Пожалуйста, присоединитесь ко
мне в приветствии великолепной музыкальной группы "Пятерка Джексонов" в
понедельник 11 августа с 6.30 до 9.30 вечера в Дейзи по адресу: Норт Родэо Драйв,
Беверли-Хиллз. "Пятерка Джексонов" с восьмилетним сенсационным солистом Майклом
Джексоном будут давать концерт на вечеринке. Дайана Росс".
"Ты ошиблась, - вспоминал Майкл много лет спустя, - мне не 8, а 10". Берри
терпеливо объяснял ему, что то, чем занимались на этой встрече, не было ложью, а просто
рекламным трюком...
Затем с мальчиком проведи беседу об искусстве отношений с публикой, ему напомнили,
что для прессы Дайана Росс всегда должна была выступать в роли человека, который
привел его и его братьев в Motown. Он всегда должен об этом помнить, потому что, как
объяснила ему она, "это все для твоего имиджа".
"Я понял в очень раннем возрасте, - подчеркивал Майкл, - что если кто-то что-то
сказал обо мне лично, что не соответствовало действительности, - это была ложь. Но
если кто-то что-то сказал о моем имидже, что не было правдой, - это было нормально.
Потому что это не было ложью - это был пиар".
Майкл был способным учеником.
Дайана Росс познакомила своего протеже с роскошью и великолепием, которыми обычно
сопровождались большие дебюты в Голливуде. Триста "ближайших" друзей и партнеров
по бизнесу Горди и Дайаны собирались в шикарном частном клубе "Дэйзи" в Беверли-
Хиллз. Все они были лично приглашены ее телеграммами. Они стоя приветствовали
Майкла и "Пятерку Джексонов", как Дайана представила их, пока они исполняли старые
песни Motown. Ребята были одеты в одинаковые зеленые костюмы и золотистые
рубашки, на ногах у них были зеленые сапожки в тон костюмам. Каждое движение было
тщательно продумано и отрепетировано в традициях компании. Аннотация о группе
была вручена всем присутствующим. К удивлению, возраст каждого из мальчиков был
уменьшен на два года.
"Они завоевали любовь всех зачерствевших, пресытившихся старых охотников за
новостями, - вспоминала Джуди Спигельман, которая в то время писала для журнала
Soul, и первая опубликовала статью о группе. Эта публикация обратила внимание всей
страны на братьев. - Я, впрочем, как и все остальные, просто влюбилась в Майкла
Джексона - восьмилетнего ребенка, который превращался во взрослого мужчину, когда
брал в руки микрофон".
Сияя от гордости, Горди объявил, что Джексоны будут участвовать в концерте с Дайаной
Росс и группой Supremes в Форуме через пять дней, 16 августа, а также в октябре в
телевизионном шоу в Голливуд Палас, которое будет вести Дайана Росс.
Она представила журналистам каждого из мальчиков: "Это Майкл, не правда ли, он
восхитителен! А это Джер-мен - он просто прелесть! А там Джекки - посмотрите,
какой он высокий!" и так далее.
Джуди Спигельман говорила: "На меня произвело большое впечатление, как вежливо и
дружелюбно ребята вели себя. В конце концов, они были всего лишь детьми и уж совсем
не привыкли к такому вниманию".
Паулин Дунн, репортер Sentinel негритянской газеты Лос-Анджелеса, подошла к Майклу:
- Как ты чувствуешь себя в роли звезды? - спросила она.
- Честно говоря, я уже было потерял надежду, - произнес мальчик с улыбкой. Черная
бейсболка была надета поверх его африканской прически. - Я уж думал, что состарюсь,
прежде чем меня заметят, - произнес он трагическим тоном. - Но тут появилась мисс
Дайана Росс и спасла мою карьеру. Она "открыла" меня.
- Прости, а сколько же тебе лет? - спросила журналистка. Майкл посмотрел на
Дайану, которая с гордостью стояла
за его спиной, положив руку ему на плечо. Берри Горди стоял рядом.
- Восемь, - поспешно ответил Майкл.
- А я думала, ты старше, что тебе одиннадцатый год, - настаивала подозрительная
корреспондентка.
- Нет, восемь.
- А я слышала...
- Ему восемь, понятно? - вмешался Горди. - Следующий вопрос.
- Следующий вопрос, пожалуйста, - поправил Майкл. Он улыбнулся и подмигнул
Паулин Дунн, будто говоря: таковы правила нашей игры.
В статье в газете Sentinel она написала, что Майклу восемь лет.

Глава 4


Начало 70-х - время наиболее значительных преобразований в Motown Records с
момента основания. Хотя компания еще выпускала первоклассную поп-музыку и блюзы,
та схема, по которой она до сих пор работала и добивалась успеха, начинала мешать ее
исполнителям.
Некоторые известные артисты между собой жаловались на конвейерный метод записи
хитов. Конец 60-х был, безусловно, временем перемен как социальных, так и
политических, и это не могло не отразиться на поп-музыке. Чтобы идти в ногу со
временем, многие компании постепенно разрывали договоры со своими штатными
сочинителями и заключали новые с модными певцами и группами, которые писали и
исполняли собственную музыку, отражавшую свободу, которую принесла новая эпоха.
Некоторые исполнители Motown жаждали творческой свободы. Стив Уандер и Марвин
Гэй были главными зачинщиками. Оба не хотели мириться с тем "производством"
музыки, которое предлагала Motown: исполнять песни штатных сочинителей и
продюсеров, таких, как Смоки Робинсон и Норман Витфилд. Они получали огромные
суммы с потиражных, хотя им совсем не приходилось маяться по гастролям.
Музыка вовсе не была основной причиной, по которой глава Motown решил перевести
свою компанию из Детройта в Лос-Анджелес. Горди уехал так далеко от своих
мичиганских корней потому, что его манил к себе серебряный жран. Он хотел попасть в
кинематограф, его протеже Дайана Росс-должна была стать его "входным билетом".
Детально продумывая свой переезд на запад, Горди был верен себе. Он воспользовался
возможностью "почистить" дом. Сотрудники компании, считавшиеся "мертвым грузом",
должны были остаться в Городе моторов, лучшие могли сохранить свои должности, но
только если были согласны отправиться в Лос-Анджелес.
Многим казалось, отправиться в Лос-Анджелес - что лететь на Луну. Безусловно, между
Детройтом и городом Ангелов была большая разница. Детройт тогда, впрочем, как и
сейчас, был рабочим городом. Независимо от того, какую известность обрела Motown, в
основном ее музыканты играли ради любви к искусству, а не ради славы. Признаком
успеха в жизни - был двухэтажный кирпичный дом с припаркованными рядом
машинами последних моделей. В Лос-Анджелесе дом, стоящий на склоне Голливуд-
Хиллз или на побережье, и купленный в рассрочку "Мерседес" могли считаться
признаком, весьма умеренного успеха.
Хотя кинематограф соблазнил Горди переехать на Западное побережье, наболевший
вопрос о развитии в деятельности компании музыкального направления стоял остро. В
60-е годы Motown была достаточно мощной, и это позволило ей с успехом перейти в
следующее десятилетие, чего совсем нельзя сказать о годах 70-х, которые принесли Берри
Горди много трудностей. Новый стиль группы Sly Stone's оказал большое влияние на
черную музыку и даже стала перенимать его. К тому же они просто старели, уже больше
не были модными. Дела расстроились. Дайана Росс серьезно готовилась к личной
карьере, что не предвещало ничего хорошего для Supre-mes. Многие звезды Motown были
оставлены в Детройте. Сейчас больше чем когда-либо компания нуждалась в "притоке
свежей крови", нужно было предпринимать что-то, соответствующее духу времени, но не
противоречащее ее традициям.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:19 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Когда Берри Горди увидел запись, сделанную в Детройте на прослушивании Джексонов,
он понял, что это как раз "то, что доктор прописал". С этой группой Motown сможет
вступить в новую музыкальную эру, где будет место хитам, которые пишут штатные
сочинители компании. Эти ребята не хотели писать собственных песен, она мечтали быть
просто звездами. Горди так скучал по недавним еще временам, когда Стив Уандер думал
только о том, чтобы петь, а не о том, чтобы публиковать свои произведения.
Заключение контракта с группой, которая бы полностью зависела от материалов,
предоставляемых ей Motown, оправдало бы старания Горди по крайней мере еще на
несколько лет.
К 1969 году отделение компании на Западном побережье работало под руководством
штатного автора и продюсера компании Дека Ричардса. Среди его обязанностей был
поиск новых талантливых авторов и исполнителей. В этом году партнеры Берри Горди
познакомили Ричардса с двумя молодыми сочинителями - это были Фредди Перрен и
Фоне Ми-зелл.
"В то время я много думал о том вкладе, который внес в Motown", - говорил Ричарде.
Он написал и выпустил многие лучшие вещи Дайаны Росс и Supremes, Temptations и
Марта и Vandellas. "Я не был единственным белым человеком в компании, были еще
двое, но я был единственным, кто работал на себя, а не на кого-то другого. Как и в любой
компании звукозаписи, у нас было много мелких интриг, сколько я видел разного в
отношениях между черными и белыми партнерами. Оглядываясь назад, я думаю, что
было бы гораздо лучше, если бы мне предоставили возможность просто работать в
полную силу и оценивали бы меня только по моей работе, а не вынуждали принимать
участие во всей этой политике".
Дек Ричарде услышал, что Бобби Тайлер "открыл" молодежную группу и записывал ее в
Детройте. Тайлер делал в то время хорошие песни, но не было среди них хита. "Мы
пробовали много всякого разного, но никак не могли найти правильного направления, -
вспоминал Бобби. - Я пытался сделать с ними несколько песен группы Temptations,
некоторые песни Стива Уандера и кое-что еще. И песни были хорошие, и ребята
талантливые, но что-то не получалось - хита не выходило".
Дек Ричарде и Берри Горди были довольно близкими друзьями на протяжении последних
нескольких лет. У Ри-чардса даже была специальная телефонная линия, которой мог
пользоваться только Горди. Всегда переполненный новыми идеями, он мог позвонить в
любое время суток.
Ричарде был частью коллектива сочинителей-продюсеров Motown, который назывался
Клан. Клану принадлежали такие известные хиты компании, как, например, "Ребенок
любви". Насколько высоко ценил Горди работу, которую выполнял Клан, настолько он
был утомлен бесконечными конфликтами, возникавшими при сотрудничестве одаренных
авторов и продюсеров. Когда Ричарде предложил объединить Мизелла и Перрена в одну
группу с Холландами и Дозье, Берри не пришел в восторг от этой идеи. Последние и
Motown вели в это время дорогостоящую судебную тяжбу. Автор-ско-продюсерская
группа считала, что ей должны были дать часть акций компании, так как ей
принадлежало авторство многих наиболее известных хитов. Но рядом с ними работали и
другие авторы и продюсеры, которые также вложили много труда в развитие Motown, и
никто из них не имел акций.
"Горди не хотел появления никаких новых закулисных суперзвезд", - считал Фредди
Перрен.
Наконец Горди смягчился и на протяжении следующих трех месяцев Ричарде, Перрен и
Мизелл вместе работали над песней I Want То Be Free для Глэдис Найт и группы Pips.
Ричарде был первым продюсером, записавшим их в 1967 году, когда они заключили
контракт с Motown, но эти песни никогда не вышли в свет.
"Дек сказал, - отмечал Фредди Перрен, - что один из способов сразу попасть в центр
внимания в Motown - найти исполнителя, находящегося в простое, и написать хит для
него. Так мы и решили сделать". На протяжении достаточно длительного времени у
Глэдис не было хитов.
Тем временем Берри пригласил Дека на шоу "Пятерки Джексонов" в Дэйзи. Это
произвело на него большое впечатление. Судьба начала поворачиваться лицом. Когда Дек
сыграл Берри мелодию из I Want То Be Free, ему она очень понравилась. "Это могло бы
идеально подойти "для ребят из Гэри", - сказал он. "Берри некоторое время думал об
этом номере, - вспоминал Дек. - Он начинал нравиться ему. Я хотел вовлечь в это Берри
по двум причинам. Во-первых, потому, что он был великолепным композитором, во-
вторых - у него было некоторое влияние на компанию. Он был постоянно занят
творчеством. Наконец я сказал: "Послушай, Берри, почему бы тебе действительно не
включиться в это дело?" Он ответил: "Хорошо. Кое-что я сделаю. Я прослушаю и
выскажу свое мнение". Это было как раз то, что нужно. У Берри был очень богатый опыт,
и теперь он был к нашим услугам".
Дек решил сделать группу, в которую входили Мизелл, Пиррен, он сам и Горди,
корпорацией, что будет поддерживать демократическое начало, исключать возможность
личного влияния. И гарантирует ко всем справедливое отношение. Доход был поделен
так: Ричарде получает 50%, так как это была его идея, кроме того, он был не только
композитором, но и продюсером; Фредди и Фоне делят поровну 40%, Берри получает
10%. К сожалению, в последующие годы большинство лучших работ Дека Ричардса
выходило под именем корпорации, что означало, что он лично никогда не получил
должного признания за свои лучшие произведения. "Когда запись инструментовки была
практически закончена, - вспоминает Ричарде, - пришло время репетировать вокал с
ребятами, чтобы подготовиться для записи. Мальчики пришли в дом к Берри, чтобы
наладить отношения, поговорить о песне. Потом начали репетировать в моей квартире в
Вест-Голливуд. Они невероятно упорно работали над этим номером - от шести до
двенадцати часов в день. Я привозил их к себе и отвозил домой. Это была тяжелая
работа".
Майкл рассказывал, что, когда ему было 11 лет, он иногда садился на скамейку и
наблюдал за детьми, играющими в парке напротив Motown. "Я смотрел на них с
огромным удивлением. Я даже не мог представить себе такую свободу, возможность
столь беззаботно проводить время, и больше всего на свете мечтал я о такой свободе, о
том, чтобы просто уйти и быть таким, как они. Когда ты маленький и тебе приходится
работать, мир может показаться очень несправедливым", - подчеркивал он.
Но и работая, Майкл не лишал себя развлечений в студии, когда ему это удавалось.
"Майкл был во многом похож на других детей, - отмечает Фредди Перрен. -
Например, иногда брал лист бумаги с прикрепленным к нему скотчем, подходил к тебе со
словами "Привет, как дела", а сам в это время приклеивал к твоей спине этот листок с
надписью "Дай мне под зад" или что-нибудь в этом роде".
"После того как я отвозил ребят домой, - рассказывал Дек, - я прослушивай запись
сегодняшней работы вместе с Берри, он давал комментарии и советы. Потом мы
дорабатывали материал. Работа велась очень тщательно. В результате мы переименовали
песню в I Want То Be Free.
Самая большая проблема с Джексонами была не в их желании или нежелании работать.
Работать они хотели всегда и делали это с удовольствием. Трудность была в том, что ты
должен был быть для них преподавателем фонетики и английского языка, правильное
произношение слов было для них весьма сложным. Мы должны были многократно
повторять слова, одно за другим. Майкл, как и его братья, проглатывали звуки,
произносили нечетко. Он больше думал о танцах или о чем угодно, но только не о словах.
Я говорил ему: "Майкл, мне нужны все эти ноты, каждая из них". Что касается пения,
мелодии, он был замечателен. Мы оказывали на него давление, потому что когда тебе
попадается такой потрясающий ребенок, ты хочешь, чтобы он был еще лучше. Я думал,
если в "сыром" виде он столь великолепен, какой же он будет, если его "отполировать".
"Я помню, что Дек Ричарде был одним из первых моих учителей, - говорил Майкл. -
Боже мой, мы потратили столько времени на эту песню. Он был со мной очень терпелив,
со всеми нами. Снова, и снова, и снова - я думаю, мы переписывали эту песню раз сто.
Я даже не представлял, что запись может быть такой тяжелой работой. Помню, как я
засыпал у микрофона. Я уже не верил, что это когда-нибудь может закончиться. Когда у
меня возникла надежда, что мы закончили, оказывалось, что мы опять должны что-то
переделывать".
"Это было время, когда я начал понимать философию Motown - записывать песню до
тех пор, пока она не будет доведена до идеального качества. - Джермен добавил: - Мы
все говорили друг другу: "Ну хватит, песня уже достаточно хороша". Но компания
никогда не была удовлетворена, до тех пор, пока песня не была доведена до
совершенства. Когда мы закончили I Want То Be Free, она была более чем идеальной. Она
была невероятной".
Заключительный этап записи этой песни продолжался до двух часов ночи. "По всей
видимости, это был самый дорогой сингл в истории Motown, - напомнил Дек Ричарде.
- Он стоил порядка 10 тысяч долларов. В то время затраты на один сингл в Компании
составляли в среднем 2-3 тысячи. Мы продолжали прибавлять и вычитать до самого
конца. Мой личный вклад в песню начался с гитары, но в последний момент я захотел
добавить фортепиано. Я обратился к Фредди и Фонсу, чтобы они приняли участие и
пробежались пальцем по клавиатуре - тогда песня по-настоящему оживет".
Наконец запись была завершена. 2 октября 1969 г. после заключительного монтажа песни
Берри спросил Дека, как лучше написать название группы на обложке пластинки. Дек
считал, что группа должна называться Jackson 5, и пятерка должна быть написана
цифрой. Берри согласился, что отныне группа так и должна называться. В это время
Джекки было 18, Тито 15, Джермену 14, Марлону 12, а Майклу 11 лет.
"Я был в восторге от песни I Want То Be Free, - говорил Дек, - никогда не забуду, что
первым человеком, которому я дал послушать ее, был Стив Уандер. Я относился к нему с
большим уважением, мы были друзьями. Все остальные находились под слишком
сильным влиянием Берри, и я не мог им доверять по-настоящему. Стив внимательно
послушал и сказал: "Знаешь, мне не понравились барабаны". Я засмеялся - на всех не
угодишь".
Пока отец и братья Майкла переезжали из отеля в отель, сам он в октябре 1969-го жил в
доме Дайаны Росс.
"Все было просчитано. Я хотел, чтобы Майкл был рядом с ней, - объяснил однажды
Берри Горди. - Люди думают, что он случайно оказался там, но это совсем не так. Я
хотел, чтобы Дайана научила мальчика всему, чему могла. Я не рассчитывал, что она
уделит Майклу много внимания. Она была очень занята в то время - много
гастролировала с Supremes. Дайана - человек, который оказывает на окружающих
большое влияние. Я знал, что Майкл научится чему-нибудь в любом случае, только
оттого, что находится рядом с ней, когда она дома.
Дайана говорила, что Майкл чем-то напоминал ей ее саму в 11 лет. Он был столь же
любознателен, сколько и талантлив. Она была такой же, когда я встретил ее. Тогда ей
было 16. Когда я спросил ее, можно ли Майкл поживет у нее, она сразу согласилась и
сказала, что ей будет приятно заботиться о ком-то, кроме себя самой".

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:20 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Так же, как Джозеф был подвержен влиянию Берри, его сын во всем учился у Дайаны
Росс. Она очень хотела помочь, но настолько была занята своей карьерой, что едва ли
была в состоянии исполнять роль приемной матери. Единственное, что имело значение в
ее жизни и окружении, - шоу-бизнес. "Ты будешь великой звездой", - постоянно
повторяла она Майклу. Мальчик очень нравился ей, и она произносила эти слова с
самыми лучшими намерениями. Но желание стать звездой, настоящей звездой слишком
долго было главной целью ее жизни. Она, к сожалению, не была тем человеком, который
мог показать ему подлинные жизненные ценности.
Весь октябрь Дайана оставалась дома, но была очень занята. Она терпела присутствие
Майкла в своем доме только потому, что Берри попросил ее об этом. Для нее это было
очень беспокойное время. Она собиралась уйти из группы Supremes и начать
самостоятельную карьеру. Она работала над этим долгие годы, и теперь ей не терпелось
внести личный вклад в шоу-бизнес. В это время у нее был очень сложный роман с Берри.
Майкл, безусловно, слышал множество ссор
МАЙКЛ ДЖЕКСОН, жизнь короля 59
между ними, а потом видел, как они улыбались и любезничали друг с другом перед
репортерами. Он многое узнавал о кухне шоу-бизнеса, но только время покажет, как это
отразилось на нем.
Днем Майкл ходил в школу, а по вечерам до поздней ночи записывался в студии. Теперь
он настаивает, чтобы, когда жил у Дайаны, она вводила его в мир искусства. На самом
деле Кэтрин вдохновила его на занятия рисованием. Когда она бьь.а маленькой, то
научилась делать зарисовки, писать этюды, чтобы хоть как-то скрасить свою трудную
жизнь, когда она болела полиомиелитом.
"Почти каждый день мы ходили покупать карандаши и краски, - писал Майкл о Дайане
в автобиографии, хотя на самом деле это мало походило на правду. - Если мы не
рисовали, то ходили в музеи".
Майкл говорит, что Дайана познакомила его с работами Микеланджело и Дега, что и
стало началом его огромного интереса к искусству.
"Она никогда даже не слышала ни о каком Микеланджело, пока не вышла за меня замуж
в 1971 году", - заявил однажды Боб Зильберштейн, ее бывший муж.
Возможно, Майкл просто принял невнимание к себе за интерес ("Вот краски, мальчик,
иди порисуй, не мешай мне").
"Майкл, видимо, действительно считал, что именно Дайана научила его рисовать, -
сказала однажды Вирджиния Хар-рис, близкий друг семьи Джексонов, которая когда-то
была хорошо знакома с Дайаной Росс. - Это было очень великодушно с ее стороны
разрешить Майклу жить у нее в доме. Марлон тоже провел там неделю. Но даже теперь,
спустя много лет, Майкл все еще хочет верить, что они с Дайаной были большими
друзьями. Когда он был маленький, он очень идеализировал ее. Он не хочет расстаться со
своими фантастическими воспоминаниями, несмотря на то что для них нет никакого
основания".
Очарованность Майкла Дайаной продолжалась долгие годы. Она была звездой, и он
постоянно учился у нее. "Я помню, как просто сидел в углу и наблюдал за ее
движениями, - вспоминал Майкл. - Она владела искусством движения. Вы когда-
нибудь видели ее жесты, как работают ее руки? Я был... - запнулся он, пытаясь
подобрать правильное слово, - я был заворожен ею. Целыми днями, когда не
репетировал свои песни, я слушал ее. Однажды наблюдал, как она репетировала перед
зеркалом. Она не заметила этого. Я изучал ее - как она движется, как поет и, вообще,
какая она. Потом я ей сказал: "Дайана, я хочу быть таким, как ты". А она ответила: "Будь
самим собой, и ты будешь великой звездой".
Одиннадцатилетний Майкл чувствовал себя очень одиноко во время своего месячного
пребывания в доме Дайаны Росс. Он очень скучал по матери и без конца звонил ей.
"Кэтрин очень волновалась, когда Майкл жил у Дайаны, - рассказывает приятельница
его матери, пожелавшая не называть себя. - Кэтрин беспокоилась из-за образа жизни,
который вела певица. Она боялась, что это может оказать плохое влияние на сына. Кроме
того, Кэтрин очень мало знала о Росс, только как о звезде с репутацией эгоистки, и могла
только фантазировать, как проходит жизнь ее сына в ее доме и как он с этим справляется.
Она должна была быть святой, чтобы не думать о том, каким жизненным ценностям учит
ее сына Дайана".
Более того, Росс не очень хотела говорить с Кэтрин напрямую. Когда та звонила, чтобы
узнать, как сын, ей приходилось беседовать с кем-нибудь из прислуги, если Майкл не мог
подойти к телефону. Дайана обычно не брала трубку. В то время у нее еще не было
собственных детей, ей было трудно понять материнское беспокойство.
Волнения Кэтрин о буйных вечеринках в доме Дайаны были напрасны. Она в то время
практически ни с кем не общалась, рано ложилась спать и рано вставала, чтобы успеть
сделать все дела. Возможно, она не уделяла Майклу достаточного внимания, когда он жил
у нее, но не могла сделать мальчику ничего плохого.
Звездный час Майкла и его братьев был близок. I Want You Back была выпущена в
октябре 1969-го. Нельзя сказать, чтобы эта песня сразу стала хитом. В рейтинге ста
лучших песен она заняла 90-е место. Motown пришлось хорошо поработать, чтобы диск-
жокеи начали активно крутить магазины продавать пластинки.
Через десять недель, 31 января 70-го года, песня вышла на первое место. Это был прорыв
для Майкла и его старших братьев - они завоевали любовь и восхищение в сердцах
белых американцев среднего класса. Среди черного населения песня тоже пользовалась
большой популярностью.
Так же, как Supremes в шестидесятых, Джексоны представляли чистую, задушевную
негритянскую музыку соул, которая легко воспринималась и запоминалась.
Пластинка продержалась на первом месте всего неделю, но продолжала пользоваться
успехом: в США было продано 2 060 711 штук, четыре миллиона - за границей.
"I Want You Back, вероятно, лучшая поп-пластинка, когда-либо выпущенная Motown", -
писал Дон Вэйлер в своей книге "История Motown".
По словам Майкла, им говорили, что ни одна группа не начинала так здорово, как они.
Когда появилась эта песня, группа изменила свой имидж. Сюзанн де Пасс, которая теперь
была президентом Motown по продукции, отвечала за новые костюмы и прически
мальчиков. Лучшие стилисты работали над внешностью каждого из братьев. Знаменитой
школы мастерства, в которой раньше обучали уличных мальчишек изысканным манерам,
больше не было после переезда компании в Лос-Анджелес.
18 октября 1969 года был знаменательным днем для группы - Джексоны впервые
появились на национальном телевидении в передаче The Hollywood Palace, которую вела
Дайана Росс. За сценой, как всегда, отец напутствовал сыновей. Майкл вспоминал, что
Джозефа можно было очень легко вывести из терпения, он всегда повторял одно и то же
по тысяче раз. В этот вечер, рассказывал Джек Луис, художник по декорациям канала Эй-
би-си, глава семьи был более возбужден, чем обычно, он метался по сцене, как лев. "Я не
сомневаюсь^ что он нервничал больше, чем ребята. Они были в полном восторге от того,
что прорвались. Дайана Росс все время уходила за сцену и беседовала с Майклом
наедине.
Она часто поглаживала его по голове, и я заметил, что это его раздражало. Горди тоже
был за кулисами. Перед выходом ребят на сцену он подошел к ним, обнял всех вместе и
что-то сказал им. Вслед за ним то же самое сделал Джозеф. Жизнь мальчиков была
отрепетирована до мельчайших подробностей".
Ребята были одеты в одинаковые костюмы, те самые, в которых выступали на своем
дебюте в Daisy: бледно-зеленые двубортные жилеты и расклешенные брюки такого же
цвета, на ногах - замшевые сапоги в тон костюму. Многие зрители полагали, что
костюмы были куплены фирмой Motown, на самом деле их приобрели для сыновей
родители в Гэри.
Стоя за занавесом, братья слышали, как Дайана говорила публике: "Сегодня я с
удовольствием представляю вам юную звезду, которая тем не менее выступает уже всю
свою жизнь. Он работает со своей семьей. Когда он поет и танцует, сцена начинает
светиться". В этот момент Сэмми Дэвис-младший вышел, кланяясь, на сцену. Он,
видимо, думал, что Дайана представляла его, но она уточнила, что имела в виду группу
Джексонов и ее солиста Майкла Джексона.
Занавес раскрылся, братья пели Sing a Simple Song.
"Тем временем, - продолжает Джек Луис, - Джозеф и Берри Горди горячо спорили за
сценой.
- Что значит "Майкл Джексон и Джексон 5"? Я желаю знать, - настаивал Джо. -
Никто мне об этом не сказал. Никто со мной этого не обсудил.
Берри пожал плечами:
- Это не то, что было написано в приглашениях, - сказал он. - Дайана сделала это от
себя лично. Это был ее экспромт.
- Мне это не нравится, - кипел Джо. - Все ребята равны. Мы не выделяем Майкла.
Это только создаст проблемы.
- Но ведь совершенно очевидно, что Майкл - звезда группы, - пытался объяснять
Берри.
- Они все звезды, - возразил Джо.
- В любом случае теперь уже слишком поздно, - сказал Берри.
Они оба досмотрели представление. Когда братья исполнили песню Can You Remember и
I Want You Back, Дайана начала неистово аплодировать, и вслед за ней взорвался весь
зал. Потом она танцевала с Майклом. "Ты уверена, что Сэмми Дэвис начинал именно
так?" - спросил ее мальчик. Дэвид услышал свое имя, вышел на сцену и присоединился
к танцу. Он обнял Дайану, делая вид, будто огорчен, что Майкл "обошел" его.
Юный певец, не обращая на него внимания, продолжал танцевать, пока Сэмми не
схватил его и не уволок со сцены: "Я посажу тебя в мешок! Ты, восьмидесятиоднолетний
карлик". Эти слова были произнесены в шутку, но доля правды в них была. Майкл уже
стал любимцем публики, и каждый артист, который выступал вместе с ним на сцене,
должен был быть настороже, чтобы не только ему достались симпатии зрителей.
После шоу за сценой был настоящий праздник. Ребята хохотали, прыгали, похлопывали
друг друга по спинам. Отец, конечно, был с ними: он праздновал победу своих сыновей.
Дайана вышла за сцену и направилась к Майклу. "Я так тобой горжусь, - сказала она и
крепко обняла его. - Ты - лучше всех. Ты просто самый лучший. Ты будешь огромной,
огромной звездой!"
Потом, отвернувшись от Майкла, она бросила, ни к кому не обращаясь: "Принесет мне
наконец кто-нибудь полотенце? Оно где-то там, за сценой!" - повторила она громче. "Я
принесу, - предложил Майкл. Он исчез на мгновение и вернулся с большим белым
пушистым полотенцем. - Вот оно, мисс Росс"? - сказал он. Дайана улыбнулась.
"Спасибо, Майкл, - погладила она его по голове. - Называй меня просто Дайана,
хорошо?" Он просиял и убежал.
Берри подошел к Дайане: "Почему ты их так представила -- Майкл Джексон и Джексоны
5"?

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:21 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Она посмотрела на него с вызовом: "Я так решила".
"Я знаю, но отец был просто разъярен", - не успокаивался Берри.
Дайана посмотрела на него так, будто хотела сказать: "Ну и что? Тебя это волнует?"
Вслух же произнесла: "На вот, возьми", - и протянула ему полотенце.
"Действительно, - согласился Берри и перекинул полотенце через плечо. -
Подумаешь..."
Никто еще со времен Сэмми Дэвиса-младшего не видел мир ребенка с таким врожденным
чувством сцены. И в танцах, и в пении Майкл Джексон проявлял невероятный талант.
После того как он записал в студии Motown песню Who's Loving You Смокки Робинсона,
сотрудники компании удивленно спрашивали друг друга: "Где этот ребенок мог
научиться таким чувствам?" Ответ был прост: нигде, они просто жили в нем.
"Я скажу вам, как перед богом. Я никогда не знал, что делал в мои ранние годы, -
признался однажды Майкл Джексон. - Все получалось как-то само собой. Я никогда не
знал, как на самом деле надо петь. Я никак не контролировал это. Оно просто возникало
во мне само по себе".
Продюсеры Motown поражались тому, что Майкл любил играть во все игры, которыми
увлекались его сверстники, - карты, прятки. Играл в перерывах между записями песен.
Но как только выходил на сцену, брал в руки микрофон и начинал петь, его охватывали
эмоции, которые могли быть только в глубоко чувствующем сердце и много познавшей
душе. Когда ему говорили, что он должен петь, как отвергнутый влюбленный, никто и не
ожидал, что он сможет это сделать, никто не мог представить, что он может испытывать
такие чувства. Откуда бы им в нем взяться? В конце концов, в то время он был
одиннадцатилетним мальчиком, которому слишком рано петь такие песни и вообще
стоять перед микрофоном.
Майкл был такого маленького роста, что продюсер Дек Ричарде обычно сажал его на
перевернутое мусорное ведро, чтобы он мог достать до микрофона. Джермен и Джекки
обычно стояли по обеим сторонам от него, Марлон и Тито редко принимали участие в
таких записях. Перед Майклом стояла подставка с нотами. Джермен и Джекки
постукивали по краям ведра, на котором он сидел. И в таких условиях от него ожидали
таких серьезных эмоций?
Конечно, Майкл Джексон не был первым сольным юным исполнителем, которого
услышала Америка. Манера пения черного Френки Лимана, солиста группы The
Teenagers в 50-е годы, тоже не соответствовала его возрасту. Корни вокального
мастерства Майкла можно проследить в традиционном черном госпеле - духовном
песнопении американских негров, хотя он никогда не пел в хоре. Джексон был гораздо
более изобретательным и изощренным в танцах, чем Френки.
Когда Майкл и его братья стали профессиональными артистами, вероятно, существовали
тысячи подростков с не меньшим танцевальным талантом. Но было у Майкла одно
качество, которое резко отличало его от других сверстников, мечтающих стать артистами.
Он был очень настойчивым и внимательным и все годы, что выступал, тщательно
наблюдал за работой всех артистов, принимавших участие в концертах, в программе
которых была и группа "Джексон 5". Майкл мог прекрасно выделить моменты, приемы,
которые, очевидно, будут хорошо приняты публикой. У одного он учился
драматическому искусству, у другого перенимал, как играючи перекидывать микрофон
из руки в руку, у третьего - как делать скользящие шаги.
Например, у Джеймса Брауна научился и усовершенствовал его знаменитое вращение,
позаимствовал так называемую верблюжью походку, которую тот популяризировал.
Когда Майкл впервые продемонстрировал это на сцене American Band Stand, публика
приняла его с восторгом. Между тем аудитория на этом концерте была весьма
придирчивой, и в основном белокожие тинейджеры.
Майкл учился не только у мужчин. У Дайаны Росс он заимствовал не только чувство
стиля, но и умение показать свою внутреннюю силу. У Дайаны Росс была так называемая
"тихая власть, сила присутствия". Майкл наблюдал за тем, как люди реагировали на нее,
когда она входила в комнату. Она притягивала внимание. В ней был какой-то магнит, и
ему это нравилось. И еще одному научился он у Дайаны. В своих ранних песнях он
периодически вставлял некий звук у-у-... Не длинное, печальное у-у-у-у, а скорее
выкрики, восклицательные знаки. Дайана использовала этот эффект во многих песнях,
которые исполняла с группой Supremes. Майкл обратил на него внимание, адаптировал
для своего пения и, так сказать, положил в "багаж влияния". Каждое маленькое "у-у"
помогало.
"Майкл был одержимым, он был предан своему делу, был самым большим талантом,
который мы видели после Дайаны Росс, - отмечал Смокки Робинсон в беседе с
писателем Дэвидом Риц, соавтора его автобиографии, вышедшей в 1989 году. -
Аккомпанемент его братьев, которые не были одарены в такой же степени,
способностями ни к пению, ни к танцам, только дополнял выступление".
29 октября 1969 года Ральф Зельцер подал прошение в Верховный суд Калифорнии для
пересмотра контракта Motown, чтобы удостовериться, что его условия соответствуют
законам штата о труде, как братья Джексоны теперь собирались там. Адвокат сделал это,
чтобы избежать потенциальных проблем и чтобы семье Джексонов никогда не пришлось
обращаться в суд из-за того, что условия контракта недействительны, не соответствуют
законам о детском труде. Зельцер, который находился в Детройте, не присутствовал на
заседании суда. Motown на суде представляла Сюзанн де Пасс. На суд пришли мальчики
Джексоны и их отец. Судебный клерк спросил каждого члена группы и Джозефа, были
ли они удовлетворены условиями контракта и были ли эти условия им полностью
объяснены.
Все ответили утвердительно. Были ли у них какие-нибудь вопросы к контракту? Нет,
сказали они, никаких. "Я думаю, это хороший контракт, - сказал одиннадцатилетний
Майкл, который даже не читал его. - Я действительно так думаю. У меня нет никаких
претензий к этому документу".
Судья Лестер Олсон прочитал контракт, казалось, он настроен несколько скептически
относительно справедливости некоторых его пунктов. Но в его обязанности не входило
принимать какие-либо решения по таким вопросам. Его целью было только
удостовериться, что контракт соответствовал законам о детском труде. Суд решил, что
25% заработанных Майклом и его братьями денег, поскольку все они были
несовершеннолетними, будут положены на счет Джозефа Джексона, который станет
доверенным лицом. Это было обычное решение таких вопросов в соответствии с актом
Когана от 1939 года. 75% от заработка мальчиков могли быть истрачены их родителями
по своему усмотрению. Также судья решил, что если один из братьев захочет записать
сольный сингл или альбом, он должен будет делиться своим доходом с братьями.
Через 6 лет, когда Джексоны подали в суд на Motown, Сюзанн де Пасс вспоминала:
"Никто из группы Джексонов, ни Джозеф не выражали никаких недовольств в связи с
контрактом. Напротив, как они заявили на суде, все его условия их полностью
устраивали".
В начале ноября 1969 года Берри Горди снял квартиру для семьи Джексонов на Квинз-
роуд в Лос-Анджелесе. Майкл переехал в этот дом вместе с отцом и братьями. К этому
времени старшие мальчики поступили в Fairfax High Shcool. Сузи Джексон (ее девичья
фамилия Смит), которая училась там же, а впоследствии вышла замуж за Джонни
Джексона, вспоминает: "Моя сестра-близнец, я и еще одна наша подруга были
представлены Джекки, Тито и Джонни. Нам сказали, что эти ребята работали с Motown.
"Подумаешь... Все, кто приезжает из Детройта, говорят, что работают на эту компанию,
- отметила я про себя. - Помню, что даже тогда у них был телохранитель, которого
звали Джек Ричардсон. Он был очень близким другом семьи и правой рукой Джозефа.
Все называли его дядюшка Джек.
Он каждый день встречал их после школы и отвозил в автобусе, на дверце которого было
написано "Джексон 5". Однажды ребята подвезли нас до дома, а потом поехали дальше, к
себе. Джекки понравилась моя сестра, Тито - моя подруга, а Джонни - я".
Однажды в субботу мы незаметно выскользнули из дома и пошли к ребятам в их большой
розовый дом на Квинз-роуд. Мы очень волновались и боялись идти - незваные гости
туда не допускались. Джозеф был весьма строгим отцом, - продолжает Сузи. - Когда
мы подошли к дому, мальчики репетировали песню I Want You Back. Мы не знали ее. Мы
слушали, как пел Майкл. Даже тогда было очевидно, что он - настоящая звезда. В нем
было что-то необыкновенное. Мы безумно жалели, что он был еще совсем мал. "Был бы
он хоть чуточку постарше, как его братья", - мечтали мы. В наших беседах часто речь
шла о том, что эти ребята добьются большого успеха. Однажды они пригласили нас на
прогулку в горы, показывали дома всех знаменитостей. Вдруг я почувствовала острую
боль в боку. Через пять дней у меня случился приступ аппендицита, мне сделали
операцию. На следующий день Джонни передал мне три дюжины красных роз. Моя мама
потребовала, чтобы я сказала, от кого они, а когда узнала, что букет мне прислал Джонни
Джексон, разразился колоссальный скандал - я еврейка, а он черный.
Пока я лежала в послеоперационной палате, - вспоминает Сузи, - Джозеф звонил в
клинику узнать, как я. Однажды моя мама говорила с ним по телефону. Он рассказал ей,
как мы пробрались к ним в дом и вид у нас при этом был самый отчаянный".
В декабре 1969 года Кэтрин, Джанет, ЛаТойя и Рэнди присоединились к семье в Лос-
Анджелесе. Motown оплатила их перелет. Это был первый полет в их жизни.
Кэтрин почувствовала облегчение от того, что ее семья покинула Гэри. Многие годы она
ждала этого. Муж и Джек Ричардсон встретили ее в аэропорту. Возможно, она была
расстроена, что мальчики не пришли, но вида не показала. После столь долгого
расставания еще какие-то полчаса не имели значения. Джозеф попытался обнять жену, но
ему это не удалось - Кэтрин была занята своими восторженными детьми. Джозеф
рыкнул на них, чтобы прекратили прыгать и кричать, но это длилось недолго. "Добро
пожаловать в Калифорнию, Кэт, - сказал он. - Долго же ты собиралась".
Когда машина подъехала к дому, мальчики уже стояли на улице в ожидании. Майкл
первый бросился в объятия к матери. "Боже мой, боже мой, как ты вырос!" - сказала
она. Потом обнимала по очереди всех своих сыновей, и слезы катились по ее щекам.
Джекки схватил Марлона и подкинул его в воздух. "Я следующая, я следующая!" -
запищала трехлетняя Джанет.
Кэтрин вспомнила, что, как только вошла в дом, она стала оглядывать гостиную и была
поражена: она была такая огромная, в два раза больше, чем весь их дом в Гэри. "Да-а, это
тебе не Гэри, это точно!" - сказал Джозеф с гордой улыбкой. Потом попросил, чтобы
жена закрыла глаза, и вывел ее в садик за домом. "Теперь можешь открывать", - сказал
он. Потрясающая панорама ночного Лос-Анджелеса открывалась с холма, на котором
стоял их дом. Тысячи, миллионы огней мерцали, как падающие звезды. "Я думаю, так
выглядит рай!" - воскликнула Кэтрин, когда дар речи вернулся к ней. - Я никогда не
видела ничего подобного, такой красоты". - "Теперь будешь видеть это каждый вечер",
- сказал Джозеф.
Кэтрин попросила, чтобы ее ненадолго оставили одну. Позднее она говорила, что стояла
там, то и дело встряхивая головой, боясь, что все это может внезапно пропасть, как
прекрасный сон, откроет глаза и опять окажется в своей постели в Гэри. "Красиво?!" -
она обернулась на звук незнакомого женского голоса, но, прежде чем смогла что-то
ответить, к ней подбежал Майкл. "Мама! Это она! Это Дайана Росс! Правда, она очень
красивая? Очень, очень красивая!"
Позднее, рассказывая кому-то из друзей об этом, Кэтрин вспоминала, что на улице было
довольно темно, и она не могла как следует рассмотреть Дайану, но отметила, что та была
такой же молодой, красивой и стройной, как на телеэкранах. В тот момент женщина с
болью думала, как она сама выглядела в глазах великолепной Дайаны. К большому ее
удивлению, знаменитость была дружелюбна. Она поздоровалась за руку: "Миссис
Джексон, я очень рада, что наконец встретилась с вами. Ваши дети так много мне о вас
рассказывали. У вас великолепные дети". Хотя Кэтрин было приятно услышать такой
лестный отзыв о своих сыновьях, ее преследовала мысль, почему там была Дайана и
когда она приехала. "Я просто зашла в гости", - видимо, почувствовав этот молчаливый
вопрос, попыталась объяснить она и, ласково обняв, поцеловала ее в щеку.
Кэтрин сказала Дайане, что очень благодарна ей за все, сделанное ею для мальчиков и
особенно для Майкла, что счастлива заняться наконец их воспитанием. В этот момент ей
показалось, что Дайана как-то неловко себя почувствовала. Ее поведение вдруг резко
изменилось. "Я очень рада за вас и хотела бы поговорить с вами более обстоятельно, но, к
сожалению, не могу, сильно занята". - "Но, может быть, останетесь на чашечку кофе?"
- предложила Кэтрин. "Нет-нет, я действительно должна сейчас же бежать. Надеюсь, вы
не обидитесь на меня". - "Да, конечно, конечно, я понимаю", - сказала Кэтрин. Не
произнеся больше ни единого слова, Дайана повернулась и скрылась в темноте.
"Пока!" - крикнул Майкл, но она не ответила.
Кэтрин обняла сына, и так, обнявшись, они вошла в дом, чтобы начать там новую жизнь.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:22 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 5

К концу 1969 года Майкл наконец снова был со своей матерью. Радостный, энергичный,
счастливый мальчик. "Единственное, что я хочу сейчас знать - как долго мы сможем
сохраниться как семья, - сказал Майкл корреспонденту журнала Soul Джуди
Спигельман. - Мне нравится шоу-бизнес, Голливуд, все то, что такие люди, как,
например, Берри Горди, делают для меня. Я действительно в полном восторге от этого".
В декабре фирма Motown Records выпустила первый альбом братьев. Он назывался Diana
Ross Presents The Jacksons. Тираж продаж - 629 363 экземпляра - был весьма необычен
для такого рода дебюта.
"Слово "честность" всегда имело для меня особое значение, - писала Дайана Росс. -
Мое представление о честности что-то очень открытое, что называется "все, как на
ладони". Такие чувства я испытываю к группе Джексонов, к пятерым мальчикам,
носящим эту фамилию, которых я открыла в городе Гэри, штат Индиана. У них огромный
талант, и кроме того - они честные".
Майкл, его братья и представитель Motown вместе смотрели пробный экземпляр обложки
нового альбома. "Они не разрешили нам играть на наших инструментах в этом альбоме,
- проворчал Тито. - Но здесь, на картинке, мы с ними, будто на них играем. Что-то
здесь не так. Не нравится мне все это".
Тито и Джермену не разрешили играть на своих гитарах на записи в Motown. Вся
инструментальная часть номера была записана еще до того, как они пришли в студию. Им
пришлось научиться и имитировать игру на инструментах, когда они выступали на
концертах. "Я думаю, мы сами должны играть на этой записи", - сказал Тито. Майкл
выкатил глаза: "Ну, и что дальше?" - "А то, что все это ложь", - сказал Тито. "А это
еще что такое?" - спросил Джермен, глядя через плечо Майкла. Он показал на строчки
на обложке, где Дайана пишет, что она "открыла" их группу. Майкл пожал плечами:
"Это называется реклама, - сказал он. - Ребята, давайте закончим с этим".
"С довольно раннего возраста он уделял много внимания имиджу, - рассказывал Стэн
Шерман, который присутствовал при этой перепалке. - Остальные... как бы сказать, их
коробила вся эта ложь. Но не Майкла. Когда ему все объяснили, он не только согласился,
но, мне кажется, стал во все это верить. Меня это испугало, казалось, что он слишком
охотно принимал все эти фантазии".
14 декабря 1969 года Джексоны приняли участие в шоу Эда Салливана. Спустя два
месяца после первого выступления по национальному телевидению в передаче The
Hollywood Palace, в октябре быть приглашенным в это шоу было огромным шагом в их
карьере. Эта престижная программа впервые появилась на экранах в июне 1948 года.
Тогда она называлась Toast Of The Town, в 1955 году была переименована в The Ed
Sullivan Show и появлялась на экранах каждую неделю до июня 1971 г. Канал CBS с
восьми до девяти вечера по воскресеньям стал для эстрадных артистов настоящей
телевизионной Меккой. Такого успеха программа достигла отнюдь не благодаря своему
ведущему.
Малоподвижный и неулыбчивый Салливан, журналист газеты New York Daily News, не
делал практически ничего, только представлял своих гостей, чьи имена обычно
произносил неправильно или совсем забывал. Но участников программы это не очень
беспокоило. Новички, попавшие сюда, знали, что это их выигрышный билет. Для
известных артистов побывать на этом шоу означало, что тебя еще помнят. Эд никогда не
приглашал исполнителей, которые уже не пользовались популярностью.
Салливан наблюдал, как мальчики, уже переодетые в сценические костюмы,
репетировали. Это произвело на него большое впечатление. Он подошел к Майклу, взял
за руку и сказал: "Никогда не забывай, откуда у тебя талант. Твой талант - это дар
божий".
Как только Салливан представил "сенсационную группу", Марлон, Джекки и Майкл в
сопровождении Тито и Джермена начали исполнять в своей интерпретации песню Sly
Stone, песню Stand. Они были в модных костюмах, которые купила для них Сюзанн де
Пасс.
В некотором смысле выглядели они довольно странно. Тито будто хотел показать, что
находился сейчас где-то далеко отсюда, совсем в другом месте. Джермен звучал громко и
несколько фальшиво. Джекки был не очень хорошо виден за спинами своих братьев.
Нельзя сказать, что он был совсем плохим танцором, но в нем скорее было больше
энергии, чем изящества. На фоне братьев он выглядел неуклюжим гигантом,
отсчитывающим ритм, чтобы не сбиться в танце, - раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.
Майкл же, как всегда, был явной звездой. Когда он пел, глаза его сияли. Он был
восхитителен в ковбойской шляпе. Каждый, кто видел это выступление, наверняка
запомнил, до чего мил был этот маленький мальчик.
Уже тогда он был настоящим большим артистом, странным сочетанием театральности
Джеймса Брауна и очарования Дайаны Росс. Когда он пел Can You Remember, голос его
был очень чистым, а тембр невероятным для его возраста. Когда мальчики заканчивали
выступление песней I Want You Back, публика была уже полностью завоевана ими.
Обычно после выступления Салливан немного беседовал с артистами, на этот раз он
довольно быстро переключил внимание на человека в зале, "открывшего" Джексонов, -
Дайану Росс.
В розовом платье, чем-то напоминавшем детский праздничный наряд, она встала и
скромно поклонилась. Потом Салливан прошел по кругу и каждому участнику шоу
пожал руку, а Джексонов проводил за сцену.
Само появление его в шоу было большой удачей. А шквал аплодисментов был верным
знаком ожидавшего их успеха.
Между тем Джо и Кэтрин стали всерьез задумываться, так ли умно с их стороны терпеть,
что имена Берри Горди и Дайаны Росс так тесно связывают с успехом их детей. Родители
мальчиков считали, что именно они причастны к достижениям группы. Им было
неприятно, когда Motown упоминала имена Берри и Дайаны как тех людей, которые
внесли большой вклад в победы их детей, особенно раздражали подобные высказывания
в газетных и телевизионных интервью.
Вскоре Джозеф стал организовывать интервью сам - для себя и жены. Далеко не всегда
информация, которую получали журналисты от них, совпадала с полученной от Motown,
особенно от Горди, который считал, что родители мальчиков недостаточно образованны,
интеллигентны, чтобы справляться с задачами, которые поставила компания, представляя
юных исполнителей в прессе. Однако ни Motown, ни Горди не могли больше
препятствовать отцу и матери, которые не хотели больше оставаться в тени. "Ладно,
пусть говорят, что хотят, - решил Горди на одном из собраний сотрудников. - Но,
пожалуйста, сообщайте мне обо всех их выступлениях". Он всегда был сторожевым псом
компании и был готов защищать ее интересы от любых вмешательств, от кого бы то ни
было, включая родителей Джексонов.
Предстояло решить одну трудную задачу. Надо было выпустить новую пластинку, ничуть
не хуже, чем первая. Берри Горди поручил написать новую песню для Джексонов Деку
Ричардсу и корпорации. Это была его политика - давать возможность автору песни,
которая стала хитом, проявить себя столь же удачно еще раз.
"Однажды вечером я был в доме Фонса Мизелла и Фредди Перрена, мы валяли дурака,
наигрывая какие-то мелодии на их электропианино, - вспоминает Дек Ричарде. - Я
думал о том, как Холланд и Дозтер использовали в новых песнях "музыкальные цитаты"
из своих прежних сочинений. Они как бы вывели формулу "проверенного хита". И я
решил взять для новой песни кусочек из принесшей успех Джексонам I Want You Back
фрагмент, где группа поет хором.
Я сидел у пианино, что-то наигрывал, и вдруг пришли слова к песне "ABC". Ребята
посмотрели на меня как на сумасшедшего. "А дальше?" - "Может быть - раз, два, три?"
Тут ребята решили, что я совсем спятил. Тогда я выдал следующую строчку: "До, ре, ми"
и закончил ее грандиозными словами "You and Me" (ты и я)".
"Ну вот и все, - сказал им Дек. - Это хит. Теперь работайте над ним, а потом придете
ко мне". Когда Дек придумал основную мелодию песни, главное было написать
подходящие слова. Вскоре Дек, Фоне и Фредди были уже в студии, записывая песню
"ABC" с Майклом и его братьями.
"ABC" была единственной пластинкой Джексонов, когда был использован тот самый
аккомпанемент, который был записан на сессии в студии и позже ничего не менялось.
"Мне "ABC" понравилась сразу, как только я ее услышал, - говорил Майкл. -
Понравилась гораздо больше, чем I Want You Back. Это было как раз то, что нужно.
Замечательная песня, замечательные идеи и прекрасная музыка. У меня не хватало
терпения, чтобы дождаться, когда можно будет приступить к записи. Помню, как Дек
Ричарде и другие авторы работали над ней. Они делали это прямо там, в студии -
искали слова, сначала одни, потом другие... Знаете, я всегда удивлялся, как такие вещи
делаются, и не мог поверить, что все это можно просто придумать в последнюю минуту.
Мне всегда было интересно, сколько стоила запись песни "ABC". Я думаю, невероятных
денег, потому что мы потратили на эту запись очень много времени".
Когда, наконец, она была закончена. Дек проиграл ее Берри. "О боже! Ты все испортил,
- сказал он. - Ты действительно все испортил". - "Что ты имеешь в виду?" - спросил
Дек. "В своих стихах ты говоришь - ABC - это так же просто, как раз, два, три. Но это
неправильно. Должно быть как раз все наоборот - раз, два, три - это так же просто, как
ABC. Начни песню со слов раз, два, три. И вообще ты должен переименовать песню. Она
должна называться "Раз, два, три". - "Раз, два, три? - Нет, никогда. Никогда", -
спорил с ним Дек. Сейчас все это звучит смешно, весь этот дурацкий спор. Но если
помнить, что в карьеру Джексонов были вложены огромные деньги и их успех был
возможен в значительной степени благодаря Берри, его интуиции, которая на
протяжении многих лет не подводила его, Дек должен был прислушаться к нему.
Берри был непреклонен, и Деку пришлось вернуться в студию и вместе с мальчиками
переписать слова так, как настаивал Горди. После того как они закончили запись, он еще
раз дал прослушать ее Берри. Тот покачал головой и засмеялся: "Слушай, мужик, а ведь
ты действительно был прав. И впрямь должно быть ABC, а не "Раз, два, три". Прости
меня, но тебе придется еще раз ее переписать. "Нет, мне не придется", - сказал Дек с
усмешкой, потому что я ее не стер. Я все-таки надеялся, что ты поймешь, что я прав".
Берри рассмеялся.
В феврале 1970 года Motown выпустил "ABC" - второй сингл Джексонов. Как и
предсказывал Дек Ричарде, Корпорация Горди выработала формулу успешного хита для
мальчиков, которая очень напоминала ту, что Холланд использовал для группы Supremes.
Шесть недель новый сингл занимал место в десятке хитов, вытесняя Let It Be группы
Beatles.
"Они просто хотели развлекать публику, - говорил Джозеф о сыновьях, когда их сингл
занял первое место. - Я думаю, они не ожидали, что все это случится с ними так скоро.
Я хотел, конечно, чтобы они сразу достигли вершины. Это то, к чему я стремился сам и
подталкивал своих ребят. Это их путь, и они доберутся до своей цели. Они будут
суперзвездами, запомните мои слова".
Фредди Перрен вспоминает: "После этих двух синглов Берри Горди постоянно повторял:
а что же дальше, что последует за этим? Он не беспокоился, но он очень хотел, чтобы как
можно быстрее вышла третья пластинка". Мы занимались монтажом на Саунд Фектори в
Голливуде. Берри обычно никогда не приходил на монтажные сессии, но в этот раз
пришел. Мы еще не закончили. Он стоял и слушал минут пятнадцать, потом сказал: "Все
в порядке. Вы, ребята, сделали хит, теперь я не беспокоюсь". И ушел. Тогда мы
действительно были уверены - сделано то, что надо".
The Love You Save была выпущена в мае 1970 г. Это был еще один превосходный хит с
захватывающим соло Майкла и множеством музыкальных цитат из песен I Want You
Back и "ABC", хотя было продано 1 948 761 копии, чуть меньше, чем двух предыдущих
синглов. Горди хотел, чтобы у группы было три хита, занявших первое место, и, как
всегда, он получил желаемое. С The Love You Save The Jackson 5 стала первой группой в
истории рока, у которой все три первые песни были на вершине списка хитов. Снова они
превзошли Beatles, сместив с первого места их песню The Long and Wineting Road.
Впервые группа Джексонов выступила с концертом на представлении Motown в
Филадельфийском Конвеншен Центре субботним вечером второго мая. Несмотря на
потрясающую продажу их пластинок, никто не мог предположить, что группа всего за
пять месяцев приобрела такую огромную популярность. Более трех с половиной тысяч
ликующих фанов прибыло в Филадельфийский международный аэропорт в надежде
увидеть юных братьев. Огромными усилиями полиция защитила Джексонов от толпы.
Истерические фанаты прорвались сквозь заграждения, чтобы встретиться с группой.
Такая же сцена повторилась на следующий вечер на концерте. Сотни полицейских вновь
и вновь оттесняли от сцены многочисленных зрителей. После концерта три мотоцикла
сопровождали машины Джексонов до отеля. Когда Майкл добрался до своей комнаты, он
разрыдался от усталости и напряжения.
"Ему тогда было одиннадцать лет, он был напуган до смерти, - говорил Джермен. -
Другие братья были скорее удивлены, чем испуганы, а Майкл действительно жутко
боялся всего происходящего". - "Я не знаю, смогу ли я всегда заниматься этим, -
говорил он. - Может быть, еще немного, но не всю же жизнь".
Происшедшее послужило предупреждением для Motown, чтобы к следующему
выступлению братьев компания была подготовлена лучше.
В тот же месяц вышла вторая пластинка Джексонов. Ее успех превзошел дебютный -
было продано 867 756 копий. Пока группа позировала для обложки пластинки на берегу
Санта-Моника, одна из подруг Берри Горди - Крис Кларк - нашла в кустах змею.
Майкл был в восторге. Он поймал ее, когда она уже собиралась скрыться в норку, и
принес домой. Так она и жила у него. Это положило начало увлечению Майкла змеями.
Берри Горди организовал переезд семьи Джексонов из дома на Квинз-роуд в более
просторный дом на Бау Драйв. Рядом с ними жили Либерейс и Дэви Джоунс из группы
Monkees. "Джексонов выгоняли из нескольких домов, - объяснял Горди Майклу
Голдбергу в интервью для журнала Rolling Stone. - Понимаете, они были слишком
шумными. Они же были группой". Мы селили их в какой-нибудь дом, они начинали
репетировать, и их выгоняли. Мы нанимали другой, но там все повторялось, и опять их
выгоняли.
Современный репортер, описывая дом на Бау Драйв для журнала Crawdaddy, назвал его
"Мотелем Джексонов". "Вы могли проехать прямо под дом, остановиться, отметиться у
портье, - писал он, - потом объехать вокруг и припарковаться в большом гараже,
который легко вмещал пятнадцать машин. Дом был массивный, невыразительный и
квадратный. Полы сплошь покрыты коврами, мебель пластиковая, на стенах награды.
Немецкая овчарка, которую звали Лобо, охраняла территорию. Обычно друзья семьи,
прежде чем войти в дом, кричали в окно Джексонам, чтобы узнать, где Лобо".
"Это была странная собака, - говорил Майкл. - Стоило только повернуться к ней
спиной, она сразу бросалась на тебя. На прошлой неделе прыгнула на Тони Джонса,
одного из менеджеров Motown. Мы вовремя подскочили, чтобы оттащить ее".
Вскоре после того, как семейство переехало в новый дом, они с удивлением обнаружили,
что их адрес есть в справочнике "Карта к звездам", который продавался в сувенирных
лавках практически на каждом углу. Не случайно фаны часто навещали их, молодые
девушки то и дело заглядывали к ним в гараж. Если Кэтрин кто-то из них казался
симпатичным, она могла пригласить на обед. Несмотря на то что теперь Кэтрин жила в
роскошном доме на горе, сердце ее оставалось таким же добрым, как и прежде. Она была
приветлива и дружелюбна со всеми.
"Жить здесь для нас странно, - говорил Джермен журналисту Тиму Тиллеру из журнала
Creem. - Ближайший магазин в пяти милях отсюда". Майкл как-то обмолвился: "Мы
сами должны стелить себе постели. У нас нет здесь никакой прислуги".
В июле 1970 года The Jackson 5 выступала в зале Форум в Лос-Анджелесе. На концерт
было продано 18 675 билетов, выручено 105 тысяч долларов. "Я был там вместе с Берри и
Дайаной, - рассказывал продюсер группы Дек Ричарде. - Меня чуть не задушили до
смерти. Перед тем как ребята начали песню The Love You Save, Майкл сказал что-то вроде
"Вот это та самая, которая вытеснила песню Битлз". Это заявление вызвало невероятную
реакцию. Мы сидели в третьем ряду. Во время исполнения вдруг мы услышали какой-то
рокочущий звук, который приближался к нам, ряды стали наплывать один на другой.
Люди падали, другие шли через них. Кто-то вскочил на сцену и вытолкнул оттуда ребят.
Они даже не успели закончить песню. Берри, Дайана и я с трудом выбрались из своего
ряда. В этот момент его захлестнуло волной бегущих фанатов, пытающихся прорваться
ближе к сцене".
Через месяц компания выпустила первую балладу Джексонов. Она называлась I'll be
There. Переход от легких песен к балладе казался Горди логичным шагом. Трудность
состояла в том, что песня должна была быть по-настоящему хорошей, чтобы фаны,
привыкшие к легкой ритмичной музыке, приняли ее.
"Пришло время перемен, - говорил Дек Ричарде. - И неважно, что лично я не
принимал участия в работе над этой песней, она получилась".
В течение пяти недель I'll be There занимала первое место в списке хитов. Ее автор Вилли
Хач вспоминает: "Берри и я сочинили эту песню для ребят. Продюсером был Хэл Дэвис.
Мы записали Майкла в более высокой тональности, чем обычно, голос его звучал просто
ангельски. Помню это потрясающее пение. Нам обоим хотелось плакать. И Берри, и я
довольно сильные люди, из нас не так просто выдавить слезу, но этот мальчик обладал
какой-то удивительно трогательной силой".
В компании у Берри работала девушка - Сузи Икеда. Она обычно находилась в студии с
Майклом. Помогала ему репетировать, старалась объяснить, как сделать лучше
исполнение. Она обдумывала каждое слово песни, говорила, как его донести до зрителя.
Все в Motown делалось с особой тщательностью. Каждая песня, каждое слово в ней были
скрупулезно продуманы. Многие полагали, что песня Г И be Three не завоюет большой
популярности. Но Берри верил в эту пластинку. И, как всегда, был прав. В течение трех
дней было продано более двух с половиной миллионов копий. Она вытеснила песню
Chackling Rosie в исполнении Нейла Даймондса с первого места в десятке поп-хитов и
стала наиболее продаваемой пластинкой Motown за всю его историю. Компания заявила,
что было продано более четырех миллионов копий. На самом деле - на восемьсот тысяч
меньше, то есть 3 178 523.
Группа Джексонов стала первой в истории поп-музыки, у которой все четыре первых
сингла заняли лидирующее место в десятке хитов.
Майкл говорил: "Становится все лучше и лучше".
В октябре 1970 года братья начали гастроли на Западном побережье. Директора Motown
поняли, что даже самое тщательное планирование не может быть точным, поскольку
невозможно предвидеть ряд обстоятельств, особенно энтузиазм фанов. Один из
работников компании Боб Джонс вспоминал выступление группы в концертном зале
Boston Garden девятого октября: "Прежде чем они смогли закончить свою последнюю
песню, мы должны были быстро эвакуировать их со сцены. Несмотря на огромное
количество охраны и сцену высотой в двенадцать футов, на группу налетела толпа фанов.
На следующий день мальчики должны были выступать в городе Цинциннати в
концертном зале Gardens Stadium. Власти города приготовились к самому худшему. Была
построена сцена высотой в четырнадцать футов, перед ней барьер для защиты от фанов.
Удвоенные силы полиции и специальной охраны также были подготовлены к концерту.
Билеты были проданы в мгновение ока, но тысячи желающих так и не смогли попасть на
концерт. Когда Джермен пел песню I Fa-und That Gire, четырнадцать девушек упали в
обморок".
После коротких гастролей в пяти городах Боб Джонс писал: "Когда были подсчитаны
доходы, принесенные этими гастролями, все в Motown были поражены. На концертах
Джексонов побывало сто тысяч человек, сбор пятьсот восемьдесят тысяч долларов.
Вернувшись домой в Лос-Анджелес, один день ребята отдыхали и подлечивали
натруженные горла. А потом отправились в частную школу... и стали серьезно
обдумывать, как они нарядятся на праздник Хэллоуин".
В ноябре 1970-го три концерта, намеченные в Техасе, были поставлены под угрозу.
Члены Южной христианской организации Breadbasket выступили против проведения в
Техасе концертов группы Джексонов. Рекламной кампанией группы в это время
занимался Дик Кларк, члены Breadbasket считали, что Motown должна была нанять на это
место негра. "Это просто идиотизм, - сказал Берри Горди. - Черные, белые - какая
разница, что за бред. Если это приносит деньги, неважно, белые этим занимаются или
черные". Тем не менее протестующие напечатали листовки и собрались пикетировать
концерты. Пресса ожидала скандала.
"Это как раз то, что нам необходимо сейчас, - сказал Берри. - Отменить! Скажите
Кларку, отменить всю программу к чертовой матери! Они увидят Джексонов, когда
немножко поумнеют". Концерты были отменены.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:26 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 6

"Не думай, что тебя ждут сплошные игры и развлечения, - говорила Дайана Росс
Майклу Джексону, - у тебя будет очень много тяжелой работы".
В январе 1971 г. ему двенадцать лет. Он уже понял, что работа на эстраде - тяжелый
бизнес. В этом он лично убедился за несколько лет выступлений, но тем не менее легко
переносил все нагрузки, связанные и с работой в студии, и поездками по стране, и
выступлениями на телевидении. "Это лучшее, что есть у нас в жизни, - сказал как-то
Майкл о пути, избранном его семьей. - Дайана предупредила меня, что людям,
работающим в шоу-бизнесе, нередко наносят душевные раны, но я, честно говоря, не
знаю. Возможно, когда-нибудь пойму, что она имела в виду, но по правде сказать -
сомневаюсь".
Этот год начался с сентиментальной ноты. 31 января братья прибыли в Гэри, их родной
город. В это время Джекки было 19, Тито - 17, Джермену - 16, Марлону - 13, Майклу
- 12 лет. Группу пригласили выступить в Westside High School в честь перевыборов мэра
города Ричарда Гордона Хэтчера. Расстояние между Гэри и Лос-Анджелесом может быть
измерено в милях, расстояние между Гэри и звездами - только в световых годах.
Джексоны вернулись в свой город звездами. Их появление соответствовало их новому
образу жизни. Они прилетели на вертолете, их приветствовали тысячи студентов.
Все билеты на оба концерта были проданы. Пятнадцать тысяч счастливчиков пришли,
чтобы увидеть земляков. Два года назад соседские мальчишки швыряли камни в окна
Джексонов во время репетиций, теперь те же люди казались лучшими друзьями.
Как только прожектора осветили на сцене Джексонов, фаны завизжали от восторга. Зал
был набит до отказа. Вероятно, это была самая шумная аудитория, которую мальчики
когда-либо встречали. Группа прекрасно выступила, несмотря на помехи, которые могли
бы сбить и более опытных артистов. За спинами у них громко играл оркестр, а перед
сценой непрерывно раздавались возгласы фанов, такие громкие, что исполнители с
трудом слышали друг друга. Но они продолжали петь. Их родной Гэри был горд ими и
хотел им это показать.
После концерта мэр проводил семью к их бывшему дому на Джексон-стрит, которая на
один день в их честь была переименована в бульвар "Пятерки Джексонов". Перед домом
висел плакат "Добро пожаловать домой, "Пятерка Джексонов" - обладатели мечты!"
Фаны не отрывали лиц от стекол медленно отъезжающего лимузина. Следующая
остановка была возле здания мэрии. Там знаменитым уроженцам Гэри вручили
символические ключи от города. Церемония проходила под звуки их нового сингла
Mama's pearl. Джексоны вернулись в свой родной город как герои и символы надежды.
Мэр Хэтчер отметил, что они пронесли имя Гэри через всю страну, через весь мир и им
можно гордиться. "Мы очень рады быть опять дома, - сказал Тито. - Нет такого
другого места, как дом".
Во время их короткого пребывания в Гэри один из родных устроил для них вечеринку в
своем доме. Мальчики смогли познакомиться с близкими, которых прежде никогда не
знали. Все принесли с собой пироги, жареную курицу и смотрели на них как на принцев.
Но их пребывание в королевском звании было временным. Возвращение в Лос-Анджелес
опять означало школу и работу.
Новый хит Джексонов - Mama's pearl (1971) был удачным, но на этот раз он не занял
первого места - только второе. В этом сингле Майкл опять солировал, братья лишь
иногда подпевали и подыгрывали на гитарах. С самого начала песня вызывала некоторые
сомнения. Дек Ричарде решил, что Фоне Мизелл и Фредди Перрен будут работать с
Джексонами без него. Они написали песню, которая называлась Guess Who Making
Whoopie. Зайдя в студию, Дек увидел Майкла, который сидел на помойном ведре и пел в
микрофон строчку из песни: "То, что твое, - твое, и то, что мое, - твое". Песня была о
девушке, образ которой вовсе не подходил для юных исполнителей. Ричарде предложил
авторам переделать слова. Так они написали Mama's pearl на ту же мелодию. Хотя
пластинка заняла только второе место в списке хитов, она принесла огромный доход,
Берри был доволен.
Это время - пик продаж Motown пластинок Джексонов. В своей книге Trapped писатель
Дейв Марш говорил: "Горди понял, что возрастающая ассимиляция черного среднего
класса и влияние черных квалифицированных рабочих, таких, как работники
профсоюзов на шахтах в Гэри и автомобильных фабриках в Детройте, создала рынок
черных тинейджеров, которые могли бы истратить столько же денег на покупку
пластинок, как и их белые сверстники". К сожалению, в это время никто не изучал, что
нужно им, чего они хотят - не было музыкальных кумиров, обращающихся именно к
ним. Temptations, Miracles, Four Tops уходит в прошлое.
Берри Горди понял, что появилась необходимость в музыкальных кумирах для черных
подростков, и решил создать их. Он нанял Фреда Раиса, специалиста по маркетингу в
шоу-бизнесе, чтобы тот организовывал выпуск плакатов, значков с изображением
пятерки Джексонов. Райе уже делал это и очень успешно для Beatles и Monkees. "За
двадцать четыре года работы в шоу-бизнесе я впервые сталкиваюсь с чем-то подобным,
- отмечал он. - Я называю их черные Beatles. Они настоящие герои. Это невероятно.
Конечно, сначала мы испытали рынок, так сказать, бумагой - плакаты, наклейки с
изображением ребят. Когда убедились, что они хорошо раскупаются, стали выпускать
игрушки, одежду, значки и все прочее. Сейчас начали делать одежду, на которой фаны
увидят своих любимцев, мы ведем переговоры о производстве лака для волос Jackson 5, а
также часов с таким названием".
Ажиотаж вокруг всего этого напомнило время, когда Su-premes подписала контракт с
кока-колой и когда они дали разрешение выпускать белый хлеб названием своей группы
в Детройте. "Мы заработаем кучу денег, - говорил Горди коллегам в Motown. - Мы
заработаем невероятное количество денег на этих ребятах!" Энтузиазму Фреда Раиса не
было конца. Он говорил репортерам журнала Creem: "На всех вещах мы ставим эмблему
- сердечко, из которого растет буква Дж и цифра 5. Иногда сердечко обведено кружком
- это означает душу. Я собираюсь выпускать журнал о Джексонах. Он будет называться
"Ти-си-би" и будет выходить ежеквартально.
В нем будет публиковаться вся статистика об этой группе, цветные фотографии и слова
песен. Мы делаем все возможное.
Ребята абсолютно завоевали рынок подростков. Двенадцати, тринадцатилетние девочки
сходят с ума от Джермена, и сейчас такая же лихорадка начинается вокруг Майкла.
Сверстники просто обожают ребят. Раньше такое бывало только с фильмами. Сейчас это
пластинки, поскольку фильмы слишком дороги, в наше время музыка - более
экономный путь для развития молодого дарования". Райе также выпустил в Motown
пластинку Jackson 5 Rapping. На ней не звучит музыка, просто братья рассказывают о
себе.
С самого начала владельцы компании уделяли большое внимание рекламе. Берри Горди
проводил специальные занятия со своими артистами, звездами Motown, такими, как
Дайана Росс, Supremes и Temptations. Он учил их, как давать интервью, как быть
осторожными, чтобы не сказать ничего, что могло бы повлечь неприятные последствия.
Он рекомендовал им всегда с подозрением относиться к репортерам, уметь защищать
себя. Артистам рекомендовали не распространять информацию, которая могла бы
повредить их творческой репутации. Например, один из членов группы Temptations был
наркоманом, это, конечно, могло сильно повредить ему.
Эту информацию нужно было скрывать от публики. Исполнителям предлагалось
умалчивать кое-что об их повседневной жизни, представлять некоторые моменты их
жизни более важными, чем они были на самом деле. Например, Дайана Росс настаивала
на том, что выросла в трущобах. На самом деле это был обычный район, где жили люди
среднего класса. В ее версии она выглядела современной Золушкой.
С тех пор как десятилетнему Майклу Джексону велели на два года уменьшать возраст, он
знал, что ему нужно поддерживать и защищать свой имидж. Знал, что пресса охотится за
ним и что в этой борьбе каждый, будь то взрослый или ребенок, стоит сам за себя.
Сотрудники пресс-службы Motown засыпали группу вопросами, которые им могли задать
корреспонденты, и заставляли запоминать правильные ответы. Майкл столько раз
повторял заученную историю о том, как его открыла Дайана Росс, и делал это с таким
чувством и уверенностью, что будто он и сам поверил, что это правда.
Пресс-служба Motown настояла, чтобы любой репортер, который собирался взять
интервью у Джексонов, согласился не задавать им вопросы о политике или наркотиках.
Впрочем, Майкл редко находил время для репортеров. Ни одному не удалось выжать
ответы на интересующие их вопросы ни из него, ни из его братьев.
Вначале Motown была озабочена тем, чтобы сохранить благожелательную атмосферу
вокруг них. Их учили давать зазубренные, заученные наизусть ответы на шаблонные
вопросы. Но никогда им не предлагали анализировать их музыкальные успехи. Никто из
них, особенно старшие, не имели понятия о том, как звучали на пластинках компании их
песни, какое влияние они оказывают на других музыкантов, музыкальный мир в целом,
какое важное место стали занимать в мире поп-музыки. Порой, когда им задавали самые
простые вопросы, они принимали их за критику и реагировали очень агрессивно.
Джексоны очень устали от того, что к каждому их шагу было приковано пристальное
внимание, и старались говорить о себе как можно меньше в тех интервью, которые
вынуждены были давать.
То, что сыновья выглядели скованными, Джозефа совсем не беспокоило. Он держал
семью в ежовых рукавицах и давал мальчикам очень мало свободы. Отец гордился тем,
какими они выросли: "Понимаете, моим сыновьям никогда не позволялось шляться по
улицам, как это делали другие ребята. Они должны были являться домой, как только
начинало темнеть. Мы, родители, всегда знали, в любое время, где находятся наши дети.
Они никогда не катались в машинах с другими парнями и никогда не влипали ни в какие
истории. Их репутация до сих пор была безупречной и, надеюсь, так будет и впредь.
Задача отца в том, чтобы всегда стоять за спиной своего ребенка, всегда оказывать ему
поддержку, разговаривать с ним, помогать разобраться в том, что правильно в жизни, а
что нет. Мы - крепкая семья. Мои мальчики прекрасно себя ведут. И так было всегда, с
тех пор, когда они сделали свои первые шаги. Я намереваюсь все это сохранить".
Джозеф считал, что правильно поступил, когда сам принимал все решения за ребят. Но в
результате он нанес большой вред сыновьям. На протяжении многих лет каждая минута
их была под контролем - Motown и отца. Кто-то всегда говорил им, что надевать, что
говорить, что петь и о чем думать. Крайне редко им позволялось попытаться осуществить
какие-то свои замыслы, как личные, так и профессиональные. Повзрослев, они
обнаружили, как непросто складываются взаимоотношения между людьми, сколько
сложностей в финансовых проблемах. Джозефа однажды спросили, как он наказывал
сыновей. "Прежде всего я не давал им их еженедельных карманных денег, если хотел
проучить их, они это прекрасно понимали, - ответил он. - Я, конечно, распоряжаюсь
их деньгами, но у нас всегда была строгая система личных денег. Если ребята ведут себя
не так, как я бы того хотел, я лишаю их этих денег".
"Не знаю, каким отцом был Джозеф, но я прекрасно помню Майкла, чудесного, очень
милого ребенка, который всегда замечательно себя вел, - отмечал Эдди Кэролл,
парикмахер, который много лет занимался прическами Джексонов. Эту работу
оплачивала Motown. - Когда этот мальчик приходил в парикмахерскую, все просто
сходили с ума. Всем хотелось посмотреть, как я его подстригаю. Если кто-то просил
автограф, он вставал с кресла, не обращая внимания на то, что я в этот момент привожу в
порядок его волосы, шел к нему, чтобы написать свое имя. Он совсем не был
стеснительным или скрытным ребенком, а очень открытым и дружелюбным. В
парикмахерскую его привозили на лимузине, когда стрижка была закончена, эта машина
отвозила его домой".
Популярность Джексонов вдохновила многие семьи последовать их примеру, но никто не
достиг такого успеха, как группа Osmonds. Она была создана в 1959 году, как квартет
парикмахеров. Сыновья Джорджа и Оливии Осман сначала пели в церковном хоре в их
родном городе Огден, штат Юта. В декабре 1962-го группа впервые появилась в ток-шоу
Энди Вильямса. На протяжении пяти лет его существования они были там постоянными
гостями. Тони присоединился к ним, когда ему было шесть лет. В 1971 г. в Osmonds
входили Аллен (22), Вейн(20), Мэри (17), Джейн (16) и Дони (14).
В 1970 году некий Джордж Джексон предложил Берри Горди свою песню для Джексонов.
Песня не понравилась, он отверг ее. Спустя год Osmonds подписали контракт с Майком
Кербом в компании MGM Records. Керб считал эту группу своим ответом на Джексонов.
Продюсер Рик Холл записал с ней песню, от которой отказался Горди. Osmonds звучали
невероятно похоже на знаменитых братьев. Пластинка, которая называлась One Big
Apple, продавалась миллионами экземпляров. Песня в течение пяти недель занимала
первое место в списке хитов. По воспоминаниям коллеги Берри - Нэнси Левиска, когда
он узнал об этом, потер лоб и сказал: "Боже мой, кто же мог предположить!"
Джозеф Джексон был не столь спокоен и впервые подверг сомнениям суждения Берри.
"Горди отдал этим белым ребятам песню, которую мы должны были записать, - говорил
он репортерам в неофициальном интервью. - Черт бы их подрал, это просто невероятно.
Каждый раз, когда я слышу, как эти ребята просто имитируют моих сыновей, я прихожу в
ярость".
Хотя Майклу в то время было 12 лет, он понимал, что такая имитация вовсе не лучший
комплимент для Джексонов. "Эта пластинка звучит абсолютно, как мы. Не просто
абсолютно, а вообще один в один. Они могли бы быть пооригинальней, - говорил
Майкл. - Даже наши родственники думали, что One Big Apple - наша песня".
В семье Османов, как у Джексонов, было девять детей. Они продолжали выпускать
пластинки, наподобие джексо-новских. Их первый альбом, записанный в компании
"MGM", включал попурри из песен группы Temptations.
"Проблема была в том, что Osmonds состояла из белых ребят, а Джексоны были черными,
- считал Дек Ричарде. - Если родители в американских семьях среднего класса видели,
что их детям одинаково нравятся обе группы, они все же предпочитали, чтобы они
смотрели на пятерых белых ребят, а не на пятерых черных".
Вице-президент Motown Эверт Эбнер официально заявил по поводу группы Osmonds:
"Это одна из давних белых групп. Они выступают на протяжении долгого времени и
наконец достигли коммерческого успеха. Наша компания ни на кого не точит зуб. Мы
желаем им удачи. Мы просто продолжаем заниматься нашим делом, в то время как они
тоже занимаются нашим делом".
Следующий сингл Джексонов Never Can Say Good-bye вышел в марте 1971-го и через
месяц занял второе место в десятке хитов. Ее автор актер Клиф Дэвис вспоминает: "Эта
песня очень много значила для меня. Когда я ее писал, я сам хотел ее исполнить. Но
Майклу я не мог отказать. В то время это и был один из лучших голосов, a Motown одной
из самых сильных компаний. Конечно, я волновался, что мальчик не совсем поймет боль
разбитого сердца. Однажды он меня спросил, что означает в песне слово - "мука"! Я
объяснил ин пожал плечами и просто спел эту строку - "это мука это те сомнения..." - и
я ему поверил".
Motown считала, что, несмотря на колоссальный успех Джексонов им нужно увеличить
продажу дисков. Было продано I 213 000 копий сингла Never Can Say Good-bye по
неофициальным данным компании. Через некоторое время эта цифра поднялась почти до
двух миллионов. Джексоны были невероятно удачным коммерческим предприятием
В марте группа начала очередной большой гастрольный тур. Помимо Джозефа, Джонни
Джексона и Ронни Ренисфе-ра, который играл на барабанах и органе, в турне
отправились менеджер Motown, три фотографа, киногруппа из пяти человек, которую
нанял Горди, шофер Джексонов, сотрудник пресс-службы компании и учитель, который
сопровождал мальчиков во всех их поездках. Мальчики выступали в Шривпорте, Новом
Орлеане, Тампе, Джексоне. Турне закончилось первого апреля в Мемфисе.
Сюзанн де Пасс, нынешний президент Motown Productions, была в то время менеджером
этого турне. "Мне было всего на пять лет больше, чем старшему из Джексонов -Джекки.
Ему был 21 год. Я отвечала за 19 человек, а меня даже не пропускали за сцену, потому что
охранники думали что я просто одна из поклонниц. Турне было замечательное' Мы очень
веселились - дрались подушками, прятали ботинки друг у друга, играли во всякие игры.
Майкл был большим мастером на каверзные шутки".
18 апреля Джексоны появились вместе с Дайаной Росс в ее первом сольном
телевизионном шоу, которое носило ее имя. Для мальчиков всегда было трудно
выступать в комедийных сценках. Так было и на этот раз. После того как братья
закончили выступление, Майкл снова вышел на сцену Он был в смокинге, через плечо
переброшен плащ, серая фетровая шляпа кокетливо сдвинута набок. Его появление а la
Фрэнка Синатра вызвало взрыв смеха в зале. Его голос звучал чисто, как колокольчик, и
это придавало исполнению неожиданный эффект. Майкл повернулся к
двадцатисемилетней Даиане. Она сидела за столиком, в серебристом платье на плечи
накинута шиншилловая шубка, в руке она держала длинный
мундштук. н
- Дорогой, я получила твою записку, - сказала она, - у тебя прекрасный почерк.
- Я знаю, - сказал Майкл, пугливо озираясь. Пока он пел, был неотразим, но когда
дело доходило до диалогов, это было не так здорово. Комедия продолжалась. Майкл
заявил Дайане, что их отношения окончены, та была в отчаянии.
- Боже мой, я никогда уже не встречу такого очаровательного, такого остроумного
человека и с такими губами, - заплакала она.
- Да. Конечно. Такого ты не встретишь, но все равно держись, - сказал Майкл и
шутливо ущипнул ее за руку.
- Все мужчины одинаковые - грубые, бессердечные эгоистичные.
- Ты ничего не добьешься своими комплиментами - сказат Майкл.
Публика рассмеялась, и он понял, что это все действительно выглядит смешно. Но по его
лицу было видно, что сам-то он шутки этой совсем не понимает, что единственная его
мечта - быть как можно дальше отсюда.
Через месяц Джексоны переехали в большой дом в Энси-но, штат Калифорния. Родители
купили его 25 февраля 1971 года за 250 тысяч долларов. Переехали они 5 мая 1971 года,
на следующий день после дня рождения Кэтрин - ей исполнялся 41 год. Она попросила
мужа, чтобы он не продавал их маленький дом в Гэри, на всякий случай, если судьба
вдруг перестанет улыбаться им и придется вернуться в Индиану. Джозеф не думал, что
что-то плохое может с ними случиться, но тем не менее решил не продавать этот дом, а
просто сдать в аренду. (Сейчас он стоит примерно 50 тысяч долларов, двадцать же лет
назад, вероятно, менее половины этой суммы.) Супруги Джексоны никогда еще не
дел&чи таких крупных приобретений и не очень понимали, как со всем справляться.
Сначала Джозеф хотел заплатить наличными, но у него не нашлось столько денег. Горди
предложил взаймы на первый взнос, но получил отказ. "Если мы собираемся жить в этом
доме, он должен быть нашим", - сказал Джексон. По его мнению, Горди уже имел
слишком большой контроль над его детьми, и совсем не хотел, чтобы у того был шанс
как-то контролировать и их дом.
Но обойтись без Берри не удалось. Собственных денег не хватало, пришлось брать кредит
в банке. Джозефу удалось получить сто тысяч под залог большой суммы из будущих
доходов его сыновей. Это поручительство дал ему Горди.
Энсио находится в 35 минутах езды от центра Лос-Анджелеса. Это очень богатый район
Южной Калифорнии, где живут многие знаменитости. На территории в два акра росли 18
цитрусовых деревьев и множество экзотических растений. Там были домики для гостей и
для игр, помещение для прислуги. "В доме было пять ванных комнат и шесть спален, -
вспоминает Сюзи Джексон. - Джекки и Рони жили в одной комнате, Тито с Джонни
Джермен и Марлоном, Майкл с Рэнди, ЛаТойя с Джанет. Одна комната предназначалась
родителям, так что вы видите, что в этом доме было много народу".
В саду был огромный бассейн, баскетбольная площадка, студия звукозаписи стоимостью
в сто тысяч долларов и фотостудия, ее оценили в 25 тысяч долларов. Друзья мальчиков
называли это место Большой Дом, потому что он был сколько домом, столько и тюрьмой
для всей семьи.
"Датсун 240", принадлежащий Джекки, обычно был припаркован на дороге рядом с
новым "Ауди Кэтрин", золотым "Мерседесом 300", на котором ездил Джозеф, и
огромным семейным автобусом.
В гостиной стоял круглый диван, на стенах - множество золотых и платиновых
пластинок, символизирующих миллионные продажи синглов и альбомов. Кто-то из
репортеров заметил, что комната напоминала нечто среднее между вестибюлем мотеля и
фойе компании звукозаписи.
Джонни Джексон и Ронни Ренсифер, барабанщик и органист группы Джексонов,
поселились в доме вместе со всей семьей. Джозеф и Кэтрин беспокоило влияние, которое
они, особенно Джонни, оказывали на их сыновей. Оба молодых человека предпочитали
тратить все свои деньги, а не копить их. Они курили и выпивали. Джозеф даже хотел
расстаться с ними, но решил, что это будет нечестно по отношению к ним, ведь они были
частью группы с первых дней в Гэри.
Джонни получил столько же денег, сколько и остальные члены группы, когда они только
начинали свою музыкальную карьеру в родном городе и назывались "Пятерка Джексонов
плюс Джонни". Motown представляла его как двоюродного брата Джексонов. На самом
деле у них не было родственных связей, но он был очень близок с семьей. Джозеф даже
был его законным опекуном. Когда Джексоны стали знаменитыми, Джонни был
отодвинут на задний план вместе с остальными музыкантами.
Фоки Джексон, его дед, который его вырастил, рассказывал в интервью, что Джонни
часто звонил домой и просил денег, жаловался бабушке и дедушке, что к нему относились
нечестно, не платили тех денег, которых он заслуживал. Когда его бабушка попыталась
разобраться в этом вопросе, юристы Motown объяснили ей, что, если она не прекратит
совать нос в эти вопросы, Джонни вообще выкинут из группы.
Джонни, как и братья Джексоны, подписал контракт с компанией. Джозеф уверял, что
произошла "ошибка" и послал своего партнера по бизнесу и адвоката Ричарда Аронса в
Гэри, чтобы убедить Фоки уговорить внука отказаться от договора. Тот был огорчен, но в
конце концов Джонни согласился отказаться от контракта при условии, что он будет по-
прежнему членом группы. В отчаянии он умолял дедушку и бабушку оставить его в
покое и дать ему возможность продолжать свою карьеру. Многим наблюдателям казалось,
что семья Джексонов была заинтересована в том, чтобы держать все деньги, заработанные
группой, в своей семье и не делиться ни с какими "родственниками".
В 1972 году, когда умерла бабушка, Джонни, по рассказам деда, полностью порвал
отношения со своей семьей. Фоки перенес инсульт, был парализован, страдал от
высокого давления. Он жил на пенсию и государственное пособие в грязной квартире в
подвале, которая стоила 125 долларов в месяц. По его словам, внук не мог помочь ему
деньгами, так как сам едва сводил концы с концами, несмотря на известность группы
Джексонов. И хотя в стенах его комнаты жили крысы, Фоки отказывался переехать в
другое место, так как боялся, что внук не сможет найти его и он совсем потеряет с ним
связь.
Джонни Джексон любил семью Джексонов, как свою собственную, и Джексоны
говорили, что считали его членом своей семьи. Однако его бывшая жена Сули
настаивает, что ему никогда не платили честно.
"Но в Большом Доме мы жили очень весело, - говорила она. - Я не могу сказать, что
все это было сплошная драма и удары в спину. В доме устраивалось множество
вечеринок, и вначале мне казалось, что у нас была какая-то особенная близость. Помню
много замечательнв1х моментов, когда они только переехали в этот дом".
Кэтрин очень нравился новый дом, она очень скучала по Гэри, хотя в свое время она
мечтала уехать оттуда. Сейчас, когда она наконец покинула этот город, все было не так
безоблачно, как ей представлялось. Больше всего скучала по старым друзьям и родным.
Только когда кто-нибудь из них мог приехать к ней в гости, Кэтрин ощущала себя по-
настоящему счастливым человеком.
Несмотря на то что Южная Калифорния стала теперь ее новым домом, Кэтрин всячески
сопротивлялась влиянию окружающих на нее и ее семью. Она не хотела, чтобы семья
переняла несвойственные ей нарочитые манеры, и предпочитала простые человеческие
отношения с домочадцами. Я всегда говорила своим мальчикам, чтобы они, несмотря ни
на какие удачи и успех, не позволяли себе смотреть свысока на других людей, -
разъясняла она президенту клуба фанов Джексонов Стиву Мэнингу. - Одни и те же
люди попадутся вам и на пути наверх, и по дороге вниз, поэтому относитесь ко всем с
уважением.
В доме я не держу прислуги, у меня есть домработница, которая помогает мне, -
убирает, стирает белье. Вечером я всегда сама готовлю обед для семьи. Иногда ЛаТойя (15
лет) помогает. Мальчики любят простую еду, ее я и готовлю. Иногда им хочется поесть
чили и тогда их ждет эта острая приправа. И знаете, я заметила, что по крайней мере раз в
неделю я готовлю огромное количество тако - свернутых маисовых лепешек с начинкой
из рубленого мяса, сыра, лука и бобов с острой приправой".
В то время, как Кэтрин говорила с президентом клуба фанов, 13-летний Майкт зашел в
комнату и сказал, что идет за покупками, "Если ты сегодня истратишь слишком много
денег, имей в виду, что на этой неделе ты больше не получишь, тебе придется ждать до
следующей недели, - сказала она сыну. - Внимательно думай, что покупаешь".
Номер телефона Джексонов ежемесячно менялся, чтобы посторонние не могли его узнать.
Но все равно узнавали. Однажды девушка из Ньюарка позвонила Майклу в два часа ночи
- на следующий день после того, как появился новый номер. Джозеф всегда
ограничивал время звонков до пяти минут и строго соблюдал это по отношению ко всем
членам семьи за исключением Кэтрин. Мягко говоря, детей держали в суровой
дисциплине. В голливудских кругах шоу-бизнеса мальчики славились своим прекрасным
воспитанием. "Иногда казалось, что они были слишком хороши, - отмечал один из
репортеров, - казалось, что-то в них было пугающее".
"Когда семья переехала в Энсино, - вспоминал Джер-мен, - мы будто стали отдаляться
друг от друга, мы были очень близки, когда жили в других домах, перед тем, как
переехали сюда. В Гэри у нас было всего две спальни - одна для родителей и одна для
всех нас. Мы вынуждены были быть близкими друг к другу, чувствовали эту семейную
близость. Дом в Энсино был таким огромным, мы заранее должны были договариваться,
чтобы увидеться. Мне кажется, Майкл чувствовал себя особенно несчастным здесь. Он,
как и я, считал, что мы теряем связь друг с другом".
"В этом доме совсем нет уюта", - писал корреспондент журнала Time Тим Тайлер.
В июне 1971 года Джексоны выпустили свой следующий сингл. Вспоминает Дек
Ричарде: "Сэм Дэвиде только что получил новый контракт, и Берри хотел, чтобы я
занимался им, я проводил с ним много времени, он нравился мне, я хотел написать для
него прекрасную песню, чтобы она напоминала музыку старой группы Delphonics, но в то
же время звучала современно. Закончив ее, я в пять часов утра позвонил Берри.
- Я написал для Сэмми что-то сногсшибательное, это - хит.
- Давай быстро ко мне", - сказал он.
Горди в халате открыл мне дверь, я сразу направился к пианино. Солнце всходило, я
запел: "Я не знаю, сколько звезд в этом райском небе..." Берри был потрясен.
- Это умопомрачительно, - закричал он, когда Дек закончил балладу. - Но мы не
можем дать ее Сэмми. Мы должны отдать ее Майклу и пятерке Джексонов.
- Берри, ты меня сводишь с ума, - ответил Дек. - Эта песня как раз для Дэвис.
- Ни за что, - настаивал Горди. - Это песня Майкла, поверь мне.
Дек и Джексоны записали песню Maybe Tomorrow. Было продано 830 794 копии
пластинки. Не так много, как предыдущих, но все же достаточно внушительно.
Девятого и десятого июля группа записалась в телевизионной программе компании ABC
"Возвращаясь в Индиану" (Goin Back То Indiana). (Она была показана 19 сентября.)
Между июлем и сентябрем группа дала 50 концертов. Тур начался в зале Coliseum в
городе Шарлот, Северная Каролина, 20 июля. Последний концерт состоялся 12 сентября в
зале Arena в Гонолулу.
"Я мечтаю, чтобы хотя бы раз нам удалось окончить шоу, а не сбегать до его завершения
из-за толп, рвущихся на сцену, - жаловался Майкл. - У нашего шоу очень красивый
конец, но нам никогда не удается исполнить его".
В августе в Madison Square Garden шоу вынуждены были остановить через 2 минуты
после начала - публика буквально штурмовала сцену. "Пожалуйста, вернитесь на свои
места!" - умолял Майкл. В результате группу пришлось спасать от разбушевавшейся
толпы. Когда публика успокоилась, концерт был продолжен. Через час, когда концерт
закончился, Джексоны стремглав бросились к ожидающим их лимузинам (как всегда не
успели закончить последний номер), чтобы как можно быстрее скрыться. Зрители
неистовствовали.
Когда фаны поняли, что ребятам удалось сбежать, они устремились на сцену, как
стремительный поток. Сметая на своем пути полицию и охранников, ворвались в
гримерную в поисках своих идолов. Лайонел Риччи заметил как-то: "Единственное, что я
помню об этом турне, - орущую толпу и как потрясающ был Майкл, поражало, что столь
юный, он был настоящим артистом. Никогда не было заметно, что выступление требует
от него каких-либо усилий.
Он был абсолютно бесстрашен. Остальные братья немного боялись толпы, Майкл был
готов выйти к ней и петь для нее, но ему, конечно, не позволяли этого сделать.
Поклонники растерзали бы его. К сожалению, позднее я узнал, что у Майкла развилось
чувство страха в подобных ситуациях, но тогда ему все это очень нравилось.
Еще помню, как юный Майкл великолепно подражал Сиднею Пуатье, показывая сценки
из Blackboard Jangle: не забыть, как он показывал Джонни Мэтьюса с песней Stormy
Weather. Я смотрел на этого ребенка, и, клянусь, у меня было впечатление, что передо
мной карлик. Взрослый карлик. Ребенок просто не мог быть настолько талантливым".
Турне принесло большой доход. Когда репортер Los Angeles Herald-Examiner спросил 14-
летнего Марлона. что они делают с деньгами, он сказал: "Мы зарабатываем на будущее.
Но потом нам придется потратить эти деньги, чтобы заработать еще. Так и должно быть.
Возможно, мы купим Говард Джонсон или какой-нибудь другой отель, который будет
приносить нам доход, в том случае, если мы истратим наши деньги".
Это было прекрасное время для братьев из Гэри, и никогда потом они уже не были так
близки друг другу. Им приходилось постоянно разъезжать, поэтому трудно было заводить
друзей. Motown и их отец охраняли их от влияния посторонних, единственными их
приятелями были они сами. В свободное время любили наполнять воздушные шарики и
бумажные пакеты водой и бросать их из окон отеля; дрались подушками, играли в скрэбл,
в слова, монополию и карты. Майкл вспоминал о сражениях с братьями, когда они были
заперты в отелях, где их "оружием" был крем для бритья.
Он вспоминает, как они бегали наперегонки по коридорам отеля, когда охранники
Motown засыпали. Майкл, которому было 12 лет, любил позвонить в ресторан и заказать
огромный обед в номер к незнакомым людям. Он был большим шутником. Особенно
любил поставить ведро с водой над дверью номера, где жили он и Джермеи (они всегда
селились в одной комнате), и с нетерпением ждал, кто же первый войдет в комнату.
"Майкл всегда сваливал все на меня, - рассказывал позже Джермен. - Он любил
рискованные шутки, например, вытолкнуть нас из комнаты в нижнем белье и запереть
дверь или облить нас из водяного пистолета. Почти всегда эти шутки были его идеей".
Майкл проводил много времени, рисуя портреты братьев, а потом бросал их фанам,
которые встречали мальчиков в аэропортах. Motown всегда прекрасно организовывала
концертные турне Джексонов. Все детали были проработаны заранее так, чтобы не было
никаких накладок. Ребят приходилось постоянно тайно переправлять с одного места на
другое, чтобы спрятать от вечно ожидавшей их толпы фанов. "В Детройте нам пришлось
выпрыгивать из самолета, не дождавшись, когда подвезут трап, потому что толпа фанов
уже начинала окружать нас", - говорил, слегка преувеличивая, Джеккм.
"Основной заботой во время турне была охрана, - вспоминает Боб Джонс, сотрудник
пресс-службы Motown, который сопровождал группу во время поездок. - Время полетов
и отели, где останавливалась группа, всегда держались в секрете. Перед тем как выехать,
мы всегда планировали на схеме концертного зала отступные пути со сцены, чтобы, если
публика станет атаковать ее, ребята знали, куда бежать".
Джексоны были поражены маниакальным энтузиазмом своих фанов. Майкл говорит, что
никогда не забудет маленькую девочку в Детройте, в Охайо, которая пришла к нему и
Марлону в номер отеля, чтобы встретиться с ними, потому что выиграла так называемый
конкурс "Мамина жемчужина" (Mamy's pearl). Когда она увидела ребят, она не могла
вымолвить ни слова, просто сидела и дрожала.
"Однажды мальчики выступали в моем шоу. Майклу было тогда 9 или Шлет, -
вспоминает Лерри Кинг об интервью которое он брал у него. На самом деле ему было 12
лет - Все пятеро выступали в моем шоу, но, конечно, все внимание было обращено на
Майкла... Мы были в ресторане, и все вокруг восклицали: "Вот этот прелестный
мальчик". Без всякого стеснения он бегал по ресторанному залу и ел рулетики Все
кричали на него: "Майкл, прекрати, нам сейчас выступать". Но как только наступало
время эфира, он тут же менялся и становился настоящим главой группы".
Безусловно, успех был приятен братьям. "У нас нет золотых пластинок, - говорил Майкл
с грустным лицом удивленному репортеру, а через мгновение добавил: - Они все
платиновые!" И все смеялись. Это стало любимой шуткой так же как и все остальные
отрепетированные сценические приемы Все это было добро и весело.
Куда бы ребята ни отправлялись, всегда какая-нибудь девушка из фанов сопровождала их.
Но обычно в то время они игнорировали девушек - все братья были слишком застенчивы,
только улыбались и краснели, это все, на что они были способны. Джексоны просто не
привыкли к столь большому вниманию. Пока не привыкли.
Время от времени один из Джексонов мог проявить интерес к противоположному полу.
Однажды, когда группа выступала в концертном зале Hollywood Dowl, Джо вышел за
сцену и увидел, что единственная дочь Берри Горди, Хейзл, кото-рои было 16 лет,
обнимала Джермена, своего ровесника Отец сначала наблюдал за этой сценой с большим
интересом потом подошел и оттолкнул Джермена. "Что у тебя с ней'" - хотел он знать. "Я
не знаю, - сказал сын, пожимая плечами. - Я думаю, что нравлюсь ей".
Джозеф задумался и одобрительно кивнул головой. "Дочка Берри, - пробормотал он про
себя. - Хмм... Неплохо... совсем неплохо".
Во время концерта Джермен решил посвятить свою сольную песню Bridge over Troublet
water Хейзл в честь ее дня рождения. Публика встретила эти слова с прохладцей. Обычно
после исполнения этого номера публика вставала и одаривала его бурными овациями. На
этот раз женской части фанов не понравилось его честное заявление о дружбе с Хейзл.
"Я помню, отец потянул меня в сторону и сказал: "Слушай, больше так никогда не
делай". - "Ты прав, - согласился я. - Этого больше никогда не было".
1 сентября по телевидению начался показ сериала мультфильмов The Jackson 5 Show. Он
шел каждое субботнее утро. Благодаря ему популярность группы продолжала невероятно
расти. В фильме песни исполняли сами братья, диалоги озвучивали молодые черные
актеры. Motown заключила контракт о производстве этой серии с киностудией Videocraft.
Ни Джозеф Джексон, ни его сыновья не имели ни малейшего представления, сколько
денег компания получала за этот проект. Они только знали, что им платили 3 500
долларов за одну серию. Эта сумма должна была быть поделена между членами группы
минус проценты Джозефу. Это был минимум, который группе могли платить по законам
гильдии киноактеров.
Джанет Джексон, которой в то время было 5 лет, помнит, как она смотрела этот сериал:
"Их (ее братьев) не было в городе, они куда-то уехали. Было субботнее утро, я только
встала и в пижаме сидела на полу в спальне мамы и ждала, когда начнется мультфильм.
Увидев первые кадры, я начала визжать и прыгать по комнате".
Однажды после выхода мультфильма на экраны Майкл давал интервью по окончании
концерта, и случайно у него вырвалось: "В будущем мы хотели бы заниматься самыми
разными вещами. Отец говорит, может быть, даже организуем корпорацию. Не
исключено, что сами будем менеджерами". Мгновенно поняв, что сболтнул лишнее,
Майкл прикрыл рот ладонью. Эти слова, безусловно, не были частью отрепетированных
ответов. Сотрудники Motown тут же взяли их на заметку.
В июне 1971 г. студия звукозаписи MGM Records выпустила сингл в исполнении Донни
Осмонда Sweetand Junocent. Это была первая его сольная пластинка. Ее успех
гарантировал ему статус звезды в журналах для белых подростков. Большинство
репортеров были согласны, что, несмотря на огромный успех и приятную внешность, из-
за цвета кожи Джексоны никогда не могли стать кумирами в этих изданиях.
Хотя их фотографии иногда появлялись там, Османы и другие белокожие звезды всегда
доминировали на их страницах. Если бы не Soul, развлекательный журнал,
ориентированный на черную часть населения, и некоторые другие такого же
направления, возможно, Джексоны и не стали бы кумирами черных подростков.
После того как вышел первый сингл Донни Осмонда, Джозеф решил, что и Майклу пора
записать свой диск. В июле они с Горди решили, что Got То Be There будет выпущен как
первый сольный диск Майкла, а не станет очередной пластинкой группы, как
планировалось. Майкл останется членом группы, так же, как и Донни Осмонд в своей.
Таким образом, мы все сможем заработать, заключил Джозеф. Got То Be There вышла в
октябре. Номер был прекрасно оркестрован. Плавная лирическая мелодия стала
прекрасным началом сольной карьеры Майкла.
Это, безусловно, одна из наиболее красивых песен из каталога Motown. О такой мог
мечтать любой певец. Она легко могла попасть в репертуар Supremes и Temptations.
Однако досталась и без того весьма популярному лидеру группы Джексонов, который
вместе с братьями только что занял первое место в двадцатке лучших хитов. Это была
баллада May Be Tomorrow. Got To Be There разошлась тиражом в 1 583 850 экземпляров.
Джексоны установили хорошие отношения с местными жителями. В начале декабря они
дали концерт в Лос-Анджелесе в школе для слепых. 23 декабря, вместо того чтобы
принять участие в ежегодной рождественской вечеринке, которую устраивала Motown,
Берри Горди пригласил 700 детей из бедных семей. Это был благородный жест. Один из
членов группы Supremes развлекал детей до приезда группы Джексонов, каждый из
которых был одет в костюм Санта-Клауса с бородами и мешками с подарками и
пластинками, которые они дарили детям.
Сразу после Рождества Motown объявила, что пластинка Майкла Got То Be There стала
номером один по продажам всего за 6 недель после ее выпуска. Группа отправилась в
турне по югу страны. 28 декабря журналист из Далласа договорился об интервью в
номере отеля, где она остановилась. Фаны уже собрались у двери, выкрикивая "Майкл,
Майкл". Тито вышел в холл, надеясь успокоить их. Когда он открыл дверь, несколько
девушек ворвались в комнату и начали целовать и обнимать младшего из братьев, не
обращая внимания на остальных.
У братьев не было ревности, наоборот, они использовали этот случай, чтобы поиздеваться
над ним. "Увидишь еще, что будет, когда я выпущу свою сольную пластинку, - говорит
Джермен. - Тогда я буду здесь дамским любимцем". "Но пока Майкл настоящий
дамский любимец", - сказал Джек-ки, когда охранники выпроваживали девушек из
комнаты. "Кончайте, ребята", - бросил Майкл. "Да, Майкл, конечно, ты сейчас
любимчик, - не унимался Джермен. - Но это ненадолго..."
Потом все четверо бросились к Майклу, стали щекотать его и вместе повалились на пол,
шутя тузили друг друга.
Хохот разносился по всей гостинице.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:27 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 7

По мере того как росла популярность Джексонов, их жизнь становилась все более
напряженной. Мальчики взрослели, возникали реальные проблемы. Мало у кого из детей-
артистов переходный возраст обошелся без трудностей.
Взрослые исполнители сами выбирают свой образ жизни. Но такие юные звезды, как
мальчики Джексоны, обычно бывают буквально вытолкнуты родителями в центр
внимания до того, как сами смогут принимать решения. Многие такие родители (либо
сами артисты, либо, как Джозеф, - неудачники) используют детей как главный источник
дохода, если ребенок добивается успеха (так поступали Джозеф и Кэтрин). Это
непосильное бремя для ребенка - ощущать ответственность за финансовое благополучие
семьи. Он не может распоряжаться чековой книжкой, но ему постоянно напоминают, что,
если он не будет работать, семья станет голодать, или, что еще хуже, родители его больше
не будут любить. Такое родительское давление равносильно жестокому обращению с
детьми.
Стереотип властной артистки-матери хорошо известен, но сейчас чаще отцы берутся за
театральную карьеру своих детей.
По словам Андреа Дарви, автора книги "Взгляд изнутри на мир ребенка - звезды
Голливуда", "отцы-артисты часто развивают у детей обостренное чувство неуверенности,
которое ведет к компенсирующей чрезмерной настойчивости и безжалостности. Отцы
доминируют и распоряжаются ребенком". Джозеф был таким отцом. Когда он понял, что
у сыновей есть талант, то настоял, чтобы они занимались каждый день. Они могли
слышать, как другие дети играют на улице, но им не разрешалось присоединиться к ним.
"Другие дети смеялись над нами, - вспоминает Майкл. - Мы хотели играть, но не
могли. Мы должны были репетировать. Они говорили: "Эти Джексоны немного стоят".
Я хотел выступать, но я хотел, чтобы у меня были друзья. А мы не могли иметь и то и
другое".
У старших братьев было несколько лет детства. У Майкла его не было вообще: ему едва
исполнилось пять лет, когда он оказался в центре внимания.
Детей-звезд отделяли от остальных не только огромные суммы денег, которые они
получали. Большинство детей-артистов ограничены в своем образовании. Лишь немногие
из них регулярно ходили в обычную школу. В киностудии они учатся среди декораций. У
студии "Метро-Голдвин-Майер" даже была школа для молодежи, которая работала на
съемках. Хотя предполагалось, что дети будут учиться определенное количество часов
каждый день, кино часто брало верх над уроками.
Хотя они и не получают достаточно книжных знаний, дети-артисты хорошо изучают
социальные навыки - искусство общаться с людьми. Дети, с которыми они общаются,
обычно находятся в той же среде шоу-бизнеса. Одно из самых счастливых воспоминаний
Джуди Гарланд относится ко времени, когда ее карьера временно прервалась. Она
оставила студийную школу и была зачислена в Голливудскую среднюю школу, где
скрывала от друзей-однокашников свое прошлое и наслаждалась жизнью (этот
счастливый период закончился, когда заместитель директора сказал ей, что она не должна
учиться вместе с "нормальными людьми").
Пару лет, которые мальчики Джексоны провели в обычных школах, они вспоминают как
лучшее время их жизни. Майкл ходил в шестой класс начальной школы на Гарднер-стрит
в Лос-Анджелесе, хотя и не слишком постоянно из-за своего рабочего графика, но,
видимо, так часто, как мог. "Он никогда не говорил о себе, - вспоминает его
учительница Лора Джерсон. - Он просто был одним из детей. Однажды он исчез и
появился на телевидении". [1]
В седьмом классе Майкл присоединился в Арлону в средней школе Эмерсон Джуниор.
Но в это время договор группы с Motown лишил их неизвестности, и через две недели
они были вынуждены покинуть это учебное заведение. "Толпы людей стояли в
коридорах, заглядывая в классы, - вспоминает Майкл. - Это очень мешало учиться". И
пугало не меньше. В последнюю неделю пребывания Джексонов в школе поступили
угрозы в адрес Майкла. Джозеф и Кэтрин были так расстроены, что забрали обоих
мальчиков из обычной школы навсегда.
Их перевели в частные школы. Закон Калифорнии требует, чтобы несовершеннолетние
учились минимум три урока в день, пока они работают. Учителем всех младших
Джексонов стала Роуз Файн, уполномоченная штатом "наблюдать за благополучием
детей". Большую часть времени, проведенного в дороге, они готовились к тестам,
которые им устраивали, едва они регистрировались в гостинице. Джексоны были очень
заняты учебой, репетициями, концертами.
Майклу не нравились частные школы, ему было скучно учиться, он отказывался делать
домашнее задание. Во время уроков рисовал животных и монстров, вместо того чтобы
слушать учителя. Когда его вызывали отвечать, не знал, о чем идет речь, да и не хотел
знать.
Джекки и Тито ходили в обычную среднюю школу Лос-Анджелеса в то время, когда
Джексоны еще только становились знаменитыми. У них сохранились горькие
воспоминания об этом времени. Поскольку требования карьеры делали почти
невозможным нормальный образ жизни, они не могли участвовать ни в одной из
спортивных команд - особенно обидно это было для Джекки, который любил бейсбол. С
ростом славы популярности стало больше внимания одноклассников, которые раньше их
игнорировали, и братья стали сомневаться, кто из их друзей бескорыстен. Но Джекки и
Тито могли, по крайней мере, вспомнить время, когда они общались с людьми не из шоу-
бизнеса. Майкл, Марлон и Джер-мен - нет.
Джекки и Тито закончили школу в восемнадцать. Джер-мену, Марлону и Майклу выдала
дипломы, эквивалентные аттестату средней школы, Роуз Файн, которая имел право на
это. Что касается полученных знаний, то их было явно недостаточно.
Трудно сказать, знает ли Майкл о том, как его жизнь схожа с жизнью Джеки Кугана,
актера, который стал известным в шесть лет, в 1920 г. после роли в фильме The Kid с
Чарли Чаплиным. Обаяние Кугана было так велико, что в 1923 году при переходе из
Первой национальной студии в Metro он получил премию в 500 тысяч долларов и
контракт на четыре картины в течение двух лет на общую сумму в миллион долларов
плюс проценты от доходов.
Хотя его мать утверждала, что Джеки вел "нормальную жизнь" - как делала и Кэтрин,
- его детство было каким угодно, только не нормальным. Однажды, когда он был на
вершине славы, Куган пошел с матерью в магазины в деловую часть города. Там их
окружила трехтысячная толпа, и только вмешательство полиции спасло их. С тех пор он
стал очень осторожен, выходя на люди. Впрочем, напуганный окружающим миром, он
больше оставался дома, окруженный трехметровым забором.[2]
Майкл однажды переживет нечто подобное. А 1972 году, когда ему едва исполнилось
четырнадцать, он вел себя не так, как остальные братья. Те спокойно несли бремя успеха
(оно причиняло страдания Майклу). "Он просто более чувствителен, чем остальные", -
объясняла это Кэтрин. Билл Брей (начальник службы охраны "Пятерки Джексонов" и по
нынешний день работающий на Майкла) часто помогал ему воспользоваться грузовыми
лифтами отелей, чтобы не подниматься вместе с "нормальными людьми", как Майкл их
называл.
Годом раньше он говорил Джуди Шпигельман из журнала Soul: "Я такой же, как все
остальные дети". Теперь осознал, что это не так. Другие члены группы, казалось, не
возражали против "нормальных людей" - если это не была ошалевшая толпа
поклонников. Но этот мальчик всегда привлекал всеобщее внимание. Если он входил в
комнату вместе с любым из братьев, то именно к нему устремлялись поклонники.
Когда остальные шли прогуляться и посмотреть достопримечательности, Майкл
предпочитал оставаться в номере. "Он был интравертом, - вспоминает Боб Джонс,
бывший глава отдела рекламы Motown. - После выступления шел в отель, надевал халат
и отдыхал в номере, читая и рисуя. Он возил с собой мольберт и бумагу. В то время как
остальные братья гуляли, играли в мяч или развлекались чем-нибудь еще, Майкл
предпочитал заниматься творчеством для себя, в одиночестве. Он был звездой, и все
крутилось вокруг этого. Он был ключевой фигурой в группе Джексонов, и все чересчур
его опекали".
Брат Майкла - Тито, задумчивый, тихий восемнадцатилетний парень, женился первым
из братьев. Его невестой была семнадцатилетняя Делорес (Ди-Ди) Мартес. Они
поженились 17 июня 1972 года, через семь месяцев после тайной помолвки. Видная,
привлекательная Ди-Ди выросла в Гарлеме в Нью-Йорке. В 1968 году ее семья
перебралась в маленький дом в Уотсе. После переезда в Голливуд она училась в средней
школе, где в 1969 году встретила Тито - за три месяца до того, как группа прославилась.
Джо и Кэтрин были против этого союза, но поняли, что если не дадут разрешения на
свадьбу, Тито может сбежать с девушкой, а это плохо отразилось бы на имидже семьи. С
неохотой они согласились.
"Тито хотел вырваться из дома, - говорит Сузи Джексон, бывшая жена Джонни
Джексона. - Когда он влюбился в Ди-Ди, то решил, что они поженятся, что бы ни
думали его родители. Они не любили Ди-Ди, потому что она была мексиканкой из
Доминиканской Республики, которая родилась в гетто. Грустно, но это правда. Они
боялись, что она окажется охотницей за богатством".
Джозеф дал понять одному журналисту, что были приняты, как он это называл,
"специальные меры защиты" для "мальчиков, когда они женятся. Пока жены ребят с
ними, помогают им и радуются совместной жизни, все в порядке. Мы только хотим,
чтобы наши мальчики были счастливы".
"Они заставили Ди-Ди подписать брачный договор, - продолжала Сузи Джексон. - У
нее не было выбора, если она хотела выйти за Тито. Он так же, как и его родители, хотел
подписания брачного договора. Ди-Ди хорошая девушка, она любила Тито и сделала бы
все, что он попросил".
Полин Пауэлл, друг семьи, вспоминает: "Свадьба Тито была тихой, она проходила в
церкви в Инглвуде (Калифорния) и была совсем не похожа на то, чего все ожидали от
Джексонов в то время. Всеми приготовлениями занималась мать невесты. Там были все
братья и другие родственники жениха, бабушки и дедушки. Гостей принимали в
Инглвуд-ском женском клубе, не самом роскошном месте на земле. Единственной
знаменитостью был Дик Кларк. У них, насколько мне известно, не было медового месяца.
Их первый ребенок - сын, названный в честь Тито, родился почти год спустя (август
1973 года). Тито был в поездке, так что подготовкой к родам с Ди-Ди занималась ЛаТойя.
Ди-Ди очень хорошая. Они ведь до сих пор женаты. Может быть, это потому, что они
посетили консультацию по вопросам семьи еще до свадьбы. Они были молоды, но
разумны".
Тито не возражал против маленькой, скромной свадьбы. "Я не тот человек, который
воображает себя особенным или покупает "Кадиллак" только потому, что богат, - сказал
он тогда автору журнала Soul Уолтеру Баррелу. - Для меня неважно, принадлежат ли
мои друзья к высшему обществу, богаты ли они. Я не забыл, откуда я вышел и каково нам
приходилось".
Но в Тито было что-то от отца. "Ди-Ди иногда слишком командует, - говорил он позже.
- Но мужчина в доме я. Должен быть я. Иначе я надену женское платье и выйду так на
улицу".
Тито теперь жил семейной жизнью, но его братья были еще свободны. Слава Джексонов
приводила толпы девушек к их дверям. Молодые поклонницы не останавливались ни
перед чем, чтобы вступить в интимные отношения с симпатичными братьями, и Джермен
и Джекки начали вести себя безответственно. Когда множество женшин или даже
молодых девушек были у их ног, братья не видели смысла не воспользоваться ситуацией.
Журналист Грэг Шоу спрашивал Майкла о его личной жизни, когда тому было
тринадцать, для рассказа в журнале Crawdaddy. Это выглядело примерно так: "Ты
куришь7" - "Не-а". - "Пьешь?" - "Не-а". - "То, что ты стал суперзвездой, изменило твою
сексуальную жизнь?" (Майкл хихикнул и ушел от вопроса.) - "У тебя есть девушка?" -
"Нет" -"А тебе хотелось, чтобы она была?" - "Я еще недостаточно взрослый". - "Если бы
у тебя была девушка, какой бы ты хотел, чтобы она была?" - "Симпатичной и тихой".
Майкл признается, что в его обязанности по дому входило вытирать пыль в гостиной и
поддерживать чистоту в своей спальне. (Кэтрин повесила там призыв: "Сохрани Америку
красивой - уберись в комнате".) Он был типичным подростком, который тратил свои
карманные семь долларов на жвачку и принадлежности для рисования, любил свою
немецкую овчарку Лобо и доброжелательно махал рукой девушкам, которые собирались
перед главным входом его дома. Он, возможно, ждал какую-то "симпатичную и тихую",
но к' 1972 году его братья оставляли за собой длинный шлейф разбитых сердец, переезжая
с концертами из города в город.
Тридцатишестилетняя разведенная мать троих детей Ронда Филипс живет в Лонг-Бич,
Калифорния, в скромном доме с двумя спальнями. Ей было восемнадцать, когда она
встретилась со своим кумиром, Джекки Джексоном, которому в то время было двадцать
один год. На одну ночь Филипс стала частью "мира" Джексонов. Она живо вспоминает
все подробности: "Был конец августа 1972 года, и "Пятерка Джексонов" давала концерт в
Инглвуде (Калифорния). Моя пятнадцатилетняя сестра и я были их страстными
поклонницами. У меня были все их записи, я слушала их каждый день Мне все было
мало. Мы привыкли собирать все плакаты из молодежных журналов и считали
Джексонов восхитительными. Мне нравился Джекки, а моей сестре - Джермен.
Они были такие добрые. Я помню, они дали сотни билетов на концерт бесплатно для
детей из бедных районов, которые не могли иначе увидеть шоу. В Филадельфии посетили
две детские больницы, раздавая копии своего последнего альбома и подписывая их для
пациентов. Я мечтала ближе познакомиться с ними.
Когда билеты поступили в продажу, я попросила денег у родителей и купила билеты
себе, своему другу, сестре и ее приятелю. Мне достались места в первом ряду.
На концерт Ронда заплела волосы и надела красные обтягивающие брюки и облегающую
майку. "В то время у меня была хорошая фигура", - вспоминает она грустно. Она
прицепила значки с фото Джексона на майку. Даже надела серьги со значком "Пятерки
Джексонов". Сестра Ронды принесла бинокль - как будто они и так были недостаточно
близко - и даже пыталась пронести камеру.
"Шоу было сенсационным, - вспоминает Ронда. - Несмотря на то что мы не слышали
их голосов из-за криков поклонников. Помню, это было одно из первых выступлений
Рэнди с группой, он играл на барабане "конга". Майкл, которому только исполнилось
четырнадцать, был очень заметен, было очевидно, что он звезда шоу, настоящий центр
внимания".
Во время концерта Ронда заметила, что Джекки вроде бы смотрит на нее. Подумала, что
ей кажется. Но сестра подталкивала ее, как будто бы говоря: "Он смотрит на тебя! Он
смотрит на тебя!"
"После шоу мы собирались выйти из зала, и тут ко мне подошел какой-то черный парень.
"Джекки Джексон хотел бы встретиться с вами, мисс", - сказал он мне. "С кем, со
мной?" - спросила я. В зале было восемнадцать тысяч человек. Почему именно я? Моя
сестра со своим другом и мой бой-френд ушли. Я не думала о том, как доберусь домой. Я
просто хотела встретиться с Джекки Джексоном".
Ронду провели за кулисы. "Я нервничала. Я видела их всех вокруг меня - Джермена,
Марлона, Майкла, Тито. Это было как во сне. Они были потные после сцены, на плечи
были наброшены белые полотенца. Меня кто-то шлепнул, я обернулась. Это был Джекки.
Он был такой симпатичный, просто великолепный, самый красивый из всех. Он был
будто выточен из мрамора, настоящее произведение искусства.
Глаза были темные и глубокие, зубы белые. У него был массивный подбородок, волосы
аккуратно уложены.
Помню, его рука была большая, мягкая и теплая, когда я пожимала ее. Меня поразил его
высокий голос, что контрастировало с его мужественной внешностью. Он сказал, что
хочет узнать меня лучше, я не знала, что он подразумевает, но мне было все равно. Я
почти лишилась чувств, так я волновалась и трепетала перед этим человеком. Я не могла
поверить, что стою рядом с ним".
Джекки дал Ронде листок бумаги с адресом и сказал, что они увидятся там в течение часа.
Ронда рассказывает, что она стояла в холле, пытаясь решить, идти ли на встречу, когда
почувствовала, что рядом есть кто-то еще. Она обернулась. Это был Майкл. Он
представился, они пожали друг другу руки. "Он был просто симпатичный паренек, -
рассказывает Ронда, - у него были большие зубы, широкий, плоский нос, хорошо
уложенные волосы; он выглядел как любой симпатичный четырнадцатилетний черный
подросток. Он заметил листок бумаги у меня в руке".
"Это тебе Джермен дал?" - спросил он. "Нет, Джекки".
По словам Ронды, было похоже, что Майкл знал, что написано на листке. "Он хочет
встретиться с тобой, да?" - спросил он.
"Да, - ответила Ронда. - Я не знаю, нужно ли мне идти". Майкл прервал ее: "Не ходи".
Это звучало как предупреждение: "Я не думаю, что тебе нужно с ним встречаться".
"Но ему только четырнадцать, помню, подумала я, - говорит Ронда. - Что он может
знать?"
Ронда спросила Майкла, почему она не должна идти. Она помнит его ответ: "Мои братья
не всегда хорошо обращаются с девушками. Они могут вести себя нечестно. Я не знаю,
почему, но это так. Пожалуйста, не ходи".
Ронда сменила тему и попросила у Майкла автограф. Она дала тот листок, который ей
передал Джекки, Майкл что-то написал на нем и вернул ей: "Не забудь, что я сказал.
Просто иди домой, ладно?" Кто-то позвал его, и он обернулся. Это был Джермен,
сообщавший, что лимузин готов везти их назад в Энсино. Он подошел и поздоровался с
Рондой. "Ты занята сегодня вечером?" - спросил он ее. Майкл закатил глаза, как будто
ему было противно это слышать от брата. "Ладно, Джермен, пойдем", - сказал он
нетерпеливо и потянул его за локоть. "Подожди, Майкл, - запротестовал Джермен.
Уходя, он обернулся через плечо к Ронде: - Может, еще увидимся^ милашка", -
подмигнул он ей.
Представитель группы заказал машину для Ронды. "Я была слишком возбуждена, чтобы
подумать, что я делаю, - вспоминает она. - Я думала, у нас будет чудесный
романтический ужин. Я хотела бы помнить наизусть все "можно" и "нельзя",
опубликованные в одном из журнальных статей для фанатов "Как быть девушкой
Джекки" ("девушка, оказавшаяся рядом с Джекки, должна быть счастливой и должна
стать ему хорошим другом. Если она хорошо выглядит, у нее есть шанс стать девушкой
Джекки Джексона").
"Всю дорогу в такси я мечтала о помолвке и затем свадьбе с Джекки Джексоном, о наших
детях. Я повторяла себе: "Ронда Джексон, Ронда Джексон. Самое лучшее имя в мире.
Миссис Ронда Джексон - из "Пятерки Джексонов".
Ронда Филипс обнаружила, что на бумажке был адрес дома в Энсино, в часе езды от
Инглвуда. Когда машина подъехала, она развернула листок и обнаружила, что Майкл
написал не только свой автограф. Там было послание: "Надеюсь, ты не поедешь", -
говорилось в нем. И подпись: "Майкл Джексон". Когда она вышла из машины, человек,
представившийся сотрудником Motown, ждал ее на тротуаре. Он привел ее к квартире.
"Ты понравилась Джекки", - сказал он ей. "Я очень на это надеюсь", - ответила Ронда.
Она постучалась. Дверь была приоткрыта, она вошла.
"Внутри было темно, - рассказывает Ронда. - Только свеча горела на столе. Я
неуверенно шла. Мне было больше любопытно, чем страшно. Вдруг я услышала голос из
темноты: "Рад, что ты пришла". Это был Джекки. Он вышел из тьмы только в белых
трусах и белых носках. Я почувствовала головокружение. Вид его мускулистого
коричневого тела в свете свечи был для меня пределом мечтаний.
"Ты наша поклонница, да?" - спросил он.
Я сказала, что да, я почти не могла говорить.
"Спасибо за то, что покупаешь мои записи", - сказал он.
Я ответила, что это не стоит благодарности.
Он подошел ко мне, обнял и прижал к себе. Его тело было таким теплым. Мне было очень
уютно с ним.
"Мы бы никогда не смогли этого без таких поклонников, как ты, - сказал он. - Я
действительно ценю это. Мне нравятся твои серьги с "Пятеркой Джексонов". Они
классные". Потом он поцеловал меня, и ноги у меня сделались ватными.
"Ты знаешь, мы не сможем больше видеться", - сказал он мне после. Я предчувствовала
это. Я заплакала, вдруг мне стало стыдно. Он немного подержал меня в объятиях, а потом
сказал, что человек из Motown ждет меня снаружи, чтобы отвезти домой. Он нежно меня
поцеловал, и я ушла. Все это заняло меньше получаса.
Когда Ронда шла по улице, белый "Роллс-Ройс" подъехал к дому. В нем сидели Майкл и
Марлон. Марлон вошел в дом а Майкл подошел к Ронде. "Что ты здесь делаешь? -
спросил он. - Ты была с Джекки?" - "Да", - ответила она. "И что же вы делали?" - "У
нас было свидание". - "Что значит у вас было свидание? Ты что, спала с Джекки?" -
Майкл подозрительно посмотрел на Ронду. Она заплакала. Майкл грустно покачал
головой. "Он смотрел на меня грустными, понимающими глазами, - вспоминает Ронда.
"Извини. Он тебя заставил?" - "Нет, я сама хотела". - "Ты сама? - Он казался
изумленным. - Но почему ты этого хотела?"
Ронда села в машину. Водитель на нее не оборачивался. Она открыла окно, Майкл все
еще стоял на тротуаре. "Никогда больше этого не делай, поняла? - сказал он. - С тобой все
нормально?" - "Да, все хорошо".
"Но теперь я уже рыдала, - говорит Ронда. - Потом я заметила, что у Майкла тоже слезы
на глазах. Я подняла стекло, и машина поехала. Я смотрела назад, и последнее, что я
видела, - Майкл Джексон, который машет мне рукой.
Больше я не виделась ни с ним, ни с его братьями".

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Рэнди Тараборелли "Жизнь Короля"
СообщениеДобавлено: 15 сен 2010 22:28 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 апр 2010 13:51
Сообщений: 5530
Откуда: Киев
Очков репутации: 46

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Глава 8

"Самое главное, мы не должны предавать или использовать наших поклонников, -
сказал Майкл в августе 1972 года, когда ему исполнилось четырнадцать. - Ненавижу,
когда артисты плохо относятся к своим почитателям. Мне от этого нехорошо
становится. Я однажды видел знаменитость - не скажу, кто это был. Он заставлял
девушек приходить к нему на свидания благодаря тому, что он был тем, кем был. Я
думаю, вся моя семья должна быть благодарна поклонникам за успех. Мне кажется, что
это так и есть, по крайней мере, я надеюсь на это".
"Я думаю, Майкл слишком серьезно относится к таким вещам, - заявил
шестнадцатилетний Джермен Уолтер Барре-лу из журнала Soul. - Он очень серьезен и
чувствителен в этом плане. Мы ценим свой успех, да. Я думаю, мы показываем это, когда
есть возможность".
Действительно, семья Джексонов не упускала шанса показать свою благодарность людям,
которые помогали им. Маленьким интимным встречам они предпочитали большие
вечеринки напоказ, где главным было количество гостей. Вместо пива с солеными
крендельками на задней веранде Кэтрин затевала роскошные пиршества в семейной
усадьбе. Всегда радушная хозяйка, она каждому давала почувствовать себя уютно. Было
заметно, как Джозеф гордится домом, устраивал экскурсии для желающих. В сентябре
1972 г. после выступления в Форуме в Лос-Анджелесе старшие Джексоны устроили
прием примерно для пятидесяти друзей из мира прессы и шоу-бизнеса. Они не
разочаровали гостей. Стол длиной в четыре метра был заставлен гамбургерами, жареным
мясом, чили, свежими охлажденными фруктами и дарами моря. Кондитерские изделия
были привлекательны в тележке, украшенной желтыми и красными розами. В центре
бассейна плавал огромный логотип группы Джексонов, сплетенный из роз и гвоздик. Для
развлечения они пригласили на товарищеский матч по баскетболу Temptations.
(Джексоны выиграли.)
К этому времени компания Motown выпустила еще два сольных сингла Майкла. Rockin
Robin, пустая песенка, о которой многие говорили "нелепая трата времени", принесла
ему популярность. Пока он щебечет, как птичка, пианист бренчит нехитрый мотив. Это
была песня "для белых" еще в 1958 году, когда ее записал Бобби Дэй, и было странно, что
компания заказывает ее исполнение своему молодому начинающему певцу в ранних
семидесятых, котда проблема расизма еще стояла на повестке дня.
Как ни странно, Rockin Robin пользовалась большим успехом, чем Got То Be There. Песня
принесла Майклу, как и Бобби Дэю четырнадцать лет назад, второе место в хит-парадах.
Еще одна песня, вызывавшая смешки, Ben из одноименного фильма. Ее слова
превозносят дружбу, и нет никакого намека на то, что она - про грызуна (в фильме
маленький мальчик дружит с крысой по имени Бен). Майкл поет под аккомпанемент
гитары на фоне нежной оркестровой пьесы. Песня явно была самостоятельной, ее можно
было использовать отдельно от фильма. Было продано 1 701 475 экземпляров. Но, как
говорит Дек Ричарде, ее продюсер, "ее не слушали в Лос-Анджелесе, пока она не стала
главным хитом по всей стране. Руководству главной радиостанции города так не
нравилось содержание песни, что они не хотели, чтобы она звучала".
Ben не только стал главным сольным хитом Майкла, но был номинирован на премию
"Оскар".
Майкл видел фильм про Бена несчетное количество раз, сидя на задних рядах кинотеатра,
чтобы услышать свою песню и потом увидеть свое имя в титрах. В детстве он любил
крыс. Однажды Кэтрин ужаснулась, увидев тридцать крыс в клетке в его спальне. Он
любил грызунов, пока в один прекрасный день не обнаружил, что они едят друг друга.
После этого выбросил клетку.
В дополнение к сольным, Майкл начал записывать групповые песни отдельно от братьев,
накладывая ведущий голос на пленку. Потом приходили братья и записывали бэк-вокал.
Часто привлекались и другие, анонимные певцы. В 1967 году Дайана Росс часто так
делала, оставляя запись остальных голосов на потом.
Майклу не нравилось, как его тогда записывали, он устал от того, что нужно петь так, как
требовали продюсеры Motown. Чувствовал, что заслуживает большего уважения. В конце
концов, мог выучить три песни меньше чем за полчаса. "Я сам знаю, что мне делать", -
говорил парнишка. Однажды он позвонил Берри Горди во время записи Lookin Through
The Windows и пожаловался: "Они не дают мне петь так, как мне хочется". Берри
поспешил на студию и настоял, чтобы продюсер Хэл Дэвис предоставил Майклу больше
свободы в студии. Однако ограничения в творчестве оставались проблемой для него,
несмотря на его юный возраст (ему было четырнадцать). "Я всегда знал, как хочу сделать
песню, но Motown редко мне это позволяла", - заметил он позже.
В ноябре Джексоны предприняли стремительный двенадцатидневный тур по Европе,
который начался с выступления перед королевой Елизаветой. Британские подростки
собрались толпой в аэропорту Хитроу, чтобы приветствовать их. Ревущая толпа
напоминала ту, что сопровождала Beatles в зените славы. Это называлось "битломания".
"У Джермена любители сувениров вырвали большие пучки волос из его африканской
прически, - сообщал пресс-релиз Motown от 22 ноября. - Шум стоял такой, что
заглушал рев реактивных двигателей; Майкл и Марлон плакали. Тито наставили синяков
в бестолковой суете толпы. Рэнди был в панике, когда неистовые поклонницы осыпали
его мокрыми поцелуями. Джекки казался невозмутимым, но слегка тревожился. Это был
ад кромешный. Хаос. Это было пугающе. Это было ДЖЕКСОМАНИЯ".
Motown не преувеличивала. Толпы поклонников, встретившие группу в аэропорту,
вышли из-под контроля, братья судорожно метались в поисках лимузина. Майкл потерял
ботинок. Его чуть не задушили. "Они тянули за концы шарфа, затягивая его на шее брата.
Он просунул под него руку и кричал", - вспоминал Джермен.
Майкл с тех пор не выносил толпу. По его словам, у него на теле остались шрамы, и он
может сказать, в каком городе получил ту или иную отметину. Он проходил через толпу
кричащих девушек, закрывая лицо руками, чтобы они не оцарапали его, прят&пся в
туалете, чтобы пробежали мимо. "Ты чувствуешь, что будешь задушен или разорван на
куски", - говорил Майкл.
Фанаты буквально забаррикадировали вход в гостиницу "Черчилль" в Лондоне, где жила
группа, не давая им выйти, чтобы ехать на выступление перед королевой. Джозеф вызвал
полицию, которая прибыла с пожарными шлангами, которыми разогнали толпу. На
следующий день девятилетняя девочка угрожала ножом огромному сотруднику охраны
отеля, пока он не пропустил ее в комнату Майкла. Только полиция справилась с ней.
"Роллс-Ройсу", на котором ездила группа, был нанесен ущерб на двенадцать тысяч
долларов - он был помят и поцарапан девушками, которые пытались дотянуться до
своих кумиров.
Пока Джексоны выступали в ночном клубе "Разговор города", лимузин был ободран
любителями сувениров так, что осталась лишь груда железа. К тому же кто-то из
конкурирующего лагеря решил заказать тот же отель для группы Osmonds. Это привлекло
еще сотни фанатов, некоторые были вооружены ножами, один пришел с кувалдой. Толпы
на улицах, примыкающих к отелю, становились все возбужденнее, руководство
попросило Джексонов дать концерт - экспромтом с крыши отеля, чтобы успокоить
неистовствующую толпу. В Амстердаме голландские поклонники устроили беспорядки
на улицах, узнав, что Джексоны дают всего один концерт. Группа также посетила
Брюссель, Мюнхен, Франкфурт и Париж.
По возвращении в США они начали сниматься во втором проекте для Си-би-эс. Джил
Эски, музыкальный директор проекта, заметил: "К этому времени мальчики изменились.
Не было прежнего энтузиазма к работе, они были заняты другими делами - девушки,
например. Кроме Майкла. Его интересовала только работа".
17 апреля 1973 года Джозеф получил плохие известия. Арестовали Тито. Как заявили в
полиции Лос-Анджелеса, он и барабанщик группы Джон Джексон (не родственник
Джексонов) были замешаны в покупке краденых телевизоров и кражах в пятидесяти
квартирах в одном из районов Лос-Анджелеса в феврале и марте. В этом участвовала
также неизвестная семнадцатилетняя девушка. Джонни Джексону было предъявлено одно
обвинение, Тито - два. Оба были отпущены под залог в две тысячи долларов. Что
произошло на самом деле, неизвестно, но было ясно - эти двое связаны с криминалом.
"Они просто купили эти вещи у кого-то, не зная, что они краденые, - объясняла Сузи
Джексон. - Потом я узнала, что они арестованы". Отец был очень расстроен таким
поворотом событий: плохо, что Тито попался, еще хуже, что на такой мелочи.
Джозеф знал, как публика отреагирует, услышав, что один из богатых и знаменитых
Джексонов скупал краденую технику. Если бы Тито попался на наркотиках, можно было
рассчитывать на симпатию общественности. Но скупка краденого выглядела как
проявление алчности и глупости, публике трудно это принять. Уолтер Джексон (не
родственник), бывший друг Тито, рассказывает о тех днях: "Главной мыслью Джозефа
было: "Как Тито мог позволить себе ввязаться в то, что может погубить репутацию
группы?" Семья держала в секрете правду о Тито. В том, что случилось сказал мне
Майкл, не было вины Тито, и они надеются что все обойдется.
Я так же слышал, что Горди разговаривал с Джозефом по телефону сразу после ареста
сына, обсуждая, что можно сделать. Это был серьезный удар по имиджу группы. Было
решено хранить арест в тайне, Motown каким-то образом обеспечила отсутствие огласки в
прессе".
"Мусор замели под ковер", - заключает Сюзи Джексон. - "Как всегда".
3 октября 1973 года Тито предъявили обвинение. На этот раз сохранить слушание в
секрете было невозможно. Пресса явилась в суд, как только прошел слух, что там
находится Тито Джексон. "У меня нет комментариев!" - отвечал он на вопросы
журналистов. "Да, ему нечего сказать", вторил Джозеф.
Все обвинения с Тито были сняты в феврале 1974 года, четыре месяца спустя после того,
как Джонни Джексон признал себя виновным. Говорили, будто взял на себя его вину, но
Джонни никогда это не обсуждал.
Летом 1973 года Джексоны совершили тур по Японии. На этот раз Кэтрин тоже поехала с
сыновьями и мужем. Боб Джексон из отдела прессы Motown сопровождал группу вместе
с внушительной командой охраны, музыкантов и техников. В Японии семья посещала
буддистские храмы, музеи чайные домики и Восточные сады "Таканава Принс Отеля",
где был штаб группы. Они проехали на скоростном поезде (150 миль в час) из Осаки в
Токио, наслаждаясь природой страны. "Это было гораздо лучше, чем в школе, - сказал
потом Майкл. - Я думаю, это была самая интересная учеба, о которой только можно
мечтать. Мы видели столько всего чего наши сверстники никогда не представляли.
Майкл, Джермен, Марлон и Рэнди многому учились, пока путешествовали за морями".
В Токио они приняли участие в шоу Сэмми Дэвиса младшего. "Он самый занятный
артист на планете, - отмечал Майкл. - Я очень многому научился, просто наблюдая, как он
относится к аудитории".
Они были в стране, в культуре которой очень много внимания уделялось вежливости, и
Джозеф заставил сыновей выучить несколько японских фраз, с которыми они обращались
к публике во время концертов. Это помогло японскому турне завоевать оглушительный
успех.
После Японии мальчики путешествовали по Австралии выступали в Брисбане,
Мельбурне, Перте, Аделаиде и Сиднее. В Перте концерт проходил холодным вечером,
под открытым небом. Слушатели сидели впереди и позади сцены отделенные от нее
бассейнами. Когда Майкл пел Ben, внезапно погасли огни, и он услышал странные звуки.
Свет быстро зажгли, оказалось, что поклонницы прыгают в ледяную воду и плывут к
нему с двух сторон. Майклу пришлось срочно покинуть сцену.
Несмотря на популярность группы, исподволь зрела проблема с продажей записей. Из-за
избытка или недостатка рекламы у группы Джексонов не было больше рекордного числа
продаж. Спад начался в апреле 1972 года, когда была выпущена Little Bitty Pretty One в
стиле ритм-энд-блюз впервые записанная Бобби Дэем в 1958 году и позже Торст'оном
Харрисом. За исключением Santa Clans Is Coming To Town, этот сингл был весьма
неудачным по числу продаж - всего 590 629 копий. Его последователь, записанный,
впрочем вслед за ним, Looking Through The Windows был еще хуже: 581 426 копий. Но и
его превзошел Cornor Of The Sky - 381 426 копий. [3]
"Что, черт возьми, происходит?" - злился Джозеф. Он начал обвинять Motown, изводя
промоутеров, которые были абсолютно беспомощны, потому что получали указания от
Эварта Эбнера. Его назначил Берри Горди, поскольку сам он посвящал большую часть
своего времени расцветающей карьере Дайаны Росс. Хотя он все еще был председателем
совета директоров компании, но, похоже, интересовался только Голливудом и
производством фильмов. Фильм Mahogany с Дайаной в главной роли был тогда в работе,
и это отнимало все его время.
Motown осознавала необходимость новой музыки, возможно, и аудитория братьев
Джексонов хотела иных песен чем простенькая Hallelujah Day, выпущенная в феврале
1973 года. Это был провал - продали менее четверти миллиона дисков. Чем больше
Джозеф жаловался Эбнеру или Берри Горди, когда мог его застать, тем хуже шли дела.
Эварт Эбнер вел только основную линию компании, его ничто не интересовало. Если
цифры продаж были низкими и Джексоны теряли слушателей, это была неудача самой
группы, а не Motown. "У них уже даже свой мультфильм есть, зачем тратить на них еще
деньги?" - спросил он. Эварт и Джозеф стали врагами.
Сингл The Boogie Man был запланирован, но так и не выпущен. Альбом Sky Writer вышел
в марте, но продано было всего 115 045 копий - такого еще не было.
Джозеф твердо верил, что все провальные записи могли иметь успех, если бы Motown
просто раскручивала их - заинтересовывала руководство радиостанций, чтобы они
включали их в программы; заказывала достойную рекламу в товарных каталогах Billboard
и Cash Box, чтобы группа была представлена в индустрии; активнее организовывала
участие группы в телепрограммах, чтобы они могли петь в эфире и тем самым
увеличивать продажи.
Главный вопрос касался команды, которая писала песни для группы. Корпорация (Дек
Ричарде, Фоне Мизелл, Фредди Перрен и Берри Горди) была распущена, причинами
стали разногласия после того, как Corner Of The Sky был выпущен без участия Мизелла и
Перрена. Сюзанна де Пасс передала этот проект Ричардсу и сказала, что обсудит его с
остальными двумя членами корпорации, но не сделала этого. Команда распалась.
Джексоны пострадали от этого так же, как Supre-mes и Four Tops в шестидесятых, когда
Holland-Dozier-Hol-land перестали с ними работать.
"Это было началом конца работы Джексонов с компанией Motown, - отмечал Дек
Ричарде. - Не было единой концепции работы. Я надеялся на отдельную работу с
Майклом, Джерменом и Джекки, хотел сделать сольный гитарный альбом для Тито и
вокальный - Марлона. Он был слабоват, но я чувствовал, что мог бы что-то сделать из
него. Но было слишком поздно что-то предпринимать. Джекки, Марлон и Тито не были
большими талантами, и, если честно, никому не были интересны в качестве отдельных
певцов, их могли приглашать только как членов группы Джексонов. Другими словами,
мечта умирала".
Когда Джозеф забеспокоился о спаде продаж записей группы, продюсер Хэл Дэвис
сделал потрясающий трек для группы, названный Get It Together, - стройная, хорошо
выдержанная работа. Музыка, бэк-вокал и ведущий голос Майкла отлично
выглядели в этой песне, которая не была похожа на сладкую поп-музыку, обычно
ассоциирующуюся до сих пор с группой.
Мальчики Джексоны жаловались продюсерам, что на вечеринках никогда не слушают их
записи. Друзья, говорили они, не танцуют под их музыку, потому что она недостаточно
ритмична. Если это было действительно так, Get It Together меняла ситуацию.
Выпущенная в августе 1973 года, она была хорошо продана - 700 000 экземпляров. Хотя
до миллиона не дошло, Джозеф снова поверил в своих сыновей. По его мнению,
"Пятерка Джексонов" еще не завершила свой путь. Скорее он был готов закончить работу
с Motown. Назревал бунт.

_________________
e-mail: overlooks@ya.ru

Отдельный форум для троллей. Приятного общения! Администрация.
© Смейся и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь и ты будешь плакать в одиночестве


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 45 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Блог Вечерних Вестей
Protected by Copyscape Plagiarism Scanner
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru    измерьте скорость интернета  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB